Аргументы элладских иерархов за ПЦУ: Ойкумена или Православие?

Митрополит Игнатий и Архиепископ Иероним. Фото: СПЖ

Митрополит Димитриадский Игнатий на Архиерейском Соборе ЭПЦ изложил тезисы, которыми руководствовались некоторые иерархи в принятии решения об «украинской автокефалии».

17 октября 2019 года Священный Синод Русской Православной Церкви решил разорвать каноническое общение с представителями Элладской Православной Церкви, которые признают ПЦУ Церковью, а Епифания Думенко – предстоятелем. Такая позиция РПЦ – реакция на решения недавнего Архиерейского Собора Элладской Церкви, которые называют фактическим признанием ПЦУ.

Этот спонтанно созванный Собор не был собранием единомышленников: значительная часть архиереев по-прежнему считают ПЦУ раскольниками, а некоторые подвергли и процедуру Собора, и его решения уничижительной критике. Митрополиты Серафим Кифирский, Симеон Новосмирнский и Серафим Пирейский, кроме активной позиции на самом Соборе, письменно изложили аргументы, которые не позволили им согласиться с итоговым документом, где было выражено отношение к ПЦУ.

СПЖ публиковал высказывания этих иерархов, а сейчас предлагаем ознакомиться с аргументами сторонников ПЦУ, которые выступили за право Константинопольского патриархата предоставлять автокефалию вообще и раскольникам Украины в частности (естественно, не с такими формулировками).

Антиканоничность и антисоборность такой позиции сомнений не вызывает. Поэтому возникают вопросы:

  • Что двигало этими архиереями?
  • Каковы их аргументы, насколько они рациональны и оправданы?
  • Стоит ли ради этих аргументов идти на сознательный раскол Церкви Христовой?

Аргументы позиции части Элладской Церкви, которая выступала за признание и легализацию ПЦУ, можно найти в докладе митрополита Димитриадского Игнатия на Архиерейском Соборе, текст которого полностью опубликовало издание «Вима Ортодоксия». Суть их сводится к нескольким пунктам.

Греция ответственна за украинских раскольников?

В Украине есть миллионы православных украинцев, за которых, по словам митрополита Игнатия, ответственность несут иерархи Элладской Церкви: «мы говорим о миллионах душ православных верующих… за которые мы несем ответственность».

Во-первых, с каких пор Элладская Церковь стала нести ответственность за православных, которые проживают на территории Украины? Или митрополит говорит об ответственности, которую Элладская Церковь как часть Вселенского Православия несет за всю Церковь вообще, в том числе и за Церковь в Украине? Но тогда эллины отвечают за Церковь в Сирии, Иерусалиме, США и других странах. Разве там нет проблем? Тогда почему ответственность эллинов носит такой странный избирательный характер?

С другой стороны, если речь об Украине, разве Элладская Церковь несет ответственность только за наших раскольников? А за миллионы православных христиан, которые относят себя к УПЦ и не желают фанарской автокефалии и вмешательства в свои внутренние дела, за десятки общин, которые остались без храмов, и тысячи верующих, которых унижают, поносят, избивают, презирают, гонят – за всех этих людей митрополит Игнатий не чувствует ответственности?

Подобные заявления, если понимать их в каноническом для Церкви ключе, звучат очень странно. Представьте ситуацию, когда какой-нибудь епископ Украинской Православной Церкви заявляет, что УПЦ несет ответственность за греческих старостильников-раскольников и просто обязана решить проблему, которую не может решить Элладская Церковь. Здесь ситуация идентичная.

Разве Элладская Церковь несет ответственность только за наших раскольников? А за миллионы православных христиан, которые относят себя к УПЦ и не желают фанарской автокефалии и вмешательства в свои внутренние дела, за десятки общин, которые остались без храмов, и тысячи верующих, которых унижают, поносят, избивают, презирают, гонят?

