Строители или рейдеры: кто и как переводит общины канонической Церкви в ПЦУ

Сторонники ПЦУ рапортуют о том, как выстраивают свою структуру, а по факту занимаются банальным рейдерством

На Волыни власти продолжают помогать отбирать храмы УПЦ. При этом далеко не все общины даже удосуживаются перерегистрировать юридически.

Через четыре месяца после фактического старта новой рейдерской кампании на Волыни более 40 общин УПЦ сменили свое подчинение в реестре юридических лиц. Областные власти, используя протоколы собраний территориальных общин, провели перерегистрацию общин религиозных в ПЦУ. Была ли эта перерегистрация добровольной, как браво утверждают рейдеры и их помощники?

Есть основания сомневаться

С конца февраля до середины апреля 2019 года глава Волынской облгосадминистрации Александр Савченко несколько раз издавал специальные распоряжения о перерегистрации уставов общин УПЦ в пользу ПЦУ.

Первым в очереди на «белое рейдерство» стал Свято-Николаевский приход канонической Церкви в селе Жидычин Киверцовского района. Ему посвятили специальное распоряжение № 101 от 28 февраля 2019 года. Это при том, что силовой захват храма организовали меньше чем за неделю до перерегистрации общины. А немало приходов на Волыни захватили по факту, начиная с середины января, однако они до сих пор официально числятся за УПЦ.

Трудно сказать, почему именно Жидычин открыл счет насильственной перерегистрации религиозных общин в регионе. Однако дальнейшие действия чиновников несколько прояснили эту тактику, и в конце апреля мы уже имеем основания утверждать: волынские власти проводят регистрацию в пользу ПЦУ исключительно для того, чтобы усилить позиции рейдеров.

Кстати, при работе с уставными документами ограбленной жидычинской общины УПЦ деятели торопились настолько, что, изменив с 27 февраля данные руководителя юридического лица, забыли изменить данные подписанта: в этой графе остался числиться настоящий настоятель общины УПЦ.

Распоряжения председателя – на поток

Дальше – больше. Власти разохотились, организаторы рейдерских захватов стали «подгонять» новые пакеты «липовой» документации, и дело пошло.

На очереди оказались села Раков Лес Камень-Каширского района, Клепачев Киверцовского района, Скобелка Гороховского района.

В следующем распоряжении перерегистрацию провели для религиозных общин сел Смолява и Шклинь Гороховского района, Несвич Луцкого района, Кульчин Киверцовского района, Мызово Старовыжевского района, Красноволя Маневицкого района, Жашковичи Иванычевского района.

В скором времени очередь подошла к селам Пирванче, Мирное, городу районного значения Берестечко Гороховского района, селу Берестяное Киверцовского района, Садов и Веселое Луцкого района, Маньков и Холопичи Локачинского района, Сусваль Владимир-Волынского района.

Волынские власти проводят регистрацию в пользу ПЦУ исключительно для того, чтобы усилить позиции рейдеров.

5 апреля было издано распоряжение для сел Доротище, Радошин, Старые Кошары Ковельского района, Марковичи, Диковины и Новостав Гороховского района, Пятидни, Суходолы и Охновка Владимир-Волынского района, Боблы и Дулибы Турийского района, Радомышль Луцкого района, Заболотцы Иванычевского района.

16 апреля власти выдали «дембельский аккорд», перекроив в пользу ПЦУ документы общин села Будятичи Иванычевского района, Войнин и Старый Загоров Локачинского района, Доросины Рожищенского района, Озеряны Луцкого района, Лобачовка, Озерцы, Зеленое Гороховского района.

На сегодня рейдерские действия в той или иной форме задели более 40 населенных пунктов, где действуют приходы УПЦ, во Владимир-Волынской епархии, и более 70 – в соседней Волынской. По состоянию на 19 апреля перерегистрацию уставов провели в 41 населенном пункте.

И лишь в нескольких случаях речь идет о настоящем, добровольном переходе общины, в результате решения настоятеля, актива верующих или хотя бы части прихожан. Это села Раков Лес, в котором в раскол ушел один из двух клириков села, Новостав и Зеленое Гороховского района, где в раскол также ушли настоятели, по неподтвержденным данным – село Суходолы.

«Спасибо» чиновникам

В остальных же случаях регистрационные действия провели для того, чтобы закрепить успех силового захвата, вопреки сопротивлению верующих и священнослужителей, с игнорированием решений законных приходских собраний, оформленных в протоколы. Храмы захватывали с попутным избиением прихожан и священников, срезанием дверей, вскрытием замков, угрозами выселения и тому подобными убедительными признаками «добровольности» перехода.

Именно перерегистрация устава религиозной общины, с использованием протоколов собрания общины территориальной, стала катализатором двух последних на этот момент атак на храмы УПЦ – в селе Будятичи Иванычевского района и селе Старый Загоров Локачинского района. До последнего момента настоятели и верующие пытались отстоять свое имущество, однако, вооружившись соответствующими бумагами, рейдеры прямо заявили: «Езжайте разбираться в Луцк».

В остальных случаях по факту перерегистрация лишь закрепила успех уже состоявшегося силового захвата.

А где же они – добровольные-то переходы?

Среди деятелей ПЦУ, развивающих особо выдающуюся Facebook-активность, принято регулярно выдавать радостные оповещения, что тот или иной их собрат тоже решил перейти от УПЦ в новую церковную структуру. Рассмотрим же список населенных пунктов, в которых власти провели перерегистрацию общины, действительно перешедшей в ПЦУ – вместе с настоятелем. А он очень короткий, этот список.

Реалии приходской жизни в селе таковы, что решение абсолютного большинства верующих действительно может подтолкнуть настоятеля уйти вместе с общиной в другую конфессию. Крайне маловероятно, что священник заупрямится и останется жить в селе, в котором к нему никто не приходит на литургию. В селе Диковины Гороховского района, например, священник УПЦ, узнав о единогласном решении общины, просто положил ключи от храма на стол и покинул приход. Хотя эти события были еще в феврале, перерегистрировали устав только 5 апреля. Некуда было спешить?

Так вот, довели дело до логичного завершения лишь в селах Новостав и Зеленое. Настоятелей этих приходов отправили в запрет за уход в раскол, и теперь их общины вместе с ними официально числятся в ПЦУ.

Храмы захватывали с попутным избиением прихожан и священников, срезанием дверей, вскрытием замков, угрозами выселения и тому подобными убедительными признаками «добровольности» перехода.

А что же другие священники, тоже в силу тех или иных причин ушедшие в ПЦУ? Понятно, что государственные дела у нас отделены от церковных, но все же, объявляя о «переходе» общины в ПЦУ, неплохо было бы разобраться и с регистрацией юридического лица? А вот и нет.

Приходится делать вывод, что, получив в свое распоряжение храм, рейдеры в абсолютном большинстве случаев теряют интерес к юридической составляющей. В селе Стрельче, в котором вместе с приходом священник ушел в УПЦ КП еще в 2014 году, до последнего времени официально оставалась действовать община УПЦ, и все участники рейдерского захвата отлично себя чувствовали.

А что же та пара десятков настоятелей волынских общин, которые объявили об уходе из УПЦ в 2019 году? Почему эти приходы не спешат перерегистрировать, ведь ПЦУ заверяет всех, что активно выстраивает свою структуру? Почему насильственно переведенных в ее распоряжение общин зарегистрировали уже под полсотни, а до реальных переходов так и не доходят руки?

Итак:

Свято-Преображенская община села Нуйно Камень-Каширского района, ушедший в раскол отец Иоанн Фатич, номер юрлица – 21741999. По состоянию на 24 апреля – остается в УПЦ.

Община Рождества Пресвятой Богородицы, село Буяны Луцкого района, ушедший в раскол отец Юрий Рудь, номер юрлица – 25817328. По состоянию на 24 апреля – остается в УПЦ.

Свято-Дмитриевская община села Антоновка Гороховского района, ушедший в раскол отец Роман Старик, номер юрлица – 20149514. По состоянию на 24 апреля – остается в УПЦ.

