Кто поддержит патриарха Варфоломея, оказавшегося в изоляции?

По мнению греческого богослова, патриарх Варфоломей оказался в изоляции

Греческий богослов о том, как два митрополита пытаются поддержать Фанар в деле с легализацией украинских раскольников (перевод с греческого).

СПЖ публикует статью профессора Богословской школы Университета Аристотеля в Салониках Феодора Зиссиса о церковном расколе в Украине и антиканонических действиях Константинопольского патриархата.

Патриарх Варфоломей оказался в изоляции. Опасность этнофилетизма

Из-за своих антиканоничных и противных соборному строю Церкви действий по предоставлению автокефалии украинским раскольникам Константинопольская Церковь впервые оказалась в изоляции от прочих автокефальных Церквей. Она поставила под сомнение свою общепризнанную координирующую роль – роль центра церковного единства; ее церковная проверенная временем и всегда бывшая результативной церковная политика завершилась крахом. Началом всему этому было ущербное и неполноценное представительство церковного Тела на Критском лже-Соборе.

В опубликованных ранее наших текстах, посвященных данному вопросу, мы указывали, что грекоязычным руководителям некоторых поместных Церквей (Александрийской, Иерусалимской, Кипрской, Элладской, Албанской) грозит опасность увлечься этнофилетическими (т.е. национальными) критериями и поддержать грекоязычную первопрестольную Церковь, впав тем самым в ересь этнофилетизма, осужденную поместным Константинопольским Собором 1872 г. в связи с этнофилетическими действиями со стороны болгар.

К несчастью, именно такими критериями сейчас руководствуется немалая часть грекоязычных клириков, богословов и канонистов, которые ставят патриотические чувства и национальность выше принадлежности всех православных к единому Телу Церкви Христовой, в котором нет национальных границ, «где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (1Кор. 3, 11).

Неканоничность вторжения Константинопольской Церкви на каноническую территорию Русской Церкви ясна, как день. Эта территория уже больше трех веков (с 1686 г.) принадлежала Русской Церкви при несомненном и всемирном признании этого всеми Поместными Церквами (в том числе и самим Вселенским патриархатом), как показали научные исторические и канонические исследования.

Неканоничность вторжения Константинопольской Церкви на каноническую территорию Русской Церкви ясна, как день.

И тем не менее некоторые исследователи прилагают усилия, чтобы представить иную картину: якобы Вселенскому патриархату принадлежит каноническая юрисдикция в Украине, и, что еще хуже, будто бы ему принадлежит исключительное право даровать автокефалию без согласия всего Тела Церкви, которое должно выражаться соборно и всеправославно.

Эта новоявленная экклезиология, стремящаяся представить Вселенского патриарха не как «первого среди равных» (primus inter pares), принимающего решения и судящего в согласии с остальными, но как «первого без равных» (primus sine paribus), принимающего решения единовластно, как папа, достигла своей вершины в совершенно единоличном и авторитарном решении Вселенского патриархата восстановить украинских раскольников без соблюдения предусмотренных священными канонами условий – публичного покаяния, перерукоположения или повторного возложения рук.

Что хуже всего в ситуации с украинскими раскольниками (и это обстоятельство еще не вполне осознано с канонической и пастырской точки зрения), так это то, что много веков уже существует каноническая Церковь, ныне возглавляемая Митрополитом Онуфрием, от которой отпали раскольники, но при этом патриарх Варфоломей создает параллельную юрисдикцию в том же месте, создает новый Синод, тем самым становясь создателем раскола, который может иметь горькие последствия не только для Украины, но и для всего Вселенского Православия.

Священноначалие грекоязычных Поместных Церквей против украинской автокефалии

На данный момент четыре из пяти грекоязычных Поместных Церквей отказались встать на сторону Константинопольской Церкви, а пятая, Элладская, молчит и выжидает. Две – Албанская и Кипрская – особо просят о созыве Всеправославного Собора по украинскому вопросу.

С радостью православная полнота встретила возвышающуюся над национальной ограниченностью позицию владык Хризостома Кипрского и Анастасия Албанского, которые хотя и встретились по приглашению патриарха Варфоломея с ним в Вене, тем не менее не отказались от своего отрицательного отношения к антиканоничному, противоречащему соборному устройству Церкви и одностороннему решению о предоставлении автокефалии украинским раскольникам.

