Параллельная реальность патриарха Варфоломея

Патриарх Варфоломей не видит никаких канонических проблем в двойной и даже тройной иерархии в Украине. Фото: СПЖ

Сколько канонов нарушил Константинопольский патриархат, создав в Украине параллельную иерархию.

Современная церковная ситуация в Украине, спровоцированная действиями Константинопольского патриарха Варфоломея, ставит всю полноту мирового Православия перед важным и судьбоносным выбором. Один вариант – принять точку зрения Константинополя и окончательно разрушить сложившуюся на фундаменте апостольского понимания Церкви систему канонического права. Второй – оставшись верным православной экклезиологии, не принимать односторонних действий Фанара.

Несмотря на то, что Константинополь позиционирует себя как хранителя апостольского предания и гаранта неприкосновенности подлинного православного богословия, его действия разрушают веками укоренившуюся модель существования Церкви Христовой и самый важный шаг в эту сторону – создание параллельной иерархии в Украине.

Единство Церкви Христовой как основополагающий принцип экклезиологии осуществлялось при помощи единства епископата. В одном городе – один епископ: это постановление I Вселенского Собора, зафиксированное в его 8-м каноне, неукоснительно соблюдали всегда, а существование параллельной иерархии считали признаком раскола.

Это связано с тем, что единство епископата неразрывно связано с единством Евхаристии, а следовательно, с верой во Единого Господа Иисуса Христа.

Единый законный канонический епископ являлся для поместной христианской общины предстоятелем Евхаристического собрания. С точки зрения Церкви, он не просто администратор, проповедник или управленец, он – совершитель таинств, тот, чьими устами вся община возносит Богу свои молитвы и посредством кого Бог отвечает на эти молитвы. И следовательно, присутствие двух предстоятелей, двух епископов, обладающих равными правами в одной общине, предполагает две Евхаристии, два Тела и две Чаши, что с неизбежностью приводит к признанию двух Церквей и двух «Христов». А это противоречит христианской вере, разрывает внутреннюю связь и разделяет общину.

Именно поэтому с апостольских времен до XXI века всегда и везде в Православии свято и незыблемо сохраняли принцип единства епископата.

Несмотря на то, что Константинополь позиционирует себя как хранителя апостольского предания, его действия разрушают веками укоренившуюся модель существования Церкви Христовой.

Но в 2018 году Константинопольский патриарший престол, занимающий первое место в диптихе равных Поместных Православных Церквей, предпринял невиданное.

Он не только произвел ревизию исторических событий трехсотлетней давности. Не только в одностороннем порядке решил изменить границы территории канонической ответственности, что запрещено 2-м правилом II Вселенского и 8-м правилом III Вселенского Соборов. Не только отменил в одностороннем порядке результаты судебных деяний Собора епископов, правильность которых признавал сам. Не только рассмотрел апелляцию расколоучителей, не признававших для себя значимыми авторитет канонов, что запрещено 4-м правилом Антиохийского Собора. Не только принял в общение раскольников, находящихся в состоянии запрещения, что запрещено 16-м правилом святых апостолов. Не только признал все незаконные поставления и хиротонии, что противоречит 4-му правилу II Вселенского Собора. Не только принял под свой омофор чужих клириков без отпускной грамоты, что противоречит 17-му правилу VI Вселенского (Трульского) Собора. Не только признал епископскую хиротонию лиц, не имеющих апостольского преемства, что вообще немыслимо.

Он положил начало параллельной иерархии.

До 2018 года Константинополь, как и все Православные Церкви, признавал в Украине единственную каноническую Церковь – УПЦ во главе с Митрополитом Киевским Онуфрием, правильность и законность избрания которого засвидетельствовали «Мирные письма» всех Православных Предстоятелей, в том числе и Константинопольского патриарха.

И вот 15 декабря 2018 года под руководством тогдашнего Президента Украины и легатов Константинополя проходит так называемый «объединительный Собор», который на основе подковерных договоренностей, лжи и грязных манипуляций де-факто создает параллельную церковную структуру, параллельную иерархию.

И вот тут с точки зрения Константинополя начинается раздвоение личности, каноническая шизофрения: в Украине уже есть признаваемая каноническая структура с архиереями, клириками, монастырями, духовными школами и мирянами. Но в результате «Собора» тут же возникает новая структура.

Такое положение вещей полностью противоречит каноническому праву и экклезиологической мысли. Но это не смущает Константинополь, и его легаты совершают легализацию раскола, притом принимая всех раскольников «оптом» в сущем сане, не разбирая канонические аспекты их хиротоний. Более того, при имеющемся законном и общепризнанном Митрополите Киевском совершают «избрание» на киевскую кафедру Епифания Думенко.

Константинополь спровоцировал каноническую шизофрению: в Украине уже есть признаваемая каноническая структура с архиереями, клириками, монастырями, духовными школами и мирянами. Но в результате «объединительного Собора»  возникает новая структура.

Такое деяние полностью противоречит 16-му канону Двукратого (в храме святых апостолов) Собора, согласно которому невозможно избрание и поставление на кафедру епископа, пока жив и пребывает в своем достоинстве ее епископ.

На момент т.н. «объединительного Собора» и до сегодняшнего дня Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий является законным епископом столичной кафедры и Предстоятелем Украинской Православной Церкви. Он не был осужден, смещен, запрещен в служении. Его каноническое достоинство безупречно и признано всей полнотой Православия. Следовательно, согласно канонам невозможно избрание иного Киевского Митрополита.

Однако Фанар идет на это, грубо нарушая каноны. И даже этого оказывается мало: в новосозданной структуре остается иерарх, все еще продолжающий носить титул «Киевский» – «патриарх» Филарет. То есть в едином граде оказываются не два, но три епископа, которых признает Константинополь.

И даже этого оказывается мало. На одном из первых заседаний «Синод» ПЦУ образовывает еще одну епархию для киевских приходов – Переяслав-Хмельницкую, отдавая под омофор бывшего митрополита Александра (Драбинко) часть приходов, находящихся в столице и ее окрестностях.

Такое творится не только в Киеве. Практически в каждом городе есть несколько «епископов» ПЦУ, носящих похожие или даже идентичные титулы, границы епархий которых накладываются друг на друга, а также епископ Украинской Православной Церкви, каноническое достоинство которого не оспаривает и признает вся полнота Православия. И фанариоты, называющие себя хранителями канонического предания, спокойно проглатывают это вопиющее антиканоническое положение вещей.

Анализируя причины подобных явлений, следует вспомнить, что подавляющее большинство активных деятелей ПЦУ прошли путь становления в расколе, следовательно, их экклезиологическое сознание расстроено. Для них Церковь из «Столпа и утверждения Истины» (1Тим. 3, 15), Невесты Агнца (Ефес 5, 25-27) и мистического Тела Христова (1Кор 12, 12-27) превращается в человеческий институт, мирскую организацию. А таких организаций, с точки зрения раскольнической иерархии, может быть сколько угодно, и они могут конкурировать между собой.

Отсюда и богословски бредовые высказывания о «вражде российской Церкви» и о каноничности «переходов» из одной церковной организации в другую.

Фанариоты, называющие себя хранителями канонического предания, спокойно проглатывают это вопиющее антиканоническое положение вещей.

Впервые подобные сентенции озвучил печально известный бывший архимандрит Виктор Бедь, оправдавший свой переход в УАПЦ тем, что он просто поменял юрисдикцию и больше не подсуден своей кириархальной Церкви. Для него это было равнозначно смене места работы.

Позднее такую еретическую модель отношения к Церкви подхватили официальные структуры ПЦУ, и ее «Синод» исключил из числа епископов некоторых иерархов, не производя канонического исследования их действий и не запрещая их в священнослужении.

Такой взгляд на Церковь получил наименование «бедевской» экклезиологии, и он продолжает активно развиваться в ПЦУ.

И Константинопольский престол, чтобы не уронить свое имя, вынужден спокойно взирать на бесчинства своего детища, мириться с «двойной» иерархией, все дальше и дальше загоняя себя в угол канонической дилеммы.

А выход из этой дилеммы очень простой – отзыв т.н. «Томоса» и возвращение на рельсы богоустановленного канонического устройства, что позволит внутри самого украинского Православия без влияния внешних сил и ангажированных политиков найти пути преодоления кризиса, спровоцированного неумелыми и неканоническими действиями патриарха Варфоломея.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
4%
не смог отказать патриарху Варфоломею
5%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
91%
Всего проголосовало: 420

Архив

Система Orphus