Я доверял Президенту и Епифанию, а они обманули: пресс-конференция Филарета

Глава УПЦ КП Филарет Денисенко

СПЖ представляет полную расшифровку пресс-конференции главы Киевского патриархата.

15 мая 2019 года руководитель Киевского патриархата и «почетный патриарх» ПЦУ Филарет Денисенко дал большую пресс-конференцию, на которой рассказал свое видение раскола у раскольников. На ней он объяснил свое вчерашнее обращение, а также рассказал подробнее о своих договоренностях с главой ПЦУ Епифанием Думенко, Президентом Петром Порошенко и представителями Константинопольского патриархата.

СПЖ представляет полную расшифровку речи Филарета и его ответов на вопросы журналистов.

Вводное слово Филарета

Во-первых, благодарю, что вы в таком количестве пришли на эту пресс-конференцию, это свидетельствует о том, что вы не равнодушны к тому, что происходит в Украине и какое имеет значение то, что сейчас происходит. Свой взгляд, свое видение я выразил в обращении, и там написал правду, которая происходит ныне в Украине в церковной жизни. Думаю, что вы ознакомились с моей позицией и знаете, о чем идет речь.

Хотел бы добавить, что фактически происходит и какая цель поставлена перед теми, кто интересуется и влияет на церковную ситуацию. Какая у них цель, у кого у «них»? Это антиукраинские силы, которые борются с украинской автокефальной Церковью уже почти 30 лет и не могут побороть. Украинская Церковь наоборот выросла, окрепла, показала свою силу на той войне, которая сейчас идет на востоке, завоевала авторитет во всей Украине. И поэтому эту Церковь хотят уничтожить, своими же руками.

Внешние силы, т.е. Московский Патриархат, Московский Патриарх, который борется со мной с 1992 года и не может победить, теперь взялись за свои силы, с которыми я строил Киевский патриархат. Но открыто против патриарха Филарета не выступают, а говорят: мы его уважаем, он такой уважаемый, так много сделал, но Киевский патриархат нам не нужен. Почему вам не нужен Киевский патриархат? Вы же его вместе с патриархом строили? Почему вы отказываетесь от того, что строили? Понимаете ли вы, что делаете? Вы разрушаете то, что создали, что привело к предоставлению Томоса. Потому что если не было бы Киевского патриархата, никакого Томоса не было бы.

Теперь вы говорите, что нам нужно признание других Церквей, и для этого нам нужно уничтожить Киевский патриархат. Правда это или нет? Это неправда. Никто из других Церквей не признает украинскую Церковь не только как патриархат, а и как украинскую автокефальную Церковь. И мы видим это в действительности: даже те Церкви, которые до Томоса склонялись, что они признают Украинскую Православную Церковь (здесь и далее под этим названием подразумевается ПЦУ или УПЦ КП – Ред.) автокефальной, если Вселенский патриарх даст Томос, то теперь те же Церкви отказываются. Не открыто, а под разными предлогами.

Но молитвенного общения с Украинской Православной Церковью нет. Ни Греческая Церковь, ни Кипрская Церковь, ни Иерусалимская Церковь, ни Александрийская, я уже не говорю о Сербской, Болгарской или других Церквях – никто же не имеет молитвенного единения. И пока мы не видим путей, которые привели бы к признанию.

Причин этого непризнания много, но главная причина – Москва. Там она действует, среди других Православных Церквей, и в Украине она же действует, но уже теперь не через Московский Патриархат, а через нас же, когда наши же архиереи выступают против того, что они создали – против Киевского патриархата. Поэтому наша задача – сохранить единство Украинской Православной Церкви, сохранить Киевский патриархат, но сохранить пока что только в Украине, потому что мы получили Томос как Киевская митрополия, и мы благодарим Вселенского патриарха, что он дал нам Томос в статусе Киевской митрополии.

