Волынь: второй месяц «с ПЦУ»

Болгарка – один из главных «церковных» атрибутов перевода украинцев в новую «Церковь»

Церковное рейдерство в Волынской области дошло до того, что раскольники срезают замки даже с помещений, находящихся в частной собственности.

Попытки создать картину массовости «переходов в ПЦУ» достаточно активно предпринимают в западном регионе Украины, начиная с момента проведения «Собора» 15 декабря в Киеве. Рейдерские действия заметно активизировались после 6 января, когда новой церковной структуре наконец предоставили заветный Томос, и с поддержкой местного административного ресурса усилились во второй декаде января.

На данный момент еще в ряде населенных пунктов ожидаются собрания территориальных общин, которые по одной и той же схеме пытаются представить как собрания приходские. Каким бы ни был результат – а он практически всегда один и тот же, – это скандалы и противостояния вплоть до драк: очередная «галочка» в списке «переходов» будет поставлена, а руководство Киевского патриархата в области отчитается о еще одном приобретении. Скорее всего, крайне сомнительном.

На старых фронтах

Отгремевшие на всю Украину и далеко за ее пределами волынские приходы, ставшие жертвами церковных рейдеров в 2014-2015 годах, сейчас воспринимаются уже как островки спокойствия. Общинам УПЦ сел Угринов, Печихвосты Гороховского района, Грибовица под Нововолынском, кажется, пришла очередь интересоваться у духовных единомышленников на других приходах, как у них идут дела. В самих же этих селах, чьи общины пострадали от рейдеров достаточно давно, все на диво тихо, спокойно и мирно.

Храмы здесь уже давно отняли, а не подчинившихся захватчикам людей просто оставили в покое, да и первоначальная массовая эйфория от «церковь наша!» уже выветрилась. Мало того, что поддавшиеся антицерковной пропаганде односельчане понемногу приходят в себя: устоявшие общины укрепляются и восстанавливают свои позиции.

Свято-Покровская община в Грибовице уже давно молится в новом храме на частной территории. По тому же пути идет и Свято-Крестовоздвиженская община УПЦ в Угринове, которая готовится к началу строительства, а пока, как и Свято-Введенская приход в Печихвостах, совершает богослужения в приспособленной комнате жилого дома.

Владимир-Волынская епархия

Если волна захватов храмов УПЦ в 2014 году как-то вяло реализовалась на Волыни, по сравнению с соседними Ровно и Тернополем, то события 2018-2019 годов, наоборот, активнее развернулись именно на территории двух волынских епархий. Складывается впечатление, что в предыдущую рейдерскую кампанию в Ровенской и Тернопольской областях уже захватили все, что могли, и сейчас просто «подбирают» случайные остатки.

Что касается Владимир-Волынской епархии УПЦ, то во входящих в ее состав районах «переходов» пока меньше, чем в Волынской. На начало февраля только двое клириков епархии, настоятели храмов в селах Гряды и Топилище Иванычевского района, официально согласились переподчиниться новой церковной структуре: здесь решение прихожан о смене юрисдикции было единогласным.

Еще в нескольких населенных пунктах уже провели голосования территориальных общин, однако здесь настоятели и актив общин УПЦ не намерены переходить ни в ПЦУ, ни в Киевский патриархат.

В селе Мызово Старовыжевского района, пока – единственном в этом округе, «собрание за переход» состоялось еще в январе. Однако священник отказался следовать за «активистами», более того, уже после заявления о переходе общины 10 февраля сторонники ПЦУ блокировали двери храма, чтобы не пропустить туда верующих.

Настоятель храма в селе Островье Шацкого района еще до «собрания за переход» согласился сменить юрисдикцию. Однако его община в полном составе отказалась последовать за бывшим пастырем, официально подтвердив свое решение на приходском собрании.

Комическая ситуация сложилась в селе Положево этого же района. Здесь вообще отсутствовала как таковая община УПЦ, богослужения совершали на частной территории, принадлежащей настоятелю монастыря УПЦ, действующего в соседнем населенном пункте. Заявив о «переходе храма» в ПЦУ, сторонники новой церковной структуры не постеснялись зайти на частную собственность и поменять на помещении замки.

Подобного прецедента в истории церковного рейдерства в Украине до сих пор не фиксировали. В довершение всего местный «иерарх» ПЦУ/УПЦ КП через несколько дней назначил на «приход» в Положево двух бывших насельников этой обители, выведенных за штат еще полгода назад. Разумеется, это радостно преподнесли как «переход в ПЦУ двух монахов Московского Патриархата».

В селе Малый Порск Ковельского района духовенству УПЦ удалось отстоять общину. Зато был захвачен храм УПЦ в селе Радошин, при этом рейдеры прихватили еще и кладбищенский храм без зарегистрированного юридического лица в соседнем селе Битень – и выдали это за «переход сразу двух приходов».