До некоторой степени эти предстоятели тем самым искупили свою вину за поддержку Критского лже-Собора и тогдашних папистских действий патриарха Варфоломея. В конце концов именно они подтолкнули его к тому, чтобы проигнорировать и не принять в расчет возражения четырех Поместных Церквей, представляющих большую часть православных верующих. Если бы не это, патриарх Варфоломей не решился бы теперь проигнорировать мнение Церквей и украинской Матери-Церкви (Русской Церкви), а также позицию канонической Церкви Митрополита Онуфрия, которая ни о какой автокефалии не просила. Не решился бы он принять единоличное и авторитарное решение о восстановлении низложенных схизматиков. Не решился бы он и учить их истории Церкви, приводя примеры (как, например, Мелетианский раскол), которые не имеют никакого отношения к украинскому расколу.

Несообразность приводимых патриархом Варфоломеем параллелей показали и другие, и сам архиепископ Анастасий в своем ответе на возмущенное письмо патриарха Варфоломея, которое по всей справедливости было названо «манифестом фанариотского "первенства" в Православной Церкви».

Внутренние противоречия в заявлении архиепископа Анастасия: он против раскольников, но готов ждать грозящего раскола

Следует, впрочем, отметить, что предстоятель Албанской Церкви Анастасий, хотя и совершенно правильно возымел смелость поставить под сомнение предоставление автокефалии украинским раскольникам (причем сделал это с высочайшим уровнем научной аргументации), тем не менее не хотел показаться «русофилом» и потому частично обратил некоторые обвинения и против Русской Церкви, тем самым отчасти удовлетворяя этнофилетизм сторонников Фанара.

Кроме того, владыка Анастасий неоднократно с похвалой отозвался о «Всеправославных совещаниях предстоятелей и Святом и Великом Соборе Православной Церкви, которые стали возможны лишь благодаря неустанным трудам Вселенского патриархата и божественного всесвятейшества Вселенского патриарха».

Более того, он нанес существенный ущерб собственной православной позиции по вопросу о ложной автокефалии украинских раскольников, когда заявил в конце своего второго послания, что в случае возникновения большой схизмы по причине ошибочных действий патриарха Варфоломея (о чем он сам написал чуть выше) Албанская Церковь, тем не менее, останется с Константинопольским патриархатом, который стал виновником схизмы.

Неужели архиепископ Анастасий хотел бы вести свою паству в погибель? Ведь ни ересь, ни раскол не могут вести ко спасению. Такие заявления вызывают недоумение и смущение: как они согласуются с разумностью и мудростью архиепископа и его миссионерскими трудами, которые он нес всю свою жизнь, чтобы привести людей ко спасению? Подобная позиция могла бы быть оправданной только с точки зрения экуменического смешения, которое уравнивает различные религии, ереси и расколы с Православием.

Что хуже всего, так это то, что много веков уже существует каноническая Церковь, ныне возглавляемая Митрополитом Онуфрием, но при этом патриарх Варфоломей создает параллельную юрисдикцию, создает новый Синод, тем самым становясь создателем раскола, который может иметь горькие последствия не только для Украины, но и для всего Вселенского Православия.

Дословно он пишет следующее: «Во избежание любых перетолкований мы разъясняем, что в случае трагического исхода в виде раскола (упаси Боже!), Албанская Автокефальная Православная Церковь останется со Вселенским патриархатом, неизменно говоря об истине с любовью».

До какой степени можно говорить об истине, если «любовь» ведет к расколу, мы сейчас продемонстрируем на двух примерах – одном соборном, имеющем вселенский авторитет, и другом святоотеческом.

2-е правило Антиохийского Собора, гласит: «Да не будет же позволено имети общение с отлученными от общения, ниже сходитися в домы и молитися с находящимися вне общения церковнаго; чуждающихся собраний одной церкви не приимати и в другой церкви. Аще же кто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или кто либо из клира, окажется сообщающимся с отлученным от общения: да будет и сам вне общения церковнаго, яко производящий замешательство в чине церковном».