Для внешнего мира мы сегодня – признанная Вселенским патриархом Киевская митрополия, но мы этим недовольны. У нас перспективы – образование и признание Киевского патриархата. Это будущее. И Вселенский патриарх не отказывается, что в будущем украинская Церковь будет признана в статусе Патриархата, и об этом официально заявил представитель Патриарха архиепископ Даниил. Т.е. Вселенский патриарх не против статуса Киевского патриархата. Но для того, чтобы ставить вопросы о признании Украинской Православной Церкви в статусе патриархата, нужно объединиться, создать в Украине одну Православную Церковь.

«Молитвенного общения с Украинской Православной Церковью нет. Ни Греческая Церковь, ни Кипрская Церковь, ни Иерусалимская Церковь, ни Александрийская, я уже не говорю о Сербской, Болгарской или других Церквях – никто же не имеет молитвенного единения. И пока мы не видим путей, которые привели бы к признанию».

Поэтому наше задание – объединять все Православие в единую Церковь. А для того, чтобы объединяться с теми, кто еще с нами не объединился, нужно самим быть едиными. Поэтому первое, что мы должны делать – сохранять единство нашей Украинской Православной Церкви. И на этой позиции я стоял и стою: Единая Украинская Православная Церковь. Сегодня она – Киевская митрополия внешне, а внутри Украины она – Киевский патриархат.

Почему я настаиваю на том, чтобы в Украине был Киевский патриархат? Если украинская Церковь откажется от статуса патриархата, то это означает, что в Украине будет только один – Московский – патриархат, и имя Московского Патриарха Кирилла будет звучать по всей Украине, а имя Киевского патриарха – не будет. И мы сами ликвидируем поминание Киевского патриарха по Украине. И сторонний наблюдатель скажет: вы же сами не хотите иметь Киевского патриарха, вы соглашаетесь на Московского, а от своего, Киевского, отказываетесь.

Более того, Греко-католическая церковь сейчас много работает над тем, чтобы УГКЦ была признана римским папой как патриархат. Получается, что в Украине, независимом государстве, есть Московский патриархат, звучит имя Московского патриарха на всех богослужениях по всей Украине, поминают греко-католического патриарха Святослава, а Киевского патриарха нет. Нет! Разумно это? 30 лет боролись за создание Киевского патриархата, а теперь хотим отказаться.

Поэтому, повторяю, будущее – за Киевским патриархатом в Украине. Я в этом убежден. Потому что этого требует существование независимого Украинского государства. Украинское государство есть и будет, и никакие силы украинское государство не уничтожат. Раз не уничтожат украинское государство, то не уничтожат и Украинскую Церковь. Президенты меняются, а государство сохраняется, а народ остается. И остается Церковь.

А главное, что мы идем Божьей дорогой, прямой дорогой. В чем эта прямая дорога состоит? Когда мы не имели своего государства, мы подчинялись другому религиозному центру – Москве. Не хотели, но подчинялись, потому что не имели государства. А сегодня мы имеем государство, причем имеем не в результате революции или войны, а Бог дал нам как манну с неба, в 91-м году. Раз Бог дал нам государство, а государство не может существовать без независимой Церкви.

Примером являются все автокефальные Церкви, которые вышли из Константинопольского патриархата. Это и Греческая Церковь, и Румынская, и Болгарская, и Сербская, и та же Польская и Чехословацкая – все они вышли из состава Константинопольского патриархата. Но когда вышли? Когда образовались государства.

Так и мы: пока мы были в составе Российской империи, Советского Союза, мы были вынуждены подчиняться Московскому Патриарху. А когда мы стали независимым государством, то мы идем тем же путем, которым шли те же балканские автокефальные Православные Церкви. Мы ничего другого не хотим, но свое не отдадим. И потому я уверен и 100%-но верю, как верил в 92-м, что Томос будет, и сейчас есть Томос, точно так же говорю: будет признана украинская Церковь и патриархатом, и будет признана всеми Православными Церквями.

