Микс УПЦ с ПЦУ в общем Синоде: решение «украинской проблемы» по-гречески

Митрополит Иерофей видит решение "украинской проблемы" в механическом объединении УПЦ с ПЦУ. Фото: СПЖ

Иерарх Элладской Церкви Иерофей (Влахос) опубликовал свои предложения, как выйти из тупика, возникшего в Православии после создания Фанаром ПЦУ.

В последнее время среди представителей как самого Константинопольского патриархата, так и среди тех, кто ему сочувствует, появляется все больше тех, кто понимает – предоставление Томоса для ПЦУ было ошибкой. Вместе с тем, признаться об этом открыто они или не могут, или не хотят, поэтому ищут пути к отступлению. Говоря языком дипломатии – пытаются «сохранить лицо». Именно этим можно объяснить появление статей и публикаций, которые пробуют доказать «апостольское преемство» раскольнических «хиротоний» или тех, которые оправдывают действия патриарха Варфоломея в Украине.

Одна из таких публикаций – статья митрополита Иерофея (Влахоса), опубликованная на сайте «Ромфея». В ней он вносит свои предложения как по проведению Всеправославного Собора, так и по урегулированию ситуации в Украине. Разбор этой статьи мы и предлагаем вашему вниманию.

Митрополит Элладской Церкви Иерофей (Влахос), которого православные христиане Украине знают по книгам об Иисусовой молитве, святителе Григорие Паламе и богословию двунадесятых праздников, в вопросе современной церковной ситуации является убежденным сторонником теории первенства Константинопольского патриархата.

Владыка Иерофей разработал свою собственную концепцию православного понимания соборности, которая, по его мнению, отличается от католической и протестантской.

Так, у католиков, как считает митрополит Иерофей, принцип соборности целиком и полностью отсутствует, будучи замененным на примат папской непогрешимости и единоличного управления церковью.

У протестантов никакой соборности нет, потому что она заменена на индивидуализм и крайний субъективизм. Другими словами, если у католиков – один папа, то у протестантов – каждый сам себе папа.

Что касается Православной Церкви, здесь митрополит Иерофей предложил, как ему кажется, некий «средний путь». Согласно его концепции видимым символом единства Церкви должен быть патриарх Константинополя, который, в то же время, единолично управляет Церковью с учетом соборного мнения всех Поместных Православных Церквей.

Именно поэтому для Иерофея (Влахоса) решения Фанара обжалованию и опротестованию не подлежат, а априори принимаются как правильные.

О «хиротониях» раскольников

В своей публикации владыка Иерофей говорит, что только «хиротонии» УАПЦ (Макария Малетича в том числе) вызывают сомнения у представителей Элладской Церкви. Он пишет: «Автокефальная Церковь Украины состояла из раскольнической группы Филарета, которая была анафематствована, и раскольнической группы Макария. Сомнение накладывается на священство и апостольскую преемственность этой последней группы».

Однако, если это так, то почему тогда Фанар принял украинских автокефалистов в общение? Просто по той причине, что количество задавит недостающее качество? То есть представителей УПЦ КП, «хиротонии» которых сомнений не вызывали, было много, а представителей УАПЦ – меньше, и их всех приняли, так сказать, скопом, смешав «сомнительных» и «несомнительных», чтобы получить некую общую смесь. Но на Фанаре забыли, что если у них есть условная банка меда и банка отходов человеческой жизнедеятельности, то, смешав их вместе, они получат вовсе не две банки меда, а две банки отходов. Потому даже если на секунду стать на точку зрения Константинопольского патриархата о каноничности «хиротоний» УПЦ КП, то смешав их с «сомнительными хиротониями» УАПЦ, Фанар получил те самые две банки.

Кроме того, владыка почему-то скромно умолчал об анафеме, которую Русская Православная Церковь наложила на Филарета (а значит, и на всю «рукоположенную» ним «иерархию»), и которая была признана как Константинопольским патриархатом, так и другими Поместными Православными Церквями.