Волынская епархия

Одновременно с Радошином от рейдеров пострадал приход соседней Волынской епархии: в этот же день был захвачен пока единственный храм в Камень-Каширском районе. Он расположен в селе Крымно по соседству с селом Броница, практически на одной территории. Здесь проживает много работников бюджетной сферы, которых было легче уговорить «подписаться за новую Церковь». Однако община УПЦ также оказалась достаточно многочисленной, в результате чего противостояние за храм длилось достаточно долго. А после захвата помещения рейдерами из Камень-Каширского деканата УПЦ КП люди перешли молиться в один из сельских домов.

Ожидаемо полесские районы не очень активно отзываются на развернутую деятельность под эгидой «перехода в новую украинскую Церковь». Ожидаемо широко разошлась волна захватов в Луцком районе, в селах, соседствующих с областным центром. В 90-е годы при формировании материальной базы Киевского патриархата немало церквей было захвачено именно здесь.

Сейчас храмы, которые были отстроены взамен захваченных, пока не трогают: в этих селах уже есть активные приходы УПЦ КП, люди давно разделились по убеждениям. И вообще, «собрание территориальной общины» очень трудно выдать за «приходское собрание», если в населенном пункте у противников УПЦ уже есть свой храм.

Единственным заметным исключением стал округ, относящийся к Красновольскому сельскому совету. Здесь на протяжении января с подачи главы сельсовета последовательно захватили храмы в селе Красноволя, Ничеговка, Тельчи. Четвертый приход в селе Матейки успел провести свое собрание, чтобы приостановить атаку.

Красновольский приход оказался первым в рейдерском списке. В СМИ момент захвата храма преподнесли как «пение гимна и колядок», хотя, по свидетельству общины УПЦ, эту опцию запустили уже в момент съемки видео для ТСН. А до того со ступенек храма от обступивших его сторонников ПЦУ звучала вполне прозаичная ругань и требования отдать ключи.

В Ничеговке в вечер захвата храма толпа активистов во главе с представителями УПЦ КП несколько часов не подпускала священника к храму, терроризируя его и его прихожан, и в конце концов выбив из него ключи.

В Тельчах активисты ПЦУ попросту срезали замки на глазах у полицейских.

Все эти общины, несмотря на тенденцию СМИ преподносить случившийся беспредел как «переход прихода УПЦ в ПЦУ», сохранены, прихожане теперь собираются на молитву в жилых помещениях.

Также попытки провести собрание территориальной общины под видом «приходского собрания» были реализованы в селах Серхов, Городок, Годомычи. Однако здесь удержались достаточно многолюдные общины УПЦ, которые теперь подыскивают помещения для богослужений, пока их лишили доступа к храмам.

Начался рейдерский процесс в трех селах Локачинского района, причем, по непроверенным данным, здесь за все три прихода «решили» на одном и том же собрании «переходников».

В новую волну рейдерства в Луцком и Киверцовском районах пострадали приходы УПЦ в Коршеве, где настоятель после долгих раздумий все же ушел в ПЦУ, в Садове, Берестяном, Радомышле. Захватчики уже объявили своими храмы в Озерянах, Лучицах, Шепеле. В последнем приходе после «собрания за переход» не выдержавшего настоятеля увезли в больницу.

Наиболее активно рейдеры занялись южным районом Волынской области, соседствующим со Львовщиной. На данный момент рейдерский процесс открыт в селах Долгов и Браны, Журавники, Кутров, Скобелка, Пески, Бужаны, Квасов, Сельце, Диковины Гороховского района.

Уже захвачен собор в городке Берестечко. Кроме того, троих священников на приходах УПЦ удалось сломить и склонить к смене юрисдикции: ушли в раскол настоятели храмов УПЦ в селах Мерва, Новостав, Галичаны.

Случаи переходов священнослужителей происходят в основном там, где это решение единогласно поддерживает весь приход: настоятелям попросту некуда деваться. Однако причины выбора константинопольского церковного проекта могут быть и более сложными: например, возможность законно заключить второй брак, которую фанариоты, видимо, неслучайно запустили одновременно с автокефальным движением.

Село Борисковичи, что важно, также ушло в ПЦУ вместе с настоятелем, однако почему-то не под крыло наиболее авторитетного регионального деятеля УПЦ КП Михаила Зинкевича, а к бывшему архимандриту УПЦ Гавриилу Кризине, который перед стартом автокефального забега перешел в УАПЦ и был рукоположен в «епископы» с титулом «Ровенский и Волынский».

В начале февраля подал голос «монастырь» УПЦ КП, действующий на территории Жидычинской объединенной территориальной общины. Это села Жидычин, Кульчин, Озерцо, Клепачев Киверцовского района, по факту – тоже соседствующие с Луцком. Во всех населенных пунктах действуют приходы УПЦ. По инициативе «братии» монастыря Киевского патриархата здесь уже проведели «артподготовку» в виде информационной атаки на людей и клириков приходов.