Но когда? Во-первых, когда Бог благословит, от Него все зависит. Не нужно забывать, что управляет и миром, и Церковью Бог. Наша вера не должна сводиться к тому, что мы признаем, что существует Бог. Бог не только существует, а Бог управляет миром и тем более управляет своей Церковью, и от Него зависит, Он дал нам и Церковь украинскую независимую, Он дал нам и государство, и Он сохранит. Потому что Он всемогущий. Когда это наступит – Он знает, а мы знаем, что это будет.

Поэтому мы довольны тем, что Вселенский патриарх дал Томос об автокефалии, будем сохранять единство украинского Православия, не будем отказываться от Киевского патриархата и работать на объединение всего Православия в единую Украинскую Православную Церковь. И мы победим. В этом у меня нет никаких сомнений.

Ответы Филарета на вопросы СМИ

– Отреагировал ли кто-то из политических деятелей – Порошенко, Зеленский – на то, что происходит в Церкви?

– С Зеленским у меня была встреча, я поздравлял его с избранием на пост Президента Украины, радовался, что 74% народа украинского проголосовали за Зеленского. Зеленский сказал мне, что он не будет вмешиваться в церковные дела, Церковь отделена от государства, но он будет содействовать нормальному развитию церковной жизни. Что касается Порошенко, то он, как я написал в своем обращении, обещал одно, а делает другое. И поэтому проблема возникает из-за того, что не придерживаются того, о чем договорились перед Собором 15 декабря 2018 года.

– Была достигнута договоренность, что Епифаний будет управляющим, а все какие-то эпохальные решения вы будете принимать. Не это ли стало причиной раздора?

– Была договоренность не только с Епифанием и Президентом, но и со всеми архиереями на Архиерейском Соборе, что после получения Томоса я как патриарх буду руководить Церковью внутри Украины, а во внешнем мире представлять эту Церковь будет митрополит Епифаний. Такая была договоренность. И чтобы сохранить единство, нужно выполнять договоренности.

– Связывались ли с вами уже из Константинополя, возможно, Варфоломей, по поводу этих разногласий, которые возникли между Киевским патриархатом и Епифанием, и каковы ваши дальнейшие действия, если Томос будут пытаться отобрать?

– Мои действия будут направлены на то, чтобы сохранять единство Украинской Православной Церкви. А отберут или не отберут Томос – это не от нас зависит. Могут и отобрать, если будут основания, а могут и не отобрать. Томос дается не для того, чтобы его отбирать. Я не верю в то, что Вселенский патриарх отберет Томос, не верю. Потому что отбирание Томоса об автокефалии Украинской Церкви – это удар по самому Вселенскому патриарху.

– А звонил ли вам кто-то из Константинополя?

– Нет.

– Где, когда и в каких документах зафиксированы те договоренности о распределении власти в ПЦУ, о которых вы говорили, и планируете ли вы инициировать созыв Поместного Собора для внесения изменений и дополнений к уставу ПЦУ?

– Договоренности были только на словах. Что касается созыва Собора, то Собор обязательно должен быть, потому что нужно в устав, который зарегистрирован государственными органами, внести изменения и дополнения. И этим уставом руководствоваться.

Тот устав, который был принят на Соборе в Софии 15 декабря, это устав греческой Церкви, и действия его заканчиваются получением Томоса. Об этом мне сказал митрополит (Галльский – Ред.) Эммануил, когда мы с ним общались. Буквально сказал следующее: «Вы сейчас в составе Константинопольского патриархата, а когда получите Томос, вы – автокефальная Церковь и имеете право делать и строить свою Церковь как хотите. А пока вы согласились стать частью Константинопольского патриархата, вы должны слушать нас».

Поэтому это был Собор не украинской Церкви, а собор Киевской митрополии в составе Константинопольского патриархата, поэтому председательствовал не патриарх Киевский, а представитель Вселенского патриарха. И на этом Соборе были представители Константинополя, как равноправные члены этого Собора. Поэтому на тот Собор нужно смотреть как на Собор Константинопольского патриархата.

А теперь, когда мы получили Томос об автокефалии и объединились с УАПЦ и двумя архиереями Московского Патриархата, нам нужно это внести в наш устав как продолжение существования нашей Церкви. Мы не строим новую Церковь. Мы слышим так, что мы начинаем строительство новой Церкви. А та, которая была до Собора, мы к этой Церкви не имеем отношения? Мы что, от нее отказываемся? Нет, не отказываемся, это продолжение.

– Вы вспомнили экзарха Даниила, его слова о будущем патриархате, но в интервью ВВС он четко сказал, что для того, чтобы получить патриархат, нужно придерживаться условий Томоса, условий устава, и тогда через некоторое время Вселенский патриархат предоставит ПЦУ статус патриархата. Не считаете ли вы, что такое нарушение Томоса, которое мы сейчас видим, ваши предложения, которые нарушают Томос, могут привести к тому, что статус патриархата ПЦУ не получит?

– Я не вижу этого. Потому что Вселенский патриарх 25 лет не соглашался на предоставление Томоса. А пришло время – согласился. И я вижу и в будущем: все те доводы, которые приводятся, будут отброшены, а патриархат Киевский будет. Почему будет – потому что Церковь большая. Это больше 30 млн православных украинцев – это те, которые на территории Украины, а сколько украинцев еще за ее пределами. И поэтому не признать такую Церковь – это удар по всему Православию. Потому что если взять одну украинскую Церковь объединенную – то она больше всех греческих Церквей, и Румынской, и Болгарской, и Сербской. Не больше только Русской. Но почти такая же.

Поэтому такую Церковь не признать невозможно, если вы думаете о мировом Православии. Поэтому нужно видеть развитие в будущем – куда мы идем. Если будет, как вы говорите, отброшена Украинская Церковь, то этим будет нанесен удар всему мировому Православию. Поэтому не беспокойтесь об этом, мы возлагаем надежду на Бога, Бог приведет, потому что правда всегда побеждает. В истории не было того, чтобы победило зло, неправда. Зло побеждает временно. Атеизм победил Церковь, 70 лет господствовал, но потом и Советский Союз исчез, и коммунизм исчез, и атеизм был отброшен.

– Был ли у вас разговор с Епифанием по поводу ваших разногласий, или запланирован такой разговор?

– Владыка Епифаний избегает со мной общения. Поэтому я ему рекомендации давал вначале, что нужно делать, он сделал противоположное. Сейчас он со мной не общался, всего несколько раз, и не звонит. А внешне он говорит, что он так уважает патриарха, что он его отец. Это слова. А дела противоположные.

– Вопрос по уставу: какие именно изменения хотите внести и что будете делать, если не добьетесь этого?

– Сейчас я вам не скажу. Будет Собор. Будут внесены необходимые изменения, которые будут полезны для развития Украинской Православной Церкви.

– На вчерашний праздник во Владимирском соборе приехали только четыре архиерея. Журналисты и эксперты расценили это так, что якобы епископат бывшего Киевского патриархата не поддерживает ваших идей. Как вы это расцениваете?

– Я уже сказал, что мы разрушаем то, что строили. А этого делать не нужно, нужно то, что построили, сохранять и приумножать.

– В своем вчерашнем обращении вы показали, что сложившуюся ситуацию понимают в т.ч. светские лица, Зеленский и Коломойский. Почему вы упоминаете о Коломойском?

– Я вспомнил об Игоре Валерьевиче Коломойском, потому что он, находясь за границей, отреагировал на события, которые происходят в украинской Церкви. И он справедливо оценил, что Киевский патриархат создал патриарх Филарет. Поэтому я и упомянул, что даже светские лица – и то понимают роль патриарха в создании УПЦ КП.

– На Соборе Епифаний стал предстоятелем Церкви, по большому счету, потому, что этого захотели вы. Ну, кроме воли Божьей. Учитывая последние события, вы бы так же агитировали за Епифания?

– Если бы я знал то, что происходит, то я бы его кандидатуру не выдвигал. А я доверял ему, что он будет идти прямой дорогой, а не пойдет кривыми дорогами. Этого я не предвидел, потому что я доверял ему стопроцентно. А если бы я не боролся за него на Соборе, то он бы предстоятелем не был.

– Не считаете ли вы, что именно своими действиями раскалываете сейчас украинскую Церковь?

– Нет, не считаю. Наоборот, я хочу сделать все, чтобы сохранить ту Церковь, которую мы построили. Я противник разделения, а наоборот – делал и буду делать все для того, чтобы была Церковь единой.

– В чем именно состоит нарушение договоренностей Петром Порошенко. И вы сказали, что договоренности были устные – почему их не зафиксировали на бумаге? Со стороны этот конфликт между вами и Епифанием выглядит как ваша обида на Епифания, которую вы вынесли на всеобщее обозрение, из-за того, что он нарушил эти договоренности.

– Договоренности были между мной и Президентом, с Епифанием тоже, и не только между нами тремя, но и с архиереями. И на Архиерейском Соборе была договоренность, что я продолжаю руководить Церковью на территории Украины вместе с Епифанием, а он представляет Церковь вовне. А письменно мы не подписывали, потому что я доверял и Президенту, и Епифанию, а они обманули.

– Вы первым подписали постановление, принятое 15 декабря 2018 года. Первый пункт – прекратить деятельность религиозного объединения УПЦ КП путем объединения и присоединения к создаваемой ПЦУ. Вы же его подписывали, почему?

– Подписывал. Передо мной стоял вопрос: нужно получить Томос об автокефалии или нет? Для того, чтобы получить Томос, нужно стать частью Вселенского патриархата. Потому что если мы не стали частью Константинопольского патриархата, то Константинопольский патриархат не имел бы право созывать нас на Собор. А нам нужно было отказаться от своей автокефалии, стать частью Константинопольского патриархата, а потом провести Собор и получить Томос об автокефалии. Это такой путь. Без этого не был бы каноничным ни Собор, ни Томос.

Вот и нужно было выбрать: или стать временно в составе Константинопольского патриархата, а потом получить Томос и быть автокефальной Церковью уже с Томосом. В этом была причина, почему и я, и все архиереи подписали – как временное явление для того, чтобы получить Томос. Без этого Вселенский патриарх не имел права предоставить нам Томос.

– В чем состоит нарушение со стороны Епифания ваших договоренностей о распределении полномочий и нужно ли согласовывать с Константинополем изменения в Устав?

– Мы не должны согласовывать наш устав автокефальной Церкви с Константинополем, потому что мы являемся автокефальной Церковью. Об этом мне сказал митрополит Эммануил. Он сказал: пока вы в составе Константинопольского патриархата, вы должны подчиняться решениям Вселенского патриарха. Получите Томос – вы автокефальная Церковь, и действуйте как автокефальная Церковь. А поскольку Собор будет уже автокефальной Церкви, то согласовывать со Вселенским патриархом мы не будем.

Нарушения в том, что я как патриарх должен руководить Украинской Церковью на территории Украины, а он от этого отказался и руководит сам. Не только не допускает патриарха, но и не согласовывает. Мало того, на первом Синоде подняли вопрос, чтобы меня вообще на покой отправить. Об этом же я не договаривался, чтобы меня после Томоса на покой отправили.

– Как вы думаете, почему вас не допускают к руководству Церковью?