Томос как оружие против Московского Патриархата

Митрополит Иерофей уверен, что «Вселенский патриархат предоставил автокефалию после того, как он оценил ситуацию, сложившуюся в Украине, и особенно после того, как полностью осознал тактику Московского Патриархата в ущерб Вселенскому престолу. Я верю, что Вселенский Патриархат не отменит ее».

Этот пассаж просто ужасает силой своего цинизма и нежелания видеть очевидное. Ситуацию в Украине накануне предоставления Томоса оценивали два человека, так называемые «экзархи» Константинопольского патриархата, а также архиепископ Иов (Геча).

Все они не только явно симпатизировали раскольникам, но и сами являются выходцами из среды украинских автокефалистов (Даниил Зелинский изначально был униатом), эмигрировавших в США или Канаду. Спрашивается: как могли эти люди объективно и непредвзято оценить ситуацию в Украине? Кроме того, эта «оценка» совершалась исключительно в одностороннем порядке – никто из представителей Фанара ни разу (!!!) не встретился ни с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием, ни с управделами УПЦ митрополитом Антонием, ни с другими официальными лицами нашей Церкви.

Фанариоты дали Томос, потому что «полностью осознали тактику Московского Патриархата в ущерб Вселенскому престолу». Именно эта причина является основной – борьба за власть и влияние в православном мире.

Они встречались исключительно с представителями украинских раскольнических формирований и с представителями власти, крайне враждебно настроенной против УПЦ. Если это на Фанаре называют объективностью, то что тогда для них необъективность? Как вообще можно было принимать такое серьезное решение, не пообщавшись с Церковью, которую десятилетиями называли (и продолжают называть) единственной канонической Церковью Украины?

Ответ на этот вопрос митрополит Иерофей дает во второй части этого пассажа – фанариоты дали Томос, потому что «полностью осознали тактику Московского Патриархата в ущерб Вселенскому престолу». Именно эта причина является основной – борьба за власть и влияние в православном мире.

Неучастие Русской Православной Церкви в Критском Соборе было расценено как «тактика в ущерб Вселенскому престолу». Предоставление Томоса, таким образом, – это не попытка «уврачевать раскол», а попытка закрепить свое положение, чтобы и впредь апеллировать к «обычному праву», согласно которому, по мнению фанариотов, автокефалия предоставляется исключительно Константинополем. Кстати, в свое время, почти полностью утратив свое влияние в Европе, католические богословы разработали теорию о том, что короновать (венчать) на царство может только римский папа. Эта привилегия должна была хоть как-то продемонстрировать власть, которой обладает «викариус Христи». Позже эта демонстрация переросла в догмат о непогрешимости. Что-то подобное можно наблюдать сегодня и в отношении Константинопольского патриархата.

Всеправославный Собор в трактовке митрополита Иерофея

Иерарх пишет, что «необходимо принять решение о том, как предоставляется автокефалия в рамках соборной и иерархической традиции Православной Церкви, чтобы предотвратить возникновение постоянных напряжений и расколов в Православной Церкви, вызванных этой проблемой».

Также он считает, что «на данный момент это является целью: возобновить дискуссию о предоставлении автокефалии не только в отношении Церкви Украины, а также в отношении других церковных провинций других патриархатов, чтобы предотвратить новую напряженность и возникновение новых расколов. Очевидно, что это должно быть решено Всеправославным Собором или Собранием Предстоятелей Православных Церквей».

Таким образом, даже близкие Фанару исследователи понимают, что решить проблему можно только при помощи Всеправославного Собора, и сделать это надо как можно скорее, чтобы, по словам владыки Иерофея, «эта раскольническая ситуация не стала постоянной, потому что, как говорят греки, "долговременные проблемы трудно вылечить"».

«Если заранее не произойдет сближения мнений по конкретному предложению, которое примут Поместные Церкви, в частности, Вселенский Патриархат и Московская Церковь, то нет оснований для проведения Православного Собора»

Решение, которое он предлагает, состоит в том, чтобы созвать Всеправославный Собор или Собрание Предстоятелей Православных Церквей. Однако, по его мнению, «если заранее не произойдет сближения мнений по конкретному предложению, которое примут Поместные Церкви, в частности, Вселенский Патриархат и Московская Церковь, то нет оснований для проведения Православного Собора».