Также и златоречивый Павел после Павла, святитель Иоанн Златоуст, учит, что раскол в Церкви – великое зло, ничуть не меньшее, чем ересь: «Итак, я говорю и свидетельствую, что производить разделения в Церкви не меньшее зло, как и впадать в ереси».

Ничто так не оскорбляет Бога, как ереси и расколы. Даже мученическая кровь не может смыть грех раскола.

В чем ошибся замечательный богослов митрополит Иерофей

Мы уже написали выше, что из пяти грекоязычных Церквей четыре не принимают украинскую лже-автокефалию и не поминают в диптихах предстоятеля раскольников митр. Епифания. Они требуют созыва Всеправославного Собора для решения этого вопроса, на что не соглашается претендующий на полноту власти патриарх Варфоломей.

Неизвестной и неопределенной остается позиция Элладской Церкви, предстоятель которой – кир Иероним – сам не принял ясного решения, не созвал Архиерейский Собор, чтобы тот принял решение соборным образом. Вместо этого он затягивает дело при помощи различных комиссий с тем, чтобы когда-нибудь (когда?) оно было передано Архиерейскому Собору.

Поскольку среди иерархов Элладской Церкви будут серьезные возражения против действий Вселенского патриархата со стороны таких правомыслящих архиереев, как митрополиты Кифирский Серафим и Пирейский Серафим, архиепископ Иероним хочет избежать поводов для полемики, оставляя вопрос в «подвешенном», неопределенном состоянии, надеясь, видимо, что все прояснится само собой.

Разумеется, с церковной точки зрения все и так совершенно ясно: ни одна Поместная Автокефальная Церковь не признает лже-автокефалию в Украине; ни одна Поместная Автокефальная Церковь не поминает в диптихах предстоятеля раскольников Епифания. Более того, в действительности против лже-автокефалии выступает и сам архиепископ Иероним, который также не поминает раскольника Епифания.

Было бы совершенно логично, канонично и в согласии с соборным строем Церкви, если бы и Элладская Церковь присоединилась ко всеправославному отвержению лже-автокефалии, закрыв таким образом перед Вселенским патриархом путь к созданию новой схизмы (наподобие той, что возникла после реформы календаря).

Однако архиепископ Иероним оставляет вопрос открытым, поскольку на него, очевидно, оказывается давление со стороны политических, культурных, геополитических и церковных центров, которые разжигают русофобию и раздувают в своих собственных интересах греческий этнофилетизм.

Но поскольку в церковных и богословских кругах, особенно среди иерархов, трудно найти богословски образованного архиерея, пользующегося авторитетом и признанием, который подготовил бы достаточно серьезное и соответствующее по своему уровню обоснование для признания лже-автокефалии украинских раскольников, это тяжкое, антиканоничное и противное соборному строю Церкви дело взял на себя (быть может, не вполне осознавая, что делает) митрополит Навпкатский Иерофей Влахос, до сих пор пользовавшийся доброй славой благодаря своей борьбе с экуменизмом и ересями, проявлявшейся в широкой писательской деятельности. Все мы знаем, что антихристовы силы стараются сделать напрасным труд своих противников и ввести в заблуждение даже избранных.

Ни одна Поместная автокефальная Церковь не признает лже-автокефалию в Украине; ни одна Поместная автокефальная Церковь не поминает в диптихах предстоятеля раскольников Епифания.

По правде сказать, мы не могли поверить своим глазам от изумления, когда читали его послание к Священному Синоду Элладской Церкви от 30 марта сего года. В этом письме митрополит, как член Архиерейского Собора Элладской Церкви, излагает свое мнение по украинскому церковному вопросу. Его текст включают следующие пункты:

  • Краткая история предоставления автокефалий и статуса патриархов.
  • Патриаршие и синодальные Томосы о предоставлении автокефалии и статуса патриархата.
  • Вопрос об образе предоставления автокефального статуса той или иной Церкви.