Митрополит Игнатий утверждает, что Русская Церковь должна была дать «этим миллионам православным» автокефалию сразу после развала СССР. Он вспоминает, что просьбу об автокефалии в 1991 году подписал и Митрополит (тогда еще епископ) Онуфрий. Правда, по-гречески умалчивает, что эту просьбу подписывали под сильнейшим давлением украинских спецслужб и тогдашнего митрополита Киевского Филарета (Денисенко), и при первой же возможности почти все епископы от нее отказались. Кроме того, архиерей забывает (а может, просто не знает), что инициатива митрополита Филарета об автокефалии встретила сильнейшее сопротивление среди верующего народа. И это стало одной из главных причин отказа от нее.

Аннексия Крыма – повод для легализации раскола?

Указывая на роль Фанара в попытках дать автокефалию Украине, митрополит Игнатий вдруг говорит о Крыме: «После вторжения (Российской Федерации – Ред.) в Крым все рухнуло. Теперь никто не верит, что Русская Церковь когда-либо сможет дать решение украинскому народу. Оттуда решение никогда не придет».

Этот тезис вызывает, как минимум, недоумение, а также вопрос: какова связь между политической проблемой Крыма и темой автокефалии Православной Церкви? И может ли она быть в принципе?

Впрочем, возможно, греческий архиерей просто не знает, что в Крыму до сих пор действует исключительно Украинская Православная Церковь. И в нынешней политической ситуации автокефалия для материковой Украины, скорее всего, означала бы окончательную потерю церковного Крыма. Тем не менее, подобная неосведомленность греческого архиерея не может не вызывать удивления. Разве только эта неосведомленность не называется «необъективность».

Русские не признают первенство Константинополя, поэтому их нужно «поставить на место»?

Митрополит Игнатий вспоминает, как при подготовке Критского Собора 2016 года Русская Церковь настаивала, что автокефалию нужно давать соборно, т.е. подписывать всем предстоятелям Православных Церквей. Фанар же, по его словам, настаивал, что после подписи патриарха Константинопольского все остальные подписи уже не нужны, т.к. «такого никогда не было».

Причина такой позиции Русской Церкви в процедуре предоставления автокефалии, по мнению владыки Игнатия, в Ее несогласии с тем, что и на Востоке, и на Западе в Церкви есть первенство. Более того, русские все время срывают диалог патриарха Варфоломея и папы римского, потому что не хотят признавать первенство Константинополя, а значит, не хотят, чтобы глава этой Церкви выступал от имени всего Православия: «Это отрицание проистекает из их (РПЦ – Ред.) отказа признать в диалоге с римо-католиками, что на Востоке есть первенство. Это существенная проблема… Когда католики, уверенные в том, что в I тысячелетии существовало первенство в Церкви, говорят нам: "покажите, кто является истинной Церковью, что вы сделали с первенством во II тысячелетии?", то мы им отвечаем: "обращайтесь к вселенскому патриарху". Однако русские говорят: "Нет, у нас не было первенства на Востоке в I тысячелетии, нет первенства на Востоке и во II тысячелетии". И тем диалог рушится».

К тому, что тезисы о «восточном папе» настойчиво продвигают на Фанаре, все уже привыкли. Но что подобные слова звучат из уст иерархов другой Поместной Церкви, да еще и в качестве аргумента необходимости признания и легитимизации раскольников, не может не шокировать.

Еще более шокирует, что эллины считают нормальным рассматривать признание ПЦУ как элемент «наказания» строптивых русских. И хотя, как писал один из наших президентов, «Украина – это не Россия», украинцы поддерживают русских в нежелании видеть в Церкви первого. И дело вовсе не в национальных или политических симпатиях, мы просто хорошо помним, что говорил об этом Христос: «Вы знаете, что языческие правители господствуют над своими народами, у вас пусть будет не так. Наоборот, кто хочет стать среди вас самым великим, должен быть вам слугой» (Мф. 20, 25-27).