Это означает, говорит он дальше, что нужно подготовить такое предложение, которое устраивало бы и Русскую Православную Церковь, и Константинопольский патриархат. Естественно, что в данном случае единственное предложение подобного рода, которое РПЦ примет безоговорочно, состоит в том, что Фанар должен отозвать Томос для ПЦУ. Однако, на Фанаре на такое вряд ли пойдут.

Учитывая это, митрополит Иерофей предлагает организовать встречу. Но эта встреча станет возможной только в том случае, если Русская Церковь согласится отозвать свое решение о разрыве евхаристического общения с Константинопольским патриархатом, «и в знак доброй воли Патриарх Московский должен начать чествовать Вселенского Патриарха в диптихах».

Получается, что именно Московский Патриарх, на каноническую территорию которого вторгся патриарх Варфоломей, должен проявить свою добрую волю и пойти навстречу в очевидном конфликте двух Церквей. Поступок, конечно, христианский. Но ведь и патриарх Варфоломей тоже христианин? Почему бы и ему в таком случае не проявить «добрую волю» и не отозвать свой Томос? Был бы прекрасный пример истинно евангельского подхода к решению данной проблемы. Но, заметьте, на Фанаре даже не рассматривают такую возможность.

Далее за основу предстоящих дискуссий на возможном Всеправославном Соборе владыка Иерофей предлагает взять два текста, которые были подготовлены для представления на Критском Соборе. Он говорит, кроме прочего, что все сегодняшние проблемы с Украиной Фанар имеет потому, что у РПЦ было иное мнение относительно того, кто и как должен подписывать Томос об автокефалии. Но так и хочется спросить: а где же тогда тот самый пресловутый принцип соборности, если какая-либо Поместная Церковь не может иметь мнения, которое отличается от мнения Фанара?

Впрочем, с точки зрения митрополита Иерофея, и обсуждать тут нечего, потому что решение вопроса о предоставлении автокефалии должно быть подготовлено комиссией, а Всеправославный Собор только ратифицирует его, «не упуская из виду канонические и традиционные привилегии Вселенского престола». Так что надеяться на диалог или дискуссию (как он говорил выше) не приходится – все решится еще до Собора, который просто станет формальностью.

По мнению Влахоса, Всеправославный Собор «должен ... утвердить решение Вселенского Патриархата о предоставлении автокефалии Церкви Украины, чтобы в ней было пятнадцать Церквей». Понимаете? Собор «должен» сделать все так, как хочет Фанар, а именно – признать ПЦУ.

Для того, чтобы понять, как фанариоты и их сторонники относятся к возможному Всеправославному Собору, достаточно прочитать следующий пассаж митрополита Иерофея: «этот Всеправославный Собор должен заявить, что сегодня существует четырнадцать Церквей; утвердить патриархальное достоинство и честь некоторых более поздних патриархатов, чтобы можно было разрешить и нерешенную ситуацию; утвердить решение Вселенского Патриархата о предоставлении автокефалии Церкви Украины, чтобы в ней было пятнадцать Церквей». Понимаете? Собор «должен» сделать все так, как хочет Фанар, а именно – признать ПЦУ. Ни больше, ни меньше.

Предложения митрополита Иерофея по Украине

Главная мысль Элладского иерарха – организовать в Украине некий временный «церковный режим». По его мнению, этот «режим» должен устраивать представителей всех «церковных юрисдикций, которые существуют в Украине, подпадающих под эту Автокефальную Церковь».

Для этого он предлагает ввести «систему епископских собраний, которая преобладает в диаспоре, каноническое функционирование которой было утверждено голосованием на Критском Соборе в 2016 году. Правила использования этой системы уже существуют и могут быть адаптированы в соответствии с требованиями Автокефальной Церкви Украины».

