Жизнь после захвата: Томос дал нам гражданскую войну, – жители Полесского

Члены общины Свято-Михайловского храма УПЦ в селе Полесское

«Жизнь после захвата», – так СПЖ назвал цикл сюжетов о жизни общин УПЦ, храмы которых захвачены рейдерами ПЦУ. Сегодня мы рассказываем о Полесском. 

СПЖ начинает цикл сюжетов о судьбе православных храмов, храмов, которые под видом «добровольных переходов» захвачены рейдерами ПЦУ. Мы назвали этот цикл «Жизнь после захвата». Жизнь, потому что община по-прежнему живет литургической жизнью, верующие приходят на богослужения, исповедываются, причащаются, участвуют в других таинствах Церкви. Вот только эти богослужения проходят теперь совсем в других условиях – в хатах, сараях, гаражах или просто под тканевым навесом.

Но тяжелые условия для богослужений – далеко не главная проблема верующих, у которых те, кто называет себя представителями «патриотической Церкви» (ПЦУ), отобрали храмы. Прихожане УПЦ, живущие в таких проблемных селах, по сути, существуют в условиях первохристианских общин – безропотно терпя вражду, злобу и даже ненависть окружающих.

Мы приведем отрывки из бесед с этими людьми. Но перед этим нужно сказать очень важную вещь. Все эти люди в один голос говорят о том, что их страдания начались после того, как в Украину был привезен Томос для ПЦУ. Томос, выданный человеком, который носит титул «Его Всесвятейшество». И это, наверное, самое страшное во всей этой истории. Инициатором гонений на христиан в XXI веке оказался не император, и не языческий правитель, им оказался… Вселенский патриарх.

Первое место, которое посетила наша съемочная группа – село Полесское Березновского района Ровненской области.
Прихожане Свято-Михайловской общины, которых сторонники ПЦУ выгнали из храма 17 апреля 2019 года сейчас служат на улице под навесом, смонтированным возле дома священника. Православные рассказывают, что еще вчера дружное село после появления Томоса полностью преобразилось. Теперь там жестокая вражда, которую верующие называют настоящей гражданской войной. Во время захвата православного храма их односельчане, практически никогда ранее не посещавшие церковь, устроили настоящий штурм, не постеснявшись снести со своего пути даже инвалида на коляске.

Начальник полиции сказал мне: Мы сегодня зайдем в храм, чтобы не было никаких споров

Протоиерей Степан Корочук, настоятель Свято-Михайловского храма УПЦ в селе Полесское

Настоятель Свято-Михайловской общины УПЦ в селе Полесское протоиерей Степан Корочук рассказал СПЖ, что за 24 года его служения никогда в селе не было такой вражды между жителями, как сейчас. Между верующими и теми, кто ранее в храм не ходил, никогда не было никаких конфликтов, но сейчас все изменилось. Власти внушили части села (не посещавшей ранее храм), что они – патриоты, а потому должны ходить в «патриотическую Церковь». «Непатриоты» же из УПЦ служить в храме недостойны.

На вопрос корреспондента СПЖ, почему иконостас и престол установлены под обычным навесом, практически на улице, священник ответил, что так у них теперь проходят богослужения: «Это дом церковной общины, я в нем живу все годы служения в этом храме. Такая сложилась ситуация, что наш храм захвачен. Это произошло 17 апреля 2019 года».

Корреспондент: У вас есть документы, что церковь принадлежит общине?

Настоятель: У нас есть документы на церковное здание, есть право собственности, технический паспорт как на дом, так и на церковь. Есть код, печать. Они на наш адрес самочинно зарегистрировали свою общину. Кто им в этом помог – неизвестно. Но это произошло без согласия нашей общины.

Наша община провела собрание прихода, мы вели протокол, собрали подписи, что мы хотим находиться в лоне православной Церкви под руководством Блаженнейшего Онуфрия. Здесь же не все наши прихожане, их больше, просто не все могут собраться. Я в день захвата ехал утром в район, глава сельсовета пригласил меня к себе и ввел в курс дела, что может быть стычка и захват храма, в том числе и он сам ходит к ним. Меня пригласил начальник полиции зайти к нему и сказал: Сегодня мы должны быть в храме, чтобы не было никаких споров. Его зовут Кушик Андрей Валерьевич. Он сказал – мы сегодня тут будем и зайдем в храм. Ну, он там и был. Мне тогда стало плохо, поднялось давление, меня отвезли в больницу и госпитализировали.

Во время штурма храма был настоящий ужас

Александр, прихожанин Свято-Михайловского храма УПЦ в селе Полесское, инвалид 1 группы

Не знаю, что произошло, но как дали Порошенко Томос, и стали люди идти в эту ПЦУ.

Во время штурма это был ужас. Это было 17 апреля, никто не думал, что такой захват будет. Они подошли к воротам и стали ломиться.

Корреспондент: Скажите, а были там чужие?

Александр: Свои люди, из села. Но такие люди, которые в церковь почти не ходили. Во время штурма мы удерживали их, удерживали, и не смогли удержать. Они сорвали ворота, побежали к церкви, стояли возле церкви около часа, потом стали ломать замки. У нас церковь находится на сигнализации. Когда стали ломать замки сигнализация сработала и выла на всю округу. Просто ужас. Просили их – давайте опечатаем церковь, подадим в суд, как суд решит, так и поступим. Они не захотели. Ворвались в церковь и все.

Томос принес в наше село гражданскую войну

Татьяна Андрощук, прихожанка Свято-Михайловского храма УПЦ в селе Полесское

Это все началось 17 апреля 2019 года. Село разделилось на две части.

По одну сторону стояли прихожане Украинской Православной Церкви, по другую – сторонники ПЦУ. Так как наш священник оказался в больнице, поддержать нас приехали благочинный и батюшки из соседних сел.

Когда представители ПЦУ увидели, что из машины выходят батюшки, они кинулись на них, как на какую-то добычу. Мы стали на их защиту и началась схватка. Мы их просили – не делайте этого. Одна мать просила сына – отойди и не трогай священника, это большой грех. Люди падали. Это есть и на видео, но на них не обращали внимания. Батюшки отошли и не принимали ни в чем участия.

Все хлынули к воротам, там стоял и Саша (инвалид первой группы – Ред.). Рядом был начальник милиции. Я лично его просила о помощи. Спрашиваю – вы зачем сюда приехали? Мне отвечают – защищать правопорядок. Говорю: вот стоит мой брат, он инвалид первой группы, я лично вас прошу – защитите так, чтобы не поломали нам коляску и не причинили вреда. Он мне ответил – хорошо, и отошел.

Тогда, когда они стали давить, мама стояла возле него и услышала, как один человек сказал главе сельсовета: если его опрокинут, это будет на твоей совести. Только после этого он уже стал просить: не трогайте, потому что здесь стоит Саша. Но на этого Сашу никто не обращал внимания. Они (представители ПЦУ – Ред.) нам просто кричали: зачем вы его туда поставили? Вы прикрываетесь инвалидом.

Они моей маме прямо в глаза кричали, что она не мать, раз поставила его туда. И я его просила: Саша отъезжай, потому что поломают коляску. А он ответил, что не отъедет и будет стоять до последнего.

Корреспондент: скажите, кто это все спровоцировал? Вы же раньше в селе как-то уживались?

Татьяна: Да, до этого времени село жило своей жизнью, люди занимались своими делами, церковь была намолена, все ходили в один храм. Мысли у людей одни – в том, что случилось виновата предыдущая власть. Президент Украины хотел завоевать не знаю уже что, и декларировал объединение. А получилось так, что село враждует и я вам не могу передать насколько.

Сейчас в селе действительно идет настоящая гражданская война. Люди друг друга оскорбляют. И сторонники ПЦУ даже не идут на контакт, у них была только одна цель – попасть в храм.

Мы их просили – люди, давайте запечатаем церковь. Если суд решит в вашу пользу – она будет вашей, только не крушите и не ломайте. Никто на наши слова не обращал внимания, никто. Там были бывшая директор школы, бывший учитель, глава сельсовета стоял. Чиновники и бюджетники. Было пять машин полиции, но полиция была абсолютно бездеятельной, они совсем нас не защищали. Полиция действовала на их стороне, только смотрела, как нас толкали. Когда приехал настоятель ПЦУ Мирослав Синица, тогда они сделали коридор из полиции и следили, чтобы он спокойно вошел в храм.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus