Речь Зеленского: о чем сказал и о чем умолчал новый Президент

Президент Украины Владимир Зеленский. Фото: СПЖ

Чего ожидать православным украинцам от Владимира Зеленского в роли гаранта Конституции, исходя из его инаугурационного выступления.

20 мая Украина официально получила нового Президента, которым стал Владимир Зеленский.

Сразу скажем, что представители нашей Церкви – и официальные спикеры, и простые верующие – не питают каких-то особых иллюзий по поводу нового главы государства. Не питают не потому, что не доверяют, а потому, что за многие годы существования Церкви в этом мире не раз убеждались в справедливости и истинности слов псалмопевца Давида: «Не надейдеся на князи, на сыны человеческие, в них же несть спасения».

Однако это не означает, что решения этих самых «князей» никак не влияют на нашу судьбу или судьбу Церкви. Влияют. И, к сожалению, не всегда благотворно. Поэтому мы хотим, чтобы ситуация, которая сложилась в последнее время в отношении государства к Украинской Православной Церкви, изменилась к лучшему.

С другой стороны, живя в Украине и являясь гражданами украинского государства, мы бы хотели, чтобы война на Донбассе закончилась, чтобы людям в стране стало легче жить, чтобы прекратился невиданный поток эмиграции украинцев за границу. Именно поэтому мы очень внимательно слушали первую речь нового Президента, надеясь услышать в ней те месседжи, которые бы подсказали нам, по какому пути пойдет украинское государство в ближайшие пять лет.

Но, как и в любой речи, важно не только то, о чем сказано, но и то, о чем умолчали. Итак, что мы услышали из слов и молчания Зеленского во время инаугурационного выступления?

Церковная политика

В первую очередь рассмотрим то, что сказал Зеленский о Церкви. Ничего. Ни слова о Томосе, о необходимости объединения «всех ветвей украинского Православия», о том, что «церковный вопрос – это вопрос государственной безопасности». Слово «Церковь» в его речи не прозвучало ни разу. Хорошо это или плохо?

Исторически сложилось так, что Церкви намного легче жилось при тех правителях, которые не интересовались ее внутренней жизнью и не пытались на нее повлиять. Т.е. которые сознательно дистанцировались от церковных вопросов. Да-да, даже те государи, которые называли себя «хранителями Православия», не всегда приносили Церкви пользу. Ведь по большому счету, практически все византийские императоры считали себя людьми верующими, что не помешало некоторым из них воздвигать гонения на святые иконы, поддерживать ереси и отправлять на смерть православных епископов и богословов (примеры святителя Иоанна Златоустого и святого Максима Исповедника более чем показательны).

Вместе с тем, правители, которые занимались исключительно государственными вопросами и не пытались подмять под себя религиозную сферу, приносили Церкви больше пользы, чем вреда.

Исторически сложилось так, что Церкви намного легче жилось при тех правителях, которые не интересовались ее внутренней жизнью и не пытались на нее повлиять.

Поэтому молчание Зеленского относительно «церковной проблемы», которое особенно показательно в сравнении с его предшественником, мы можем воспринимать позитивно – оно дает надежду, что каноническую Церковь наконец-то оставят в покое.

При этом нам не нужно от государства ни каких-либо привилегий, ни особого отношения. Все, чего мы хотим от нового Президента, лучше всего выразил наш Блаженнейший: «Мы ничего не ожидаем. Мы хотим, чтобы Президент относился к нам так, как ко всем, чтобы мы были равны перед законом, чтобы не было "своих" и "чужих"».

Молчание после Томоса

Да, в своей первой речи в качестве Президента Украины Петр Порошенко тоже не касался церковных вопросов, кроме обещания уважительно относиться к «местным религиозным традициям». Но молчание Зеленского совершенно иного рода, потому что это молчание после Томоса.

Как мы помним, «церковная независимость от Москвы» была едва ли не главным приоритетом государственной политики Порошенко. Для него провозглашение легитимности украинских раскольников (а именно так воспринимают Томос в церковных кругах) было «завершением строительства украинского государства… потому что без независимой церкви не может быть независимого государства».

Этот документ для Порошенко был настолько значимым, что Президент сравнивал его получение с еще одним актом провозглашения независимости и считал, что именно Томос должен дать Украине долгожданную свободу и мир: «Томос – фактически еще один Акт провозглашения независимости Украины. Он укрепит религиозную свободу, межконфессиональный мир, усилит права и свободы граждан. Особенно тех, которые находились вне общения со вселенским Православием и которых несправедливо клеймили неканоничностью».

Президенту вторили и сами раскольники, которые считали фанарский документ еще одним крещением украинского народа, сравнимым только с Крещением Руси князем Владимиром: «Если первое Крещение мы получили во времена святого Владимира, то Томос – это второе Крещение Украины, потому что мы получаем свою независимую украинскую Церковь», – заявлял глава ПЦУ Епифаний Думенко.

Поэтому сам факт полного игнорирования Томоса и всего, что с ним связано, долежн свидетельствовать, что Зеленский намеренно дистанцируется от того пути развития государства, который избрал предыдущий Президент. Это не означает, что ситуация не изменится в будущем, но по крайней мере в данный момент продвигать тему Томоса новый глава государства точно не намерен.

А где же Думенко?

Кстати, косвенным подтверждением этого можно назвать и отсутствие Епифания Думенко в видеообращении Зеленского, которое было записано незадолго до инаугурации. В ролике, кроме Предстоятеля Украинской Православной Церкви Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, выступили «почетный патриарх» УПЦ КП, глава УГКЦ, несколько раввинов и муфтиев. А вот Епифания в нем не было.

Сам Думенко внятно объяснить свое отсутствие так и не смог. По изначальной версии, опубликованной «ВВС Україна», Епифанию не понравился предложенный текст, в котором была фраза «говорить нужно не языком пушек». Глава ПЦУ «волновался, что будет выглядеть, будто он призывает к переговорам с лидерами боевиков».

Позже к этой версии добавилась еще одна, согласно которой Думенко переживал, что его участие в видеообращении вместе с Филаретом приведет к разночтениям, кто главнее в ПЦУ.

«Если первое Крещение мы получили во времена святого Владимира, то Томос – это второе Крещение Украины, потому что мы получаем свою независимую украинскую Церковь».

Глава ПЦУ Епифаний Думенко

Ну, и уже несколько дней назад Епифаний озвучил и третью версию своего отсутствия: «В целом возникло некоторое недопонимание. До сих пор мы всегда обращались в рамках Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций. Это было впервые такое видеообращение. С моей стороны была просьба, что давайте продолжать в том же направлении, в котором мы работали на протяжении более 20 лет. Мы согласовываем определенную позицию, дискутируем даже, но выйдя на определенную четкую позицию, мы ее озвучиваем, подписываем вместе. Поэтому и в дальнейшем мы готовы в рамках Всеукраинского совета Церквей делать определенные обращения. Но, наверное, потому что нет какого-то опыта, и возникли определенные недоразумения».

Многие религиозные эксперты и политологи истолковали такое количество разночтений со стороны Думенко как свидетельство того, что в глазах нового Президента он не выглядит человеком, на которого можно и нужно делать ставку. Если это действительно так, можно предположить, что в этом случае «проект ПЦУ» либо совсем сойдет на нет, либо же, при отсутствии серьезной государственной поддержки, превратится в небольшую маргинальную секту.

Религиозные мотивы

Вместе с тем, нельзя сказать, что в выступлении Зеленского совершенно отсутствовала религиозная риторика, и, по большому счету, иначе и быть не могло. Ведь вся наша культура, все наши традиции и менталитет выросли на благодатной христианской почве.

Ярче всего это было заметно в словах о том, что Президент – не икона и не идол, когда Зеленский посоветовал чиновникам вместо портретов главы государства вывешивать на стенах кабинетов портреты своих детей, чтобы «перед каждым решением смотреть им в глаза».

Этот тезис можно расценить как призыв нового Президента к отказу от лицемерия, от лжи, которая стала, к сожалению, плотью и кровью отечественных госчиновников. Для них внешние религиозные атрибуты слишком часто – только прикрытие внутреннего, глубинного неверия, а портреты президента и национальные флаги – прикрытие для реализации шкурных интересов.

И еще одно, на что хотелось бы обратить внимание. Зеленский на свою инаугурацию пришел пешком. Этот поступок можно расценивать по-разному, но мы, христиане, с присущим нам позитивным взглядом на мир, хотим видеть в пешей прогулке Президента не банальный PR-ход, а проявление смирения. Пока что он – один из нас. Дай Бог, чтобы и дальше так было.

* * *

Подытожить все вышеизложенное хотелось бы словами нашего Предстоятеля, Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, который, комментируя речь гаранта, сказал: «Никто не может гарантировать, что все сказанное до йоты исполнится. Но то, что человек уже сказал слово, значит – это обещание на его ответственности, и что-то из того он обязательно сделает. Возможно, не абсолютно все – жизнь есть жизнь, есть много составляющих, которых мы не знаем, но которые могут на нас серьезно повлиять. Но если человек не будет иметь добрых намерений, то никогда добра не сделает. А он (Владимир Зеленский – Ред.) имеет хорошие намерения, пусть ему Бог помогает, чтобы они воплотились на все сто процентов».

Вот так, без излишних надежд и чрезмерных ожиданий, можно и нужно относиться к тому, что сказал Владимир Зеленский. Но всегда надо помнить евангельскую мудрость, которая во все времена ставила конкретные дела выше любых слов: «По делам их узнаете их». Хотелось бы, чтобы дела нового Президента соответствовали сказанному им. Потому что в противном случае придется отвечать не только перед людьми, но и перед Богом. И хотя Владимир Зеленский не позиционирует себя воцерковленным христианином, хочется верить, что присяга на Евангелии для него не была лишь формальной процедурой.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как должна действовать УПЦ, чтобы вернуть свои захваченные храмы?
обращаться в суды
45%
обращаться к Владимиру Зеленскому
7%
обращаться к международной общественности
19%
никуда не обращаться, Бог управит
29%
Всего проголосовало: 975

Юмор

Началось наводнение. Один человек сидит на балконе второго этажа и читает Библию.

Вода прибывает. Уже на метр от тротуара. Подъезжают люди на грузовике, с вещами, и кричат читающему:

– Поехали с нами, приближается наводнение!

– Нет, не поеду! Я помолюсь и Господь пошлет мне спасение! – отвечает он им.

Через некоторе время вода опять начинает прибывать и уже добралась до второго этажа. Приплывают люди на лодке и кричат:

– Прыгай к нам, вода поднимается!

– Нет, я буду молится Богу, чтобы Он меня спас!

Вода все выше, и уже касается балконной плиты, на которой стоит человек с Библией. Подлетает вертолет и пилот зовет:

– Эй там, хватайся за лестницу!

– Не нужно мне! Меня спасет моя молитва!

В результате он утонул. Встретился с Богом и спрашивает:

– Господи, скажи пожалуйста, а почему ты не захотел меня спасти?

А Господь ему отвечает:

– Ну ты даёшь… А кто, по-твоему, тебе посылал грузовик, лодку и вертолет?

 

Архив

Система Orphus