Выборы и Святая София: превратят ли снова Великую Церковь в мечеть

Реджеп Эрдоган нацелился на превращение Святой Софии в мечеть

Как выборы в Турции отразятся на судьбе одной из главных святынь Православия и кто этому может помешать.

31 марта состоялись не только президентские выборы в Украине, но и выборы в местные органы власти в Турции. Незадолго до этого президент этой страны Реджеп Эрдоган анонсировал превращение собора Святой Софии в Стамбуле из музея в мечеть. Причем такое решение могут принять сразу после муниципальных выборов в Турции.

Выборы состоялись. Превратится ли Святая София в мечеть, какие события могут за этим последовать и о чем говорит ситуация вокруг одной из главных святынь христианского мира?

Немного о соборе Святой Софии

Собор Святой Софии в Стамбуле

Собор Святой Софии Премудрости Божией построили при императоре святом Юстиниане Великом в первой половине VI века (освятили в 537 г.). Его высота достигает 55,6 м, диаметр купола – 31 м. Более тысячи лет собор был самым большим христианским храмом в мире. Еще на этапе строительства он получил титул «Великая Церковь».

Ежедневно на строительстве трудились 10 тысяч рабочих. Постройка обошлась в три годовых бюджета Византийской империи. Монументальность и великолепие собора породили многочисленные легенды о прямой помощи небесных сил в проектировании и строительстве Святой Софии. По свидетельству историков, император Юстиниан после окончания строительства, войдя в величественный храм, воскликнул: «Соломон, я превзошел тебя!»

Для проведения богослужений и содержания собора назначили многочисленный штат, который доходил до 600 человек, включая 60 священников, 100 диаконов, 40 диаконис, 90 иподиаконов, 110 чтецов и т.д.

Именно в этом храме в 1054 г. легаты Римского Папы Льва IX положили на престол грамоты об отлучении Константинопольского патриарха Михаила Кирулария, что послужило формальной точкой отпадения римской курии от Церкви. Здесь послы киевского святого равноапостольного князя Владимира настолько были поражены красотою православного богослужения, что описывали свое состояние так: «Мы не знали, находимся ли мы на небе или на земле».

В I тысячелетии собор Святой Софии дважды сильно страдал от землетрясений. Впервые это случилось через несколько лет после окончания строительства. Тогда была разрушена восточная часть здания, что обнаружило некоторые ошибки в проектировании. В 989 г. сильным разрушениям подвергся купол. При его восстановлении здание перестроили, и оно утратило свой первоначальный вид.

В ночь с 28 на 29 мая 1453 г. в соборе Святой Софии отслужили последнюю в его истории божественную литургию, за которой причастились император и все его окружение. А уже через несколько часов в храм ворвались турки, которые стали неистово убивать христиан и грабить сам собор. Крови было пролито столько, что на одной из колонн оставили красную полосу для обозначения ее уровня.

Собор обратили в мечеть и назвали Айя-София. Большинство фресок и мозаик замазали штукатуркой, а к зданию пристроили дополнительные опоры, существенно изменившие его внешний облик.

В середине XIX века провели реставрацию, а в 1935 г. первый президент Турецкой Республики Кемаль Ататюрк подписал декрет, согласно которому Айя-София стала музеем. С фресок и мозаик счистили штукатурку, что позволило продемонстрировать людям сохранившиеся священные изображения.

Современный интерьер собора Святой Софии

Никаких религиозных обрядов в Софии не проводили с 1935 г., но в 2006 г. в музейном комплексе выделили небольшое помещение для совершения намаза сотрудниками музея.

Немного о внутриполитической ситуации в Турции

История современной Турции началась в 1923 г. когда была провозглашена Турецкая Республика. Это государство образовалось после уничтожения Османской империи в ходе Первой мировой войны и последовавших за ней событий.

Турецкую Республику объявили светским государством. Закон закрепил отделение религии от государства и свободу совести. Однако мусульманство играет очень большую роль в жизни общества. В Турции действует порядка 78 000 мечетей, примерно 1 мечеть на 1 000 населения.

Турцию вполне можно было бы отнести к исламским государствам, если бы на страже светского характера государства не стояла армия. Именно она до недавнего времени не позволяла руководителям турецкого государства превратить его в оплот ислама на Ближнем Востоке. Если турецкие политики уж слишком далеко заходили в своих попытках превратить Турцию обратно в религиозное государство, генералы устраивали госпереворот, и все возвращалось на круги своя. Но так было до тех пор, пока к власти не пришел нынешний президент.

Реджеп Тайип Эрдоган – выходец из религиозной исламской семьи, в 1973 г. окончил религиозный лицей имамов-хатыбов в Стамбуле. Политическую карьеру начинал в молодежном подразделении исламской Партии национального спасения. В 1994-м его избрали мэром Стамбула от другой исламской политсилы – Партии благоденствия, которую запретили в 1997 г. после очередного военного переворота, сам Эрдоган тогда ненадолго оказался в тюрьме.

Эрдоган хорошо усвоил политические уроки и понял, что продвигать исламизацию турецкого государства необходимо по принципу «медленно, но уверенно». В 2001 г. он учредил Партию справедливости и развития, которая одержала победу на парламентских выборах в 2002 г. В 2003-м он стал премьер-министром Турции, а в 2014-м – президентом.

Все эти годы он медленно, но уверенно старался сократить влияние на политику генералов и расширить свое. Но делал это очень аккуратно, чтобы не спровоцировать против себя очередной переворот.

В 2016 г. военные все же попытались силой отстранить Эрдогана от власти. Переворот не удался, и вместо потери поста президента Эрдоган, наоборот, получил огромный карт-бланш на расправу со своими политическими противниками, которым он не преминул воспользоваться. В стране начались массовые аресты и увольнения. Под стражу взяли несколько сотен высших армейских офицеров, в том числе 103 генерала и адмирала. Из органов власти и управления уволили более 100 000 госслужащих. А Эрдоган в 2017 г. провел референдум, на котором одобрили 18 поправок к Конституции, значительно расширяющие полномочия президента.

Переворот не удался, и вместо потери поста президента Эрдоган, наоборот, получил огромный карт-бланш на расправу со своими политическими противниками.

В этих новых и благоприятных внутриполитических условиях Эрдоган стал примерять на себя роль лидера всего мусульманского мира. Его политика, проводимая уже около 20 лет в мягкой форме, стала более явственной и жесткой. Это политика неоосманизма, которая предполагает возвращение Турции в клуб самых сильных держав мира в качестве возродившейся империи.

Все чаще турецкий президент жестко реагирует на притеснения мусульман, где бы это ни происходило и какое бы гражданство ни имели эти притесняемые. Религиозная карта становится одной из основных в руках Эрдогана. И вот тут мы подходим к вопросу о соборе Святой Софии.

Судьба Святой Софии

В 2015 г. Эрдоган распорядился читать в Софийском соборе суры Корана в период месяца Рамадан. Чтения транслировали по телевидению. В 2018-м Коран в соборе читал лично президент. Однако в этом же году по запросу организации «Управление по историческим памятникам и окружающей среде» конституционный суд Турции признал недопустимым изменение для святой Софии статуса музея.

15 марта 2019 г. в новозеландском городе Крайстчерч произошел теракт: в двух мечетях погибли 50 человек и еще около 50 получили ранения. С наиболее резкими заявлениями по этому поводу выступил турецкий президент, хотя среди погибших не было ни одного гражданина Турции. Эрдоган обвинил Запад в замалчивании этого теракта и вообще исламофобии.

Незадолго до теракта его главный организатор Брентон Тарант обнародовал манифест, в котором на 73 страницах объяснил мотивы своего поступка. В частности, Брентон упоминал собор Святой Софии, называл Стамбул Константинополем и призывал убить Реджепа Эрдогана и Ангелу Меркель.

Выражая негодование по поводу теракта, Эрдоган назвал Брентона «подонком, который осмелился назвать город (Стамбул – Ред.) его прежним именем». (Интересно, каким эпитетом в таком случае должен наградить турецкий президент Константинопольского патриарха Варфоломея?) Эрдоган заявил, что собор Святой Софии не будет превращен в православную церковь «до тех пор, пока существует турецкий народ и душа».

24 марта 2019 г. Эрдоган сказал, что Святая София может опять превратиться в мечеть, а 26 марта увязал это решение с предстоящими муниципальными выборами: «Мы можем изменить юридический статус, чтобы все могли посещать его бесплатно. И что это значит? Будет не только бесплатный вход, но после выборов мы уберем статус музея и переделаем собор Святой Софии в мечеть». При этом Эрдоган отдельно подчеркнул, что «Константинополя больше никогда не будет. Название этого региона – Истамбул. И вы это знаете».

Эрдоган обещает, что собор Святой Софии не будет превращен в православную церковь «до тех пор, пока существует турецкий народ и душа».

Но самое интересное, что президент Турции высказал намерение превратить Святую Софию в мечеть в ответ на признание США Голанских высот территорией Израиля, а Иерусалим – его столицей: «Сейчас Трамп объявляет, что Иерусалим является столицей. Не так ли? Присваивает Голанские высоты оккупанту Израилю. Вы получите ответ из Турции».

Вдумаемся: в ответ на действия США православный храм должен стать мечетью? Какое отношение имеет Святая София к Дональду Трампу?

Однако такая логика является абсурдной только на первый взгляд. Фактически, своими словами Эрдоган признал, что Константинопольский патриархат, главной святыней которого в прошлом была Святая София, на сегодняшний день является структурой, аффилированной с американской администрацией. А США в глазах турецкого лидера сегодня являются противником Турции, о чем он заявляет с завидной регулярностью. Эрдоган обвиняет США и в поддержке курдских вооруженных формирований в Сирии, и в укрывательстве Фетхуллаха Гюлена, которого он считает главным организатором неудачного госпереворота 2016 г., и в экономическом кризисе, охватившем Турцию в последнее время.