Свято-Иовская община села Борисковичи Гороховского района, ушедший в раскол отец Сергей Кравчук, номер юрлица – 20148791. По состоянию на 24 апреля – остается в УПЦ.

Свято-Михайловская община села Топилище Иванычевского района, ушедший в раскол отец Сергей Романюк, номер юрлица – 21745968. По состоянию на 24 апреля – остается в УПЦ.

Как интересно, не правда ли? Может быть, дело в нерасторопности настоятелей?

Вернемся к истории с селом Будятичи. Здесь сравнительно недавно, в марте, состоялись сборы территориальной общины, которые якобы решили перевести приход в ПЦУ. Участники традиционно проигнорировали противоположное решение религиозной общины, которая заявила, что остается в УПЦ, но мы к этому уже привыкли.

Так вот, регистрацию для этого юридического лица совершили уже 16 апреля, за этим незамедлительно последовала и атака на храм. Мы обратились к данным реестра, и что же? Подписантом общины теперь числится отец Юрий Мартыновский, покинувший ряды УПЦ вместе со своим приходом в соседнем селе Гряды еще зимой.

А как же дела в селе Гряды? Его собственная Свято-Казанско-Богородичная община, номер юридического лица 21746318, по состоянию на то же 24 апреля все еще в юрисдикции УПЦ.

Сложно сказать, по каким причинам настоятели, ушедшие в раскол, медлят с переводом своих общин в новую структуру. Не исключено, что одним из более-менее внятных объяснений может быть междоусобица в самой ПЦУ.

На Волыни это проявилось в одном из приходов Гороховского района, в селе Шклинь, настоятеля которого милостиво принял в состав тогда еще не зарегистрированной Ровенско-Волынской «епархии» ПЦУ «епископ» Гавриил Кризина. А после, в результате местечковой борьбы со сторонниками другого «архиерея», известного в широких кругах «митрополита» Михаила Зинкевича, приход оказался в составе его вотчины – Волынской «епархии». Указ о принятии настоятеля УПЦ к себе в подчинение Кризина отменил, и «переход», конечно же, буквально за пару недель оформили юридически – с подчиненным Зинкевича Михаилом Стрельчуком во главе.

«Вишенка на торт»

На Волыни, как мало в каком регионе, есть широкий выбор в плане подчинения приходов новой церковной структуре. Немало священников, которых заставили переходить в ПЦУ, как утверждают источники, были не в восторге от перспективы обращения к скандально прославившемуся Михаилу Зинкевичу и уходили, как к альтернативе, к Гавриилу Кризине.

Однако на волынской земле успел «наследить» и не менее известный экс-митрополит Александр (Драбинко), чей клирик помог увести в ПЦУ храм в своем родном селе Ощев. К нему ушел бывший диакон из Владимир-Волынской епархии Виктор Мартыненко.

И к нему же с предложением о «переходе» обратился родственник Мартыненко, в течение нескольких последних лет – настоятель прихода УПЦ в селе Крапивщина отец Максим Хоменко. В реестре не удалось найти религиозной организации, которую возглавлял бы этот человек. Точнее, религиозная община – тоже все еще в юрисдикции УПЦ – в Крапивщине действует, ее номер 23252939, однако руководителем и подписантом в ней с 2011 года и по сей день официально числится другой священник этой епархии!

Впрочем, как уже можно убедиться, подобными мелочами в ПЦУ не очень заморачиваются. Деятелям новой, разворачивающей бурную деятельность церковной структуры вполне хватает найти на карте название населенного пункта, в котором построен храм или хотя бы выделен угол для богослужений в каком-нибудь помещении, и объявить его своим – проведя сборы территориальной общины. Если юридического лица в населении не зарегистрировано вообще – как в Положево Шацкого района, в селах Байковцы и Битень Ковельского района, это тоже делу не мешает, ведь главное, видимо, – недвижимость.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как относиться к словам патр. Варфоломея, что украинцы ждали Томоса 700 лет?
мы ждали даже больше – 1 000 лет
3%
мы никогда ничего от Фанара не ждали
57%
тогда и давать надо было 700 лет назад
10%
не понимаю, откуда вообще эта арифметика
30%
Всего проголосовало: 1291

Архив

Система Orphus