– Хотите знать правду? Или просто ответ? Правда состоит в том, что не он управляет, а им руководят. Не он, а им. И он мне прямо сказал: не все от меня зависит. Если ты предстоятель, то почему не от тебя все зависит? Значит, есть какие-то силы, которые выше тебя, и они хотят не то, что хочешь ты, потому и говоришь «не все от меня зависит». Такое давление в своей жизни за 60 лет священства я не один раз проходил, но я стоял твердо. Божье Богу, а кесарю кесарево. И Божье кесарю не отдам. И этой дорогой я шел, иду и буду идти до смерти. Божье Богу, а кесарю кесарево, как сказал Господь Иисус Христос.

– Другие архиереи не поддерживают ваши предложения по изменениям в устав, например, владыка Михаил (Зинкевич – Ред.) говорит об этом, ссылаясь на других собратьев.

– Не будем обсуждать вопросы, которые будут подниматься на Соборе. Когда будет Собор, тогда будем об этом говорить. А сейчас рано.

– Когда может быть Собор? Это вопрос недель, месяцев?

– Это, как правильно сказал митрополит Епифаний, зависит от Священного Синода и от Архиерейского Собора. Когда они определят, тогда и будет.

– Сколько архиереев поддерживают вашу позицию? Кто-то из них, возможно, претендует на место Епифания?

– Меня это не интересует, сколько архиереев поддерживает, а сколько не поддерживает. Меня интересует правда, прямая дорога на благо украинской Церкви. А кто меня поддерживает, меня не интересует.

– Знала ли Церковь-Мать, что вы выбираете Епифания для внешнего представления Церкви? Не получается ли так, что вы обманули нашу Церковь-Мать? И второе. Церковь развивается, все идет очень хорошо, наши служат на Афоне, во Вселенском патриархате, неужели вы снова позовете детей, своих детей, в раскол?

– Я Вселенского патриарха не обманул. Я принимаю Томос об автокефалии Украинской Православной Церкви в статусе Киевской митрополии. И поэтому обвинять меня в том, что я не принимаю Томос, это неправда. Я ясно сказал: мы принимаем Томос об автокефалии Церкви в статусе митрополии. В будущем мы хотим, чтобы статус украинской Церкви был патриархатом. В будущем. Но для этого мы должны работать. Работать на объединение, как хочет Вселенский патриарх. Он ставил так вопрос: объединитесь – тогда будете признаны как патриархат. Поэтому мы должны это делать. И для того, чтобы создать единую Церковь, я предлагаю путь, который описал.

– Если будут какие-то изменения в Уставе, не заберут ли Томос?

– Это ваши мысли. И пусть они останутся вашими, чтобы они не сбылись.

– Правда ли, что вы и дальше контролируете счета УПЦ КП?

– Я уже на эти вопросы вам много раз отвечал, вам лично. Не нужно повторять одно и то же. Вы почитайте, в моем обращении все написано.

– Кто давит на Епифания?

– Не скажу вам. Он сказал, что не все от него зависит, а от кого – не сказал.

– Сейчас в Украине пребывает владыка Даниил, у вас есть шанс, чтобы с ним пообщаться?

– Если захочет, то я рад, а принуждать его я не имею возможности.

– Было ли за эти 20-30 лет обсуждение с архиереями Московского Патриархата об объединении под Киевским патриархатом?

– Наша цель была, когда был еще жив митрополит Владимир (Сабодан) – начать диалог об объединении и создании Украинской Православной Церкви. И мы начали такой диалог. А когда Москва узнала, то она запретила митрополиту этот диалог продолжать. Какое бы ни было сейчас состояние, но будет в Украине одна Украинская Православная Церковь. Одна будет. И мы должны для этого работать и убирать все, что противоречит этому единству.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Встреча Зеленского с верующими УПЦ в Ровно – это:
знак, что новая власть будет объективной в церковных вопросах
31%
просто пиар нового Президента
10%
шаг вежливости Зеленского, не более
59%
Всего проголосовало: 521

Архив

Система Orphus