В целом, этого стоило ожидать: в 90-е годы в Жидычине тоже было нелегко, а нынешнего клирика местного храма, в то время – ребенка детсадовского возраста, увели из храма, по всей видимости, активисты УПЦ КП, которые таким образом пытались повлиять на его отца. Попытка местечкового киднеппинга продолжалась недолго, малыша вернули священнику, который до сих пор остается настоятелем этого храма. Правда, на этот раз о семье священнослужителей снова вспомнили: сыну показали указ «владыки» Михаила о том, что он уже зачислен в Киверцовский деканат УПЦ КП в качестве настоятеля храма его отца.

Куда переводят общины, отбитые у УПЦ

Наиболее активно рейдерские действия УПЦ КП (фактически только прикрывающейся титулом ПЦУ) на Волыни развернулись там, где удается склонить на свою сторону представителей местной власти – председателей сельсоветов или старост. Более того, в некоторых случаях «лидеры территориальных общин» сами вскрывают замки на захваченных храмах. Также нетрудно «уломать» население подписаться «за новую украинскую Церковь», если эти люди работают в бюджетных организациях и боятся потерять место. Невзирая на оголтелую пропаганду из всех возможных средств обработки населения, без содействия сельсоветов или местного бизнеса церковным рейдерам было бы крайне сложно уговорить людей восстать против священников, которых они знают всю жизнь.

Тем не менее, новая «Киевская митрополия» под руководством Епифания Думенко уже зарегистрирована. Но это случилось лишь в конце января. О том, чтобы сформировать сеть «епархий» и «деканатов», речь пока не идет: это длительная системная работа, требующая времени. Но куда же переводили рейдеры захваченные приходы?

Неужели в УПЦ КП, которую объявили «самораспустившейся», но так и не ликвидировали, и теперь можно уже с уверенностью говорить – и не ликвидируют? Это достаточно весомая структура со своим имуществом и ресурсами, которые не спешат отдавать в руки Константинополю. «Переходы» организуют только для общин УПЦ.

Итак, куда же переводят захваченные приходы? Да конечно же, под шумок – в Киевский патриархат.

Остается вопрос, почему же так активно идет рейдерская работа на территории «владыки» Михаила Зинкевича, в районах, которые остались в его вотчине – Волынской епархии УПЦ КП? Ведь отведенная его бывшему викарию, «владыке» Матфею, Владимир-Волынская епархия, которая возникла совсем недавно и отделению которой был так не рад Зинкевич, по умонастроениям людей абсолютно идентична Волынской. Однако переходы на этой территории единичны, характера беспредела в целом не имеют – и то, уже в двух случаях вместе с общинами в ПЦУ перешли и настоятели.

Возможно, Михаил Зинкевич куда-то очень торопится, будучи, как можно предположить, не очень уверенным в своих позициях в будущей ПЦУ? Скандал на «объединительном Соборе» и недопуск «митрополита Луцкого и Волынского» в состав Синода ПЦУ мог бы пояснить скорость, с которой в его районах ведутся захваты.

Почему молчат первоиерархи?

Шаткое положение ПЦУ в православном мире, неприятие другими церквями украинского проекта Константинополя – один из немногих факторов, которые все еще сдерживают людей, действительно желающих уйти от УПЦ и ее связи с Московской Патриархией. Многие приходы в западно-украинской глубинке на самом деле не против поменять юрисдикцию и сохранить при этом статус настоящей, а не раскольнической, Православной Церкви. В результате по состоянию на середину февраля немало общин, фактически уже приняв решение, еще ждут и открыто тянут время.

В «подвешенном» состоянии остаются и их настоятели. Если в 90-е годы всем было четко и ясно видно, где – защита Церкви и связи с Православием, а где – открытый раскол, то после вмешательства фанариотов в украинский вопрос апеллировать можно было бы к открытому осуждению случившегося со стороны первоиерархов других патриархатов и Поместных Церквей. Однако многие из них, как становится очевидно, тоже не очень спешат выступать против рейдерства высшего уровня.

Материал завершит дословная цитата того, что в сердцах наговорил в интервью настоятель одного из волынских храмов, которые пока все еще остаются в распоряжении УПЦ. Однако его община уже фактически все решила, и открытый захват пока останавливает лишь авторитет престарелого настоятеля.

«Перешел ли я? Нет, пока не перешел и не перейду. Может быть, уйду на покой. Ничего пока не знаю. А скажите мне, девушка, а что мне делать? Вся община почти единогласно – "за". Что нам здесь делать, куда мне деваться? Когда в 1992 году мы, священники, стояли в районном центре перед храмом, закрывая собой благочинного от града камней от раскольников, мы знали, что мы делаем. Нас было тогда только четверо, но мы выдержали. Сейчас мне уже не выдержать. И что теперь нам отстаивать? Почему молчат первоиерархи?»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
6%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
88%
Всего проголосовало: 1211

Архив

Система Orphus