Стабильность с «Новыми Землями» = признание ПЦУ?

«Мы никогда не должны вступать в конфликт с Вселенским патриархатом по украинскому вопросу, потому что это приведет к нашему разделению и нашим дальнейшим проблемам в отношениях со Вселенским патриархатом. Зачем это делать?»

По утверждению митрополита Игнатия, у Элладской Церкови есть договоренность с Фанаром, что тот никогда не поднимет «проблему Новых Земель».

В эту категорию входят епархии на территориях, вошедших в состав Греческого государства после Балканских войн в начале XX века, то есть после образования Элладской Церкви (1850 г.). Это территории Эпира, Македонии, Фракии и островов в северной части Эгейского моря. По сути, они имеют двойное подчинение – Константинопольскому патриархату и Элладской Церкви, что урегулировали договоренности 1928 г. К настоящему времени подчиненность этих епархий Константинополю скорее формальная. Фактически статус этих епископий почти не отличается от статуса прочих епархий Элладской Церкви. И скорее всего, греки хотят, чтобы так было и дальше. Поэтому цена за признание Томоса определена – епархии «Новых Земель».

И это не кулуарные «разговоры на кухне», это речь церковного иерарха на Архиерейском Соборе! Уместна ли на таком уровне подобная торговля?

Легализация раскола – это долг перед Православием?

Митрополит Игнатий утверждает, что Фанар пришел в Украину, «решить проблему, которая иначе не может быть решена. Он делает это, потому что это его служение, это его долг перед Православием».

Да, Фанар пришел к нам, в наш дом, в нашу страну. Однако все красивые слова и заявления главы и иерархов Константинопольского патриархата в итоге привели к совершенно противоположным результатам: Фанар решил проблемы раскольников и создал проблемы верующим канонической Церкви!

Один из самых главных аргументов патриарха Варфоломея в пользу своих действий в Украине – объединение Православия в стране и единение православных украинцев. Что мы имеем в результате? Ситуацию, которую видели и до Томоса, только раскол углубился, а вражда многократно возросла.

Так «решена ли проблема», о которой говорил архиереям Митрополит Игнатий?

Так действует ли правило «один город – один епископ»?

«Дарование автокефалии является прерогативой Вселенского патриархата, но оно не отменяет присутствия [митрополита] Онуфрия и Русской Церкви в Украине. УПЦ не меняет своего статуса, это к ним не имеет отношения, это не приводит их к расколу».

Этим заявлением митрополит Игнатий четко говорит, что Фанар отрабатывает в Украине эстонский сценарий, при котором «Церковь-мать» создает параллельную церковную структуру, чем, очевидно нарушает каноническое правило «один город – один епископ». И мы даже не затрагиваем вопрос законности хиротоний ПЦУ и то, что эта структура не имеет права называться Церковью.

Проблема в том, что «создатели и хранители канонов», как любят себя позиционировать в Константинопольском патриархате, самым очевидным образом эти каноны и нарушают. Вначале в Эстонии, теперь – в Украине. И это при том, что иерархи Фанара неоднократно обещали не создавать в Украине параллельную юрисдикцию. Один только архиепископ Тельмисский Иов (Геча) заявлял об этом множество раз. В 2016 году, приезжая в Украину, он заявил следующее: «Вселенский патриархат не планирует создавать еще одну параллельную юрисдикцию в Украине, потому что такое неканоническое положение только усугубит проблему».

Еще более шокирует, что эллины считают нормальным рассматривать признание ПЦУ как элемент «наказания» строптивых русских.

2 ноября 2018 г., уже в разгар кризиса, спровоцированного Константинополем, тот самый архиепископ Иов сказал: «Согласно канонам Церкви, на одной территории не может быть двух параллельных Церквей. Если будет так, как некоторые могут высказываться, – что кто не захочет украинской автокефалии, может остаться как Русский экзархат или непонятно что, – это просто антиканонично. Согласно канонам Церкви, на территории одного государства должна быть только одна Православная Церковь, и эта автокефальная Православная Церковь должна объединять всех».

Объективная действительность и заявления греческого архиерея говорят, что в глазах Фанара и части иерархии Элладской Церкви ПЦУ – именно параллельная юрисдикция. И, похоже, митрополита Игнатия это совсем не смущает.

Что главное – единство со Вселенским патриархатом или со Христом?

Вся суть решений Собора Элладской Церкви позиции, которую заняли архиереи, подобные митрополиту Игнатию, выражены в следующем пассаже: «Мы защищаем статью 3 нашей Конституции. Как правильно сказал спикер сегодняшнего парламента Греции, эта статья не о взаимоотношениях государства и Церкви, а о единстве нашей Церкви со Вселенским патриархатом. Единстве, которое мы не можем нарушить, никоим образом не можем поставить под угрозу, потому что оно касается единства нашего Церковного Тела, нашей собственной Иерархии».

Перед этой фразой митрополит Игнатий приводит в качестве особо положительного примера то, что епископы «Новых Земель» участвовали в Синоде Фанара, а вот если не признать ПЦУ, они там участвовать уже не будут. Таким образом, прервется цепь отношений между Фанаром и Элладой, чего, по мнению владыки, нельзя допустить, потому что каждый эллин мечтает о возрождении Византии, символом которой является Фанар.

В этой неоимперской логике «украинская проблема» – лишь не особо ценная разменная монета, которую нужно заплатить ради величия эллинской идеи. То, что она не вполне гармонирует с канонами Церкви и евангельскими принципами, греческих иерархов, похоже, не слишком волнует.

* * *

Конечно, не все думают, как митрополит Димитриадский Игнатий. Есть в Греции здравые люди, которые понимают: путь, который избрали сторонники Фанара, – путь полного самоуничтожения.

Но архиереи, которые руководствуются в своих решениях аргументами, приведенными в речи димитриадского архиерея, уже отделили себя от общения с десятками миллионов православных Русской и Украинской Церквей. В случае признания раскольников ПЦУ Элладской Церквоью Вселенское Православие может потрясти раскол не менее масштабный, чем Великая схизма 1054 года.

Что у них есть взамен? Несмываемый даже мученической кровью грех раскола, о чем в свое время сказал грек Иоанн Златоуст? Или мечты о возрождении византийской империи?

СПЖ неоднократно писал, почему такое множество украинцев (в том числе и декларирующих себя христианами) поддерживают лозунги «Слава Україні», «Україна понад усе» и прочие, где прославляется нация. Все просто – прославляя нацию, «маленький украинец» прославляет в ее лице и себя, когда он гордится нацией – гордится и собой.

Не такая ли логика сейчас у Элладских иерархов, которые, думая о связях с Фанаром, величии эллинизма и Византийской империи, не замечают, как их «компромиссная позиция» вредит Вселенской Церкви и рушит Православие?

Хочется напомнить им, что 500 лет назад они уже совершили фатальную ошибку, попытавшись ради сохранения Византии пойти «на небольшой компромисс» и договориться во Флорентийской унии с «западными партнерами» в лице папы римского. К чему это привело, мы прекрасно помним – к падению Константинополя и уничтожению Византийской империи. И вот сегодня, опять пытаясь осуществить мечты о возрождении «Ойкумены», патриарх Варфоломей и группа мечтателей-епископов стремглав бросаются в новую унию – на этот раз расчитывая на поддержку заокеанских партнеров.

История циклична, и для тех, кто не усвоил старые уроки, она преподносит новые. Церковь – Тело Христово, и разрушить Ее нельзя, зато можно от Нее отпасть. Пока у некоторых иерархов Эллады есть шанс отвернуть свой взор от Фанара и обратить его ко Христу. Воспользуются ли они этим шансом?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
5%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
89%
Всего проголосовало: 1191

Архив

Система Orphus