Возражений на намерение превратить Святую Софию в мечеть последовало два: из ЮНЕСКО и Греции. Йоргос Катрунгалос, министр иностранных дел Греции заявил, что превращение собора в мечеть является «не просто оскорблением чувств христиан, но оскорблением международного сообщества и международного права». Вряд ли Эрдоган обратит внимание на эти слова.

А после возражений со стороны ЮНЕСКО риторика турецкого лидера стала еще более резкой: «Наша нация хочет увидеть собор Святой Софии мечетью. Было большой ошибкой позволить Святой Софии превратиться в музей. Поэтому мы должны что-то предпринять. Настало время сделать этот шаг. С этим шагом собор Святой Софии больше не будет музеем, он приобретет правовой статус мечети. И все туристы, посещающие мечеть Султана Ахмеда или мечеть Сулеймание, будут приходить в мечеть Святой Софии, а не в музей Святой Софии».

Выразил ли протест планам превратить Святую Софию в мечеть Константинопольский патриарх Варфоломей? Сообщений об этом обнаружить не удалось. Вроде бы ему, как никому другому, следовало выступить с резким заявлением, но его голос пока не слышен. Почему же молчит его всесвятейшество? Почему не призывает на помощь своих покровителей из Госдепартамента США? Почему не обращается к мировому сообществу?

Можно предположить, что Константинопольский патриарх не хочет давать повода турецким властям начать репрессивные действия против него самого. А именно – вернуться к давней идее выселения Константинопольской патриархии на Афон или в какое-либо другое место. Нужен ли турецкому президенту, который позиционирует себя в качестве лидера мусульманского мира, патриарх, который позиционирует себя в качестве лидера мира православного? Вопрос риторический. А если еще учесть, что этот патриарх выполняет инструкции американской администрации, которая стоит Эрдогану поперек горла, ответ становится еще более ясным.

Муниципальные выборы в Турции состоялись. Реджеп Эрдоган объявил о победе своей Партии справедливости и развития. Несмотря на то, что мэрами Стамбула и Анкары становятся представители оппозиции, около 56% местных органов власти в Турции возглавят представители президентской политсилы.

Что будет с собором Святой Софии? Некоторые эксперты выражают мнение, что заявления о превращении собора в мечеть были не более чем предвыборной риторикой, призванной мобилизовать электорат. Однако, учитывая общую политику неоосманизма, которую последовательно проводит Эрдоган, можно предположить, что он действительно попытается воплотить свои обещания в жизнь.

Да, это может вызвать некоторое неудовольствие западных стран, но в мусульманском мире превознесет авторитет Эрдогана очень высоко. Святая София нужна Эрдогану в качестве мечети, как символ победы мусульманства над христианством. Это действие позволит ему продемонстрировать всем свою решимость отстаивать интересы ислама несмотря ни на что.

Вроде бы патриарху Варфоломею, как никому другому, следовало выразить протест планам превратить Святую Софию в мечеть, но его голос пока не слышен.

К сожалению, с большой долей вероятности можно утверждать, что Святую Софию, как и в 1453 г., превратят в мечеть. А после этого турецкие власти могут взяться и за патриарха Варфоломея. Но и без выселения последнего за пределы Турции превращение Святой Софии в мечеть очень сильно ударит по авторитету его всесвятейшества.

Кто же может помешать подобному развитию событий, столь катастрофическому для патриарха Варфоломея? На протесты греков турецкие власти просто не реагируют, американские власти записаны в противники Турции... Ответ так же очевиден – те, с кем глава Фанара так недальновидно рассорился, беззаконно вмешавшись в религиозную ситуацию в Украине.

Еще полтора года назад мы предполагали, что Константинопольский патриархат не даст Петру Порошенко Томос об автокефалии – по той причине, что не захочет сориться с Русской Православной Церковью и Россией вообще. В условиях, когда между руководством Турции и американской администрации постоянно растут вражда и недоверие, США уже не смогут эффективно покровительствовать и защищать Фанар, как это было в последние полвека. Именно РПЦ и Россия и исторически и ментально более всего подходят на роль заступников Константинопольского патриархата.

Предположение, что Фанар занят укреплением связей с РПЦ, оказалось ошибочным. Полтора года назад просто нельзя было и предположить, насколько велика зависимость Фанара от Госдепартамента США. Теперь мы видим, что Константинопольские иерархи не только идут на самое грубое попрание канонов Церкви в угоду своим заокеанским патронам, но еще и вынуждены нести ответственность за их действия. Голанские высоты признал американский президент, а «ответка» в виде превращения Святой Софии в мечеть прилетела патриарху Варфоломею!

Будет ли Россия, после всего того, что Фанар натворил в Украине, предпринимать какие-то усилия, чтобы заставить Эрдогана отказаться от своих планов? Этот вопрос пока остается открытым.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Повлияют ли протесты против формулы Штайнмайера на церковную ситуацию?
да, активизация националистов приведет к новому давлению на УПЦ
45%
нет, политические протесты не влияют на Церковь
17%
нужно молиться и не думать о политике
38%
Всего проголосовало: 690

Архив

Система Orphus