В этих первых трех пунктах митр. Иерофей полагает, что изложил теоретические, богословские, исторические и канонически-правовые основания для дальнейших рассуждений. Далее:

  • Отношение к вопросу об автокефалии в Украине. В этом пункте он полностью соглашается с позицией и притязаниями Вселенского патриархата (возможно, что и архиепископа Иеронима?), а также всех русофобских политических и геополитических сил, а затем приходит к совершенно ничем не обоснованному и неприемлемому выводу, дословно следующему: «Элладская Церковь не может отрицать решения Вселенского патриархата по поводу его деяния дарования автокефалии Церкви Украины, но должна принять сейчас это решение и пребывать в ожидании того момента, когда она сможет выразить общее мнение на голосовании, когда соберется Вселенский Собор. Там будет суждение не только об образе дарования автокефалии не только Украине, но и другим Церквям. Неприятие способа дарования Томоса поставит под сомнение автокефалии восьми уже существующих автокефальных Церквей, в том числе и Элладской, поскольку эти Церкви получили свою автокефалию от одного лишь Вселенского патриархата».

Сейчас мы не будем заниматься подробным критическим разбором этих утверждений митрополита: это уже было сделано достаточным количеством исследователей. Многие совершенно справедливо выражали свое негодование, раздражение, разочарование, возмущение тем, что митрополит Иерофей поддержал определенные политические и церковные силы, а особенно – тем, что он пытается указать Элладской Церкви богословский курс на признание авторитарного решения патриарха Варфоломея о даровании автокефалии раскольникам в Украине. Даже в целом согласный с митрополитом в поддержке раскольнических действий Вселенского патриарха канонист Анастасий Вавускос отметил, насколько поспешными и слабо обоснованными были выводы митрополита Иерофея.

Мы бы отметили только одно: митрополит Иерофей засовывает голову в песок, закрывает глаза на чудовищный факт: автокефалия дается не канонической Церкви Украины, а двум раскольническим группировкам, которые не проявляют ни малейшего покаяния и желания вернуться в каноническую Церковь к ее предстоятелю Митрополиту Онуфрию.

Все прочие Автокефальные Церкви особо подчеркивают, что раскольническое состояние новой лже-автокефальной церкви составляет главное препятствие для ее признания и одобрения. Все они считают, что в Украине продолжается схизма, поскольку Церковь, извергшая раскольников из сана и отлучившая их, не снимала этих прещений, поскольку не было изъявлено никакого покаяния со стороны схизматиков.

Митрополит Иерофей же, напротив, нигде в своем письме ни словом не упоминает о церковной проблеме раскола. В его текстах нет слова «схизма», нет слова «раскол», эти слова просто куда-то пропали. Как будто речь идет о даровании автокефалии канонической Церкви, и мы обсуждаем только вопрос о праве Вселенского патриарха даровать автокефалии и приводим исторические и канонические аргументы!

Однако ни в одном из прошлых случаев предоставления автокефалии в церковном пространстве, которое выделялось в автокефалию, не было противостояния канонической и раскольнической Церквей. Об автокефалии просила – и получала ее! – Церковь, которая заключала в себе всю полноту верующих этой страны. Бывало и такое, что Церковь уходила в раскол, изъявляла покаяние, возвращалась в канонический статус и получала автокефалию.

В Украине есть одна и только одна каноническая Церковь, которую века признавали все автокефальные Церкви, и она ни о какой автокефалии не просила. Просили о ней раскольники, которым Вселенский патриархат должен был рекомендовать покаяться и вернуться в каноническую Церковь, поскольку она и только она имеет право просить об автокефалии и получить ее.

Теперь в той же стране Вселенским патриархом была создана параллельная Поместная Церковь со своим отдельным Синодом, не признаваемым канонической Церковью. Патриаршим указом, по сути, был создан раскол. Как могут в одной стране существовать две церковные юрисдикции? Годами мы пытаемся решить проблему множественности юрисдикций в православной диаспоре, а Вселенский патриарх вносит ту же проблему на законную каноническую территорию автокефальных Церквей, где для этого и вовсе нет никаких богословских и канонических оснований.

Автокефалия дается не канонической Церкви Украины, а двум раскольническим группировкам, которые не проявляют ни малейшего покаяния и желания вернуться в каноническую Церковь.

