От Томоса к электронной диктатуре: к чему стоит готовиться православным

С развитием технологий у власти все больше способов «выключить» человека из жизни. Фото: СПЖ

Блиц-криг Фанара-Порошенко по уничтожению УПЦ не удался. Но выдержал бы каждый из нас испытание Томосом, будь у Порошенко больше возможностей по давлению на верующих?

В июле 2019 года в Украине завершился процесс смены власти. Ее результаты нам еще только предстоит прочувствовать, но одно можно сказать уже сейчас: с уходом старой власти активная фаза насаждения Томоса и гонений на Украинскую Православную Церковь подходит к концу. Блицкриг Фанара-Порошенко по уничтожению УПЦ не удался, Церковь выстояла.

Сейчас, вспоминая действия Порошенко и Кº накануне и после вручения Томоса, нам кажется, что давление на епископов, священников и верующих канонической Церкви было исключительным и беспрецедентным. Но так ли было на самом деле?

Действительно, верующих десятков и сотен общин на Западной Украине, у которых отняли храмы, без преувеличения можно назвать исповедниками веры. Но можно ли отнести к таковым ВСЕХ членов Украинской Православной Церкви? Были ли в руках у врагов УПЦ инструменты, которые могли бы поставить каждого члена Церкви перед реальной дилеммой – выбрать удобства мира сего или остаться верными Христу?

Мы все живем в реке времени, среди которой незыблемо высится Церковь Христова. Мимо Нее проходили эпохи и правители. Но всегда, во все времена, главным для Церкви было выстроить отношения человека с Богом, выстроить так, чтобы в любой ситуации мы могли ради этих отношений пожертвовать абсолютно всем в земной жизни.

Сейчас очень многие знаки позволяют себе говорить, что мы приближаемся к последним временам существования мира. Из Священного Писания мы знаем, что в эти дни тем, кто сохранит верность Христу придется особенно тяжело:

«Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь, претерпевший же до конца спасется» (Мф, 9-13).

Безусловно, слова Спасителя в свое время сбудутся. Однако готовы ли мы к этому? Сможем ли оказаться в числе претерпевших до конца?

Сейчас нам кажется невероятным, что в мире, где большинство населения планеты называют себя христианами, возможны мучения и убийства за исповедование христианской веры. Мы совершенно не понимаем, как такое возможно в принципе, ведь принято считать, что:

  • Христиан сейчас никто не преследует и преследовать не может.
  • В демократическом обществе не может быть вообще механизмов преследования одних его членов другими.
  • По определению такого быть не может в Украине – стране, которая считается православной державой.

Однако множество гонений на христиан, в том числе и опыт с внедрением украинского Томоса, показывает, что в современном обществе преследования вполне возможны, и как раз за исповедование своей христианской веры.

В нашей стране до сознательных мучений и убийств пока не дошло, но это, как бы цинично ни прозвучало, – дело наживное, ведь зафиксировано множество случаев физического насилия по отношению к прихожанам УПЦ, и еще больше – угроз убийства и нанесения увечий.

И тут нужно вспомнить один чрезвычайно важный момент.

Большинство случаев, когда преследуют верующих УПЦ, происходят в маленьких селах. Люди живут там в замкнутом мирке, из которого никуда не деться, мирке, который можно назвать своего рода «государством в государстве». То есть человек, живущий в таком социуме, очень зависим от окружающих, и особенно – от местной власти, которая, как говорят, «своя рука владыка». Она дает (или не дает) работу, покупает (или нет) твой урожай и в целом соблюдает (или не соблюдает) прочие условия для нормального существования своего подопечного.

Верующих десятков и сотен общин на Западной Украине, у которых отняли храмы, без преувеличения можно назвать исповедниками веры. Но можно ли отнести к таковым ВСЕХ членов Украинской Православной Церкви?

По сути, член православной общины в таком селе часто ставится перед выбором – или переход в ПЦУ и комфортная привычная жизнь, или статус «непатриота», изгоя, человека вне общества.

И эту ситуацию вполне можно рассматривать как маленькую пробную модель жизни христиан в последние времена, описанной святым апостолом и Евангелистом Иоанном Богословом в своем «Откровении», книге, больше известной под названием «Апокалипсис»:

«И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание» (Откр. 13, 16,17).

Казалось бы – ничего общего, но лишь на первый взгляд. Хоть верующим в селах Западной Украины никто пока не ставит печать на руку или чело, суть от этого не меняется – они или должны принять предложенный им властью религиозный выбор (в данном случае – ПЦУ), или быть готовыми к тому, что будут существенно урезаны в своих правах и возможностях.

Что касается пророчества апостола Иоанна, то слова о начертании на руку или чело как знак подчиненности Зверю стали известны далеко за пределами христианского мира. Однако интерес к ним поверхностен и привлекает, скорее, общим апокалиптическим антуражем конца света. Писатели пишут на эту тему фантастические рассказы и романы, режиссеры снимают фильмы-триллеры. И все они, а также зрители с читателями, воспринимают данную тему просто как страшную сказку, которая щекочет нервы, но не имеет ничего общего с реальностью.

Но это люди неверующие. А что же мы, православные?

Мы «Апокалипсис» сказкой не считаем, но насколько глубоко понимаем его слова?

В наше время уже много лет активно действуют целые православные сообщества, цель которых – избежать получения любых личных документов, которые хоть как-то можно было бы трактовать как «начертание на руку или на чело»: идентификационного кода, паспорта с чипом и прочих.

Не будем давать оценку ни их борьбе, ни шансам в ней на победу, просто подумаем – может ли отсутствие у верующего идентификационного кода свидетельствовать, что он верен своему Спасителю, и наоборот – наличие кода о предательстве Христа?

Возможно, дело не в документах, а в готовности в сложных для себя обстоятельствах выйти из зоны комфорта и принести ради своей веры какие-то жертвы? Верующие ряда общин в селах Западной Украины к таким жертвам оказались готовы, а все мы?

* * *

Давайте подумаем – а что было бы, если бы томосная эпопея Петра Порошенко случилась лет на 20-30 позже?

Украина, несмотря на декларативные лозунги о принадлежности к Европе и вообще цивилизации, находится пока не на первых ролях в мире технического прогресса.

Конечно, при большом желании спецслужбы Украины способны отследить и найти почти любого человека, но все же эти возможности выглядят бледно по сравнению, к примеру, с Китаем. Там уже сейчас функционирует система «Зоркие глаза», которая к 2020 году охватит абсолютно все население страны – почти 1,4 млрд человек. Миллионы камер фиксируют все передвижения населения, создана огромная база данных на каждого жителя. В случае, если гражданин попытается скрыть свое лицо, система слежения способна идентифицировать человека даже по походке. Кроме того, в Китае уже ввели рейтинг благонадежности и тех, у кого этот рейтинг ниже определенного уровня, подвергают многим ограничениям. Можно не сомневаться, что эта система способна работать не только на наблюдение, но и на изоляцию любых субъектов, которых государство посчитает для себя опасными или неблагонадежными.

Безусловно, украинцам сложно представить, что такое может существовать в ближайшее время и у нас в стране, но прогресс неумолим, и он не ограничивается пределами какого-то одного государства.

Можно не сомневаться, что в ближайшие годы в мире (а значит – и в Украине) вытеснят оборот наличных денег и в ходу будут только электронные средства, которые легко контролировать и в случае необходимости блокировать. Общественный транспорт и горючее (электричество) для транспорта личного также будут оплачивать с помощью электронного носителя. Подача воды, света, газа – все это будут включать и выключать дистанционно.

Другими словами, мы стоим перед реальностью, когда нажатием одной кнопки человека можно полностью «выключить» из жизни.

Как это относится к нам – православным христианам?

Очень просто. Представим на минуту, что бывший Президент Петр Порошенко имел в конце 2018 года технологии, позволявшие ему одним движением блокировать любому гражданину банковские счета, доступ к административным услугам, медицинской помощи, транспорту и прочему. Просто чтобы принудить сделать «правильный» религиозный выбор.

Готов ли каждый из нас к подобным действиям? Чтобы вот так просто, нажата одна кнопка – и проведена в жизни черта: ты или с работой и в ПЦУ, или безработный и с Церковью. Готовы ли мы жертвовать ради веры своим комфортом, а то и просто – самым необходимым для жизни?

Мы стоим перед реальностью, когда нажатием одной кнопки человека можно полностью «выключить» из жизни.

Конечно, все это не может быть законным, однако любые подобные действия легко можно оправдать принадлежностью жертвы к «Русскому миру», сообществу «агентов Кремля» и прочими фантазиями.

Многие скажут, что Порошенко ушел и подобное больше не повторится. И будут неправы.

У нас часто живет ложное ощущение, будто человечество движется в сторону цивилизованности, и варварские, дикие поступки наших дедов и прадедов больше повториться не могут.

Еще как могут. Вспомним, как «враги народа» из 30-х годов тоталитарного СССР плавно превратились в «агентов Москвы» конца 2010-х, как доносы в НКВД незаметно трансформировались в «сигналы» в СБУ. Личная греховная природа человека с ходом истории и развитием технологий никуда не исчезла, она лишь получила больше возможностей для реализации.

Но в этом всем есть еще один очень важный момент. Те, кто стремится нас контролировать, не навязывают нам эти средства контроля, часто мы стремимся к ним сами.

* * *

Наверное, многим из нас знакомо чувство растерянности, а то и отчаяния, когда, выйдя утром из дома, вдруг обнаруживаешь, что забыл взять свой смартфон. Ты внезапно понимаешь, что не просто не взял обычный электронный прибор, ты остался без средства коммуникации с виртуальным внешним миром, который часто сложно отличить от реального.

В транспорте большая часть людей заняты чтением ленты в соцсетях и просмотром фильмов. Проехать в метро или маршрутке, не заглянув в экран, становится почти невыносимой пыткой. Телефоном мы уже сейчас расплачиваемся за покупки в магазинах и проезд в транспорте, заказываем абонементы в спортзал, билеты в театр или на поезд. И в этом как будто нет ничего плохого. В конце концов – это ведь всего лишь вещь, которая делает нашу жизнь удобнее, не так ли? Но вещь, держащая нас на виртуальной цепи, которая покрепче настоящей.

Вспомним, что смартфоны существуют максимум десяток лет. Можно не сомневаться, что еще через десяток они трансформируются во что-то еще более удобное, более функциональное, более незаменимое и более гипнотизирующее.

В Швеции уже вовсю используют систему, где часть функций современных смартфонов по взаимодействию с внешним миром выполняет миниатюрный чип, вживленный в руку. Наверняка вскоре найдут возможность полноценного взаимодействия с ним человеческого мозга. Милый смартфон станет нам еще ближе, хотя и будет называться иначе. И это вопрос ближайшего будущего, так как уже сегодня широко распространены, к примеру, бионические протезы, которыми можно управлять электрическим потенциалом человеческого тела, или слуховые кохлеарные имплантанты, трансформирующие внешние электрические сигналы в сигналы, понятные нашей нервной системе.

У нас часто живет ложное ощущение, будто человечество движется в сторону цивилизованности, и варварские, дикие поступки наших дедов и прадедов больше повториться не могут. Еще как могут.

Что будет делать человек с таким вот встроенным смартфоном, у которого вдруг отключат условный интернет и все те функции по жизнеобеспечению и комфорту, к которым он привык? Отключат, а потом предложат включить, но «с маленьким условием».

Очевидно, что это ситуация такого же порядка, как и у верующего в маленьком селе Западной Украины, у которого власти отбирают работу и блокируют другие условия существования. Ему предлагают такое же маленькое условие.

* * *

Неважно, в каких исторических и цивилизационных условиях ты живешь, важно то, готов ли ты пожертвовать привычными благами ради своей веры, ради Христа.

Если в Священном Писании описан приход Антихриста, то нам его не избежать. Однако можно с уверенностью сказать, что и в то страшное время будут христиане, которые спасутся, а будут те, которые выберут комфорт земной жизни.

В «Откровении» Иоанна Богослова есть такие слова: «кто поклоняется зверю и образу его и принимает начертание на чело свое или на руку свою, тот будет пить вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его, и будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем» (Откр. 14, 9,10).

Едва ли здесь говорится о людях, которые не отказались от идентификационного кода, или даже тех, кто вшил себе в руку электронный чип.

Скорее, речь о выборе – сможешь ли в критической ситуации не отказаться о своей веры, Церкви и Христа.

«Пристрелку» Томосом верующие Украины уже прошли. Сейчас у нас передышка и возможность перевести дух. Но в том, что впереди будет бой, нет никаких сомнений.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
5%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
88%
Всего проголосовало: 927

Архив

Система Orphus