Говоря проще, греческий иерарх предлагает объединить и раскольников, и канонических архиереев в одном Синоде. При этом каждый там будет поминать своего патриарха (Кирилла или Варфоломея).

Этот «Постоянный Священный Синод» должен состоять «из двенадцати епископов, а глава Священного Синода будет тринадцатым». Сам же Синод должен включать равное число членов из существующих церковных юрисдикций (УПЦ, ПЦУ и УПЦ КП), а все иерархи Автокефальной Православной Церкви Украины будут участвовать в едином Архиерейском соборе.

И дальше он говорит просто замечательную фразу: «в первый раз, когда епископы встретятся, они смогут либо избрать Предстоятеля Православной Церкви в Украине, либо решить, кто это будет». Для того, чтобы эта система была поскорее введена в использование, митрополит Иерофей советует подключить гражданскую власть и политических деятелей Украины. 

Суть теории митрополита Иерофея

Главный вывод из вышеизложенного – митрополит Иерофей (Влахос) совершенно не понимает того, что происходит в Украине. Он, фактически, предлагает новый вариант «объединительного Собора», который организовал в декабре 2018 года Фанар, предлагает соединить несоединимое – Церковь и раскольников. Тогда ничего не вышло, так как из всего количества канонической иерархии объединяться с раскольниками пошли только два епископа. Почему митрополит Иерофей думает, что теперь все получится?

Ведь то, что раскольники были названы Фанаром не раскольниками, ничего в украинской церковной ситуации не изменило. Для всех Поместных Церквей мира раскольники остались раскольниками. И в первую очередь, это действительно для Украинской Православной Церкви – ни Епифаний, ни Филарет не смогут войти в общение с Ее епископатом без покаяния. Никакого совместного синода или архиерейского собора с этими лицами быть не может. Просто потому, что у нас нет сомнений насчет их «хиротоний».

Потом вы можете себе представить совместное заседание такого «синода», а параллельно ему захваты православных храмов? Мы – не можем, а вот на Фанаре могут. Потому что думают, что захватов не будет. Но они неизбежны, потому что, как сказано выше, каждый митрополит будет поминать «своего патриарха». Это значит, что наши оппоненты не успокоятся, ведь для них борьба против поминания имени Патриарха Кирилла – это борьба за собственную патриотическую идентичность. Поэтому, что поменяется в случае реализации предложения митрополита Иерофея? Ровным счетом – ничего. 

Ну и привлечение государственной власти в качестве основного аргумента для лучшего функционирования (или функционирования вообще) тоже уже было в новейшей истории Украины. Из всей предыдущей деятельности бывшего президента Петра Порошенко можно было уже понять, что при помощи политиков объединить православных христиан и раскольников Украины не удастся. Есть более действенные, и что самое главное, испытанные церковной традицией методы, среди которых первое место занимает покаяние.

Итоги

Если в данный момент на Фанаре ищут способ решения «украинской проблемы», то мы, со своей стороны, можем его предложить.

  1. Константинопольский патриархат отзывает Томос ПЦУ.
  2. Представители украинского раскола приносят публичное покаяние и только после этого входят в общение с Украинской Православной Церковью.
  3. Тех из них, кто не был под запретом в канонических Церквях, а также не имеет канонических препятствий для хиротонии, Церковь перерукополагает.
  4. На Всеправославном Соборе Украинскую Православную Церковь вносят в диптихи всех Поместных Православных Церквей.
  5. На Всеправославном Соборе патриарх приносит публичное покаяние за сослужение с раскольниками.
     

Это на самом деле единственный путь. И наверняка на Фанаре его не примут. Тогда останется только одно – созыв Всеправославного Собора и объявление на нем патриарха Варфоломея как находящегося вне Церкви. Безусловно, для многих в православном мире и, прежде всего, для греческих иерархов такой сценарий покажется чуть ли не оскорбительным, однако только он соответствует духу Евангелия и позиции святоотеческого учения Церкви. Альтернатива ему – раскол Православия.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
6%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
88%
Всего проголосовало: 1415

Архив

Система Orphus