«Сожженная совесть» бывшего митрополита Александра (Драбинко)

Запрещенный в служении митрополит Александр (Драбинко). Фото: СПЖ

Если христианин возмущается, что одна Поместная Церковь ходатайствует о защите другой Поместной Церкви от насилия – в каком состоянии находится этот христианин?

Кипрская Православная Церковь начала сбор подписей в защиту прав верующих УПЦ, чтобы подать иск в Европейский суд по правам человека. Об этом 25 июня 2019 года в Киево-Печерской лавре заявил митрополит Тамасосский Исаия в обращении к Президенту, правительству, парламенту Украины по окончании торжеств ко дню тезоименитства Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия.

27 июня бывший митрополит УПЦ Александр (Драбинко) опубликовал на своей странице Фейсбук два поста, в которых назвал заявление кипрского иерарха «очередной провокацией».

«Я представляю себе заявления, которые делали бы киприоты, если бы украинский архиерей заявил о претензиях мусульман на Кипре! А тем более обращение к властям Кипра по этому поводу сделал! Что за очередная провокация!!!» – написал он в одной из публикаций.

В тот же день владыка опубликовал еще один пост по той же проблеме, в котором, помимо прочего, сказал: «Если киприоты собирают голоса в Европе и это возможно будет иметь какое-то (публично-теоретическое) значение, то почему бы украинскому народу не принять на референдуме решение – какая церковь должна быть в Украине – московский патриархат, или православная церковь Украины? Политика двойных стандартов поражает! <...> Где наш МИД и его реакция?».

Вскоре после публикации экс-митрополит удалил оба сообщения со своей страницы. Но скрины не горят. И слово – не воробей, вылетит – не поймаешь. Реплика произнесена, извинений и разъяснений не последовало.

Давайте попробуем проанализировать эти тексты запрещенного в служении митрополита.

Первое, что удивляет – это чрезвычайная резкость высказываний «иерарха» ПЦУ, по отношению к древней и авторитетной Церкви, от которой, кстати, новая религиозная структура Украины ожидает признания.

С другой стороны, если член православной Церкви ощущает свою правоту – он имеет полное право обличать своего собрата в каких-либо беззакониях. Какие же беззакония совершил митрополит Исаия?

Итак, экс-митрополит Александр критикует иерарха Кипрской Церкви за то, что тот встал на защиту верующих УПЦ, у которых рейдеры ПЦУ массово отбирают храмы. Драбинко уподобляет верующих Украинской Православной Церкви (тех самых, пастырем которых он считался ещу совсем недавно), мусульманам Кипра. Что ж, сравнение в некотором роде удачное! Созданная на так называемом «объединительном Соборе» организация Православная Церковь Украины, захватывающая храмы УПЦ, так же мало похожа на Православную Церковь, как непохож на нее ислам.

В этом владыка Александр прав. Но во всем остальном он совершает логическую подмену и показывает ярчайший пример тех самых двойных стандартов, которые он критикует в своем посте.

Когда Константинопольская Церковь действительно вмешалась во внутренние церковные дела Украины – грубо вмешалась! – владыка Александр рукоплескал патриарху Варфоломею и пел песню о том, что тот совершает служение мира и любви. Для митрополита не имела значения позиция УПЦ и РПЦ, ясно выраженная в официальных документах, как не имел значения и выбор мирян УПЦ, направивших патриарху Варфоломею письменную просьбу не вмешиваться в их церковные дела.

Незаконные действия Константинопольского патриархата на канонической территории УПЦ экс-митрополит признал правильными, хотя эти действия принесли в Украину не только церковную смуту, но горе, боль, слезы простых людей. Теперь же, когда одна Поместная Церковь всего лишь желает прекратить захваты храмов другой Поместной Церкви через законную юридическую процедуру, он называет это провокацией.

Еще раз, митрополит, монах, которого Церковь поставила на высоту святительского служения, не замечает очевидных нравственных, а часто и физических страданий своих православных собратьев. Заметим, кстати, не москвичей или бурятов, а украинцев, граждан государства, которое так почитает экс-митрополит. 

Сложно давать оценки духовному состоянию человека, который до сих пор считается каноническим архиереем Церкви. Однако едва ли можно считать нормой для архиерея подобное циничное равнодушие по отношению даже к совсем чужим людям, не говоря уже об единоверцах. Ведь даже люди неверующие порой ужасаются тому, что происходит сегодня в Украине в церковной жизни. 

Особенно удивляют в этой связи эмоциональные взывания нынешнего «иерарха» к государственным органам Украины: «Куда смотрят наши госструктуры? <...> Где наш МИД и его реакция? Украинская Церковь отделена от государства, но, оказывается, не в Европе? Кто выделяет деньги на сбор подписей»?

И дело даже не в том, что экс-митрополит достаточно жестко требует приструнить «зарвавшихся киприотов». Проблема в совершенно удивительной антицерковности его мышления.

Митрополит Тамасосский Исаия, делая свое заявление о поддержке пострадавших верующих УПЦ, у которых отобрали храмы, аргументировал свои слова так: «Мы поднимаем наш голос и вместе с тем выражаем протест совместно с голосом миллионов православных по всему миру, которые разделяют нашу печаль – вместе с украинцами, европейцами, греками, киприотами, арабами, сербами, поляками, чехами, словаками, болгарами, румынами, американцами, русскими, грузинами, албанцами и многими другими. Потому что все мы являемся членами единого Тела Христа Бога нашего. И когда болит один член тела, боль испытывают все члены этого тела».

Итак, Церковь в мире одна – мы все ее члены. Члены Элладской, Кипрской, Румынской, Русской, Украинской  и и т.д. – все члены одной Церкви, одного Тела Христова. Соответственно, гонимые украинцы – члены ОДНОЙ с митрополитом Исаией Церкви. Апостол Павел писал: «Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим. 12, 4-5).

Что делает запрещенный в служении митрополит Александр? Он негодует в связи с тем, что иерарх Кипрской Церкви «вмешивается» в дела якобы «чужой» ему, по мнению Драбинко, Украинской Церкви. И тут главная проблема даже не в моральных качествах экс-митрополита, который считает нормальным насилие против верующих УПЦ. Здесь, скорее, трагедия человека, который дослужился до митрополита, но так и не понял, что природа Церкви и политического государства вовсе не идентична, трагедия «иерарха», который лозунг «независимому государству – независимую Церковь» понимает буквально, человека, который считает, что Церковь – некая идентичная государству изолированная структура, отделенная от всей полноты Православия. 

Если следовать такой вот митрополичьей логике, то по мере того, как перекраивается политическая карта мира, должен меняться состав Вселенской Церкви, в количественном и национальном отношении. Если доводить эту идею до конца, то количество Поместных Церквей должно соответствовать количеству государств в мире – т.е. около двухсот. Каждой нации по государству, каждому государству по Церкви. А госорганы каждого государства должны зорко следить за тем, чтобы «чужие» Церкви не вмешивались в дела «своей», а в случае такого вмешательства подавать решительные протесты.

Соответствует ли такая логика мышлению церковного архиерея? Вопрос, пожалуй, риторический.

Впрочем, негативная и эмоциональная реакция экс-митрополита Александра на готовность Кипрской Церкви обратиться в Европейский суд ради  помощи УПЦ вызывает неподдельное удивление. Ведь он сам недавно подал в суд на Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и членов Синода УПЦ, усмотрев в официальных церковных документах оскорбление своей личности! «За клевету отвечают в суде, а не на страницах интернета», – ярко прокомментировал свой поступок вдруг решивший обидеться архиерей.

Получается, когда подают в суд, чтобы остановить насилие, – это провокация. А судиться со старцем-митрополитом, который его терпел и жалел до самого ухода митрополита из Церкви, – оказывается, ответ за клевету. Что же такое с совестью владыки Александра? Жива ли она?

У киприотов увиденное в Украине вызвало шок и желание помочь страждущим людям, а вот у скандально известного иерарха есть уверенность, что захваты храмов – это нормально.

«Нечестивый срамит и бесчестит себя» (Прит. 13, 5) – говорит Священное Писание. Срамит себя не только делами, но и словами, можно добавить. Своими публикациями и действиями одиозный иерарх в очередной раз доказал правильность  решения Священного Синода УПЦ, который запретил митрополита Александра в служении до его покаяния. Действительно, человек в таком помраченном состоянии не может быть священнослужителем и митрополитом.

Стоит сказать, что дело тут не в одном Драбинко. Анализируя его путь, можно сделать глобальные выводы об ущербности мышления раскольнической среды. Ведь Александр начинал хорошо, и был любимцем покойного Блаженнейшего митрополита Владимира. В свое время он написал антираскольнические исследования «Православие в посттоталитарной Украине (вехи истории)» и, особенно «Почему раскольнические группировки в Украине называются неканоническими». Но, по мере общения с раскольниками и сторонниками автокефалии, он стал меняться. К чему привело это изменение, уже можно видеть.

Церковь мудра. И совсем не зря в ней определяются очень строгие прещения за уклонение в раскол. Святые отцы понимали, как раскол помрачает сердце человека. Чего нельзя сказать о нашем времени, когда либеральные богословы пытаются аннулировать само понятие раскола путем его легализации.

Дай Бог, чтобы покаяние пришло ко всем, уклонившимся в раскол, и они со временем вернулись к своей духовной матери – Церкви.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы оцениваете 5 лет предстоятельства Блаженнейшего Онуфрия?
его избрание – милость Божия, только он мог вести Церковь в такое тяжелое время
92%
удовлетворительно, он сохранил УПЦ
5%
негативно, он мог объединить всех в единую Церковь с УПЦ КП и УАПЦ
3%
Всего проголосовало: 1202

Архив

Система Orphus