Относительно того, что именно игнорируемый митрополитом Навпактским раскол в Украине, который был узаконен авторитарно и вопреки канонам, является одной из самых основных причин, по которым все поместные Церкви отвергают новую лже-автокефалию, мы можем указать несколько свидетельств.

Сама каноническая Церковь Украины и ее предстоятель Митрополит Онуфрий в своем последнем синодальном решении, помимо прочего, отмечают: «Согласно историко-канонической традиции Церкви, автокефалия предоставляется только единой Церкви в пределах конкретного государства, а не какой-то части, отколовшейся от Тела Церкви».

Архиепископ Албанский Анастасий в своем первом послании к патриарху Варфоломею напоминает: «Сотни тысяч православных верующих, находящихся под омофором Блаженнейшего Митрополита Онуфрия (по статистике, на январь 2018 г. у них было 12 069 приходов, 90 архиереев, 12 283 клирика, 251 монастырь и 4 412 монахов), отказались участвовать в процессе предоставления автокефалии; более того, они разорвали евхаристическое общение со Вселенским патриархатом. В прошлом церковная полнота тех стран, которым предоставлялась автокефалия – Сербии, Румынии, Болгарии, Грузии, Польши, Албании, Чехии и Словакии, – была единой».

В самой категоричной форме Сербская Церковь в своем послании к Вселенскому патриарху от 6 февраля 2019 г. осуждает антиканоническое вторжение Фанара на каноническую территорию Святейшей Русской Церкви и пишет: «Одновременно Сербская Православная Церковь не признает в качестве "Автокефальной Церкви Украины" провозглашенную, но с канонической точки зрения несуществующую, а на деле насильно навязанную искусственную "конфедерацию" украинских раскольнических группировок (уже снова рьяно противоборствующих друг с другом и неудержимо идущих к разделению). Раскольники остались раскольниками. Единожды раскольник – раскольник навсегда, за исключением случаев искреннего обращения и глубокого покаяния. Единственной Церковью, которую Сербская Церковь знает и признает, является каноническая Украинская Православная Церковь во главе с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием».

Два известных иерарха – митрополит Киккский Никифор (Кипрская Церковь) и митрополит Бачский Ириней (Сербская Церковь) также пишут об этом.

Митрополит Киккский:

«По моему скромному мнению, подобное деяние представляется антиканоничным, поскольку, согласно священным канонам, любое прещение, и в данном случае извержение из сана и отлучение вышеуказанных лиц, снимается тем органом, который и наложил его, при условии, конечно, предварительного деятельного покаяния осужденных. В этой связи только Православный Московский Патриархат, который изверг из сана и отлучил от Церкви, имел номоканонические полномочия восстановить и вернуть согрешивших в лоно Православной Церкви. Но есть и другая, по моему скромному мнению, серьезнейшая ошибка Вселенского патриарха – пренебрежительное игнорирование кир Онуфрия, митрополита единственной общепризнанной Православной Церкви Украины, а вместо него – признание в качестве митрополита Киевского и всея Украины не имеющего канонического рукоположения самосвята Епифания и предоставление ему соборного Томоса об автокефалии во время сослужения с ним».

Епископ Бачский:

«Однако в то же время мы не можем пренебрегать общеобязывающими каноническими нормами, в которых поясняется, что нет общения с отлученными, то есть с теми, кто добровольно и своевольно лишил себя благодатного общения. Мы не можем и не смеем сглаживать существенную разницу между Церковью и расколом, между законными преемниками святых апостолов и «самопосвящеными" самозванцами».

Увы, но митрополит Иерофей, противясь священным канонам, предлагает Элладской Церкви вступить в общение с отлученными от общения раскольниками и забыть о различии между Церковью и схизмой. По его мнению, мы сами должны быть раскольниками, рискуя спасением своим, равно как и спасением паствы, пока не соберется Вселенский Собор, который рассудит, хорошим или плохим решением было дать автокефалию раскольникам.

Ну, что, хорошенькое же это пастырское попечение? Много тут заботы о спасении? Не правда ли, не напрасны негодование, раздражение, разочарование, возмущение против митрополита Иерофея?

Romfea

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus