Призрак новой унии: что Фанар и Ватикан готовят православным украинцам

Святослав Шевчук, патриарх Варфоломей и Епифаний Думенко

Под видом новой «Православной Церкви» украинцам навязывают новую схему окатоличивания.

Не успели высохнуть чернила фанарских иерархов на Томосе, не успел отгреметь по Украине Томос-тур, как прозвучали заявления, которые проливают свет на дальнейшее развитие событий вокруг так называемой Православной Церкви Украины. Что же может ожидать в недалеком будущем эту религиозную организацию и как это повлияет на православный мир в целом?

Госдеп, Россия и лавры святого князя Владимира

В чем оказался абсолютно прав Петр Порошенко: еще несколько месяцев назад никто не мог поверить, что Фанар все-таки даст Томос украинским раскольникам. Все гадали, как фанариоты будут выкручиваться из ситуации, когда они пообещали Порошенко Томос, а дать его не могут по объективным причинам. Никто не мог представить, что Константинопольский патриархат решится сотворить то беззаконие, на которое он пошел в Украине.

Одним росчерком пера Фанар объявил Киевскую митрополию возвращенной в лоно «Матери-Церкви», прихватив заодно и те украинские епархии, которые в эту «Матерь-Церковь» никогда не входили. А это вдвое большая территория. Одним росчерком пера раскольники, которых четверть века не пускали даже на порог канонических Церквей во всем мире, оказались «воссоединенными» с Церковью. Одним росчерком пера УПЦ вместе со своим предстоятелем Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием, которую все Поместные Церкви, включая Константинополь, признавали единственной канонической Церковью в Украине, превратилась (с точки зрения Фанара) в раскольников (по крайней мере, в ослушников «Матери-Церкви»).

Представить, что патриарх Варфоломей со своими архиереями решится на подобный абсурд и беззаконие, действительно не мог никто. А если еще учесть, что своими действиями Фанар подставил 12 000 православных общин УПЦ под удар государства с его спецслужбами и радикалов с нацистскими симпатиями, то это вообще в голове не укладывается. Но произошло то, что произошло.

Как и в любых событиях подобного масштаба, в случае с ПЦУ в одной точке сошлись интересы многих игроков: и геополитических, и местечковых. Основным инициатором операции «Томос» и основным переговорщиком был американский политический истеблишмент. И это отнюдь не голословные конспирологические теории. Достаточно сопоставить хронологию поездок в Киев и на Фанар высокопоставленных чиновников американской администрации и событий, которые происходили сразу же после этого.

Интерес США в этой игре понятен – нанести вред России. Прямой, косвенный, материальный, имиджевый – какой угодно, лишь бы вред. В официальной внешнеполитической доктрине США Россия названа одним из основных врагов Америки. Для борьбы с Россией США используют все возможности, в том числе и в религиозной сфере. Можно сказать, что в этом действительно глобальном противостоянии и Константинопольскому патриархату, и украинским религиозным организациям УПЦ КП и УАПЦ, создавшим ПЦУ, отведена роль инструмента, расходного материала, которым пользуются для достижения своих целей.

Своими действиями Фанар подставил 12 000 православных общин УПЦ под удар государства с его спецслужбами и радикалов с нацистскими симпатиями.

В этом стремлении США нанести как можно больший вред России Фанар увидел вдруг подвернувшуюся возможность реализовать свои папистские амбиции, которые он взращивает уже около ста лет. Весь XX век Константинополь пытался навязать всем Поместным Православным Церквям свое новое учение о собственной исключительности. Это тоже не секрет. Фанар пытается заставить все Поместные Церкви признать себя «Церковью-Матерью», которая имеет право вмешиваться во внутренние дела остальных. Фанар хочет закрепить за собой право судить всех, но в тоже время не быть подсудным никому. Фанар утверждает, что только он имеет право созывать Вселенские Соборы, даровать автокефалию, вести диалог с католиками и другими конфессиями от лица всего православного мира. Если сегодня Поместные Православные Церкви признают решение Константинополя по Украине, это будет означать, что они приняли и новое учение о Церкви, которое продвигает Фанар.

В этом совокупном интересе США и Фанара Президент Украины увидел свой интерес – попытаться выиграть президентские выборы путем «перемоги» в религиозной сфере, в то время как во всех других – экономической, финансовой, социальной – он потерпел полное фиаско. Итогом пятилетнего правления нынешнего гаранта Конституции стало то, что Международный валютный фонд признал Украину самым бедным государством Европы (отчет за 2018 г.). И тут – такая шикарная возможность объявить себя историческим персонажем уровня святого князя Владимира Великого, что и было сделано при вручении Томоса. Авось ради этого граждане простят Президенту холодные батареи и нищенские зарплаты.

Ну и наконец украинские раскольники – это последняя деталь сложившегося паззла. Их интерес во всем этом деле – объявить себя каноничными и захватить как можно больше храмов УПЦ.

Единение без объединения

Совпадение по месту и времени вышеозначенных интересов и дало возможность создать ПЦУ. И вот она создана, что же дальше? Понятно, что сейчас американцы заняты тем, что пытаются уговорить Поместные Церкви признать ПЦУ (наиболее беспардонно это происходит в Грузии). Фанариоты пытаются заполучить как можно больше монастырей в Украине в качестве ставропигий. Петр Порошенко проводит предвыборную кампанию в компании с Томосом. А ПЦУшники захватывают храмы по всей Украине.

Однако хотелось бы обратить внимание на не столь заметное, но не менее важное последствие создание ПЦУ. Это возможная реинкарнация унии с Ватиканом.

Еще полгода назад, когда перспективы создания ПЦУ были весьма и весьма туманны, глава украинских униатов Святослав Шевчук заявил: «Следующим шагом (после создания ПЦУ – Ред.) является экуменический диалог между УГКЦ и объединенным украинским Православием в направлении восстановления первоначального единства этой Церкви».

И вот сегодня предстоятель УГКЦ идет дальше. Он высказывает идеи, как именно может произойти присоединение ПЦУ к унии. Да, именно присоединение, а не «восстановление общения», «сотрудничество» и прочие красивые дипломатичные дефиниции. Присоединение к Ватикану и отречение от Православия! Об этом красноречиво говорит исторический опыт, о чем чуть ниже.

Во время подготовки к «объединительному Собору», 25 ноября 2018 г., «его блаженство» Святослав Шевчук посетил «его святейшество» Филарета Денисенко и вручил ему подарочное факсимильное издание Галицкого Евангелия 1144 г.

Глава УПЦ КП Филарет и лидер УГКЦ Святослав Шевчук

Казалось бы, с чего вдруг главный униат едет к Филарету и дарит ему столь ценный раритет? Логичнее было придержать его пару месяцев и вручить на девяностолетний юбилей. Но если мы вспомним, что именно в это время господина Денисенко со всех сторон – Вашингтона, Фанара, Банковой и т.д. – изо всех сил уговаривали отказаться от идеи возглавить ПЦУ, то все становится понятным. Шевчук был на Пушкинской, 36 с той же целью, а вручение Евангелия – просто предлог встретиться и красивый дипломатический фон для неприятных вестей. Даже на фотографии видно, как Филарет огорчен «подарком».

Во время этого визита Шевчук не преминул обозначить и цель того объединительного процесса, который грозил сорваться из-за неуступчивости Филарета: «Наша Церковь поддерживает и считает положительными все те процессы, которые ведут к объединению украинского Православия. Однако мы не принимаем в них участия, так как считаем их внутренним делом самих православных. При этом мы стремимся и в дальнейшем поддерживать дружеские отношения со всеми нашими православными братьями, чтобы идти по пути к восстановлению нашей некогда единой, как показывает это Галицкое Евангелие, Киевской Церкви».

Конечно же, не только увещания главы униатов возымели действие на господина Денисенко, но свою кандидатуру на выборах главы ПЦУ он снял, и создание этой религиозной организации стало возможным.

Направляя поздравление новоизбранному «митрополиту» Епифанию Думенко, глава УГКЦ назвал создание ПЦУ «Божьим даром» на пути к «полному единству Церквей Владимирового Крещения». «В этот знаменательный момент я протягиваю руку от имени нашей Церкви к вам и всем православным братьям, предлагая вам начать вместе прокладывать наш путь к единству, к правде», – заявил главный украинский униат.

Епифаний Думенко с готовностью откликнулся на этот призыв и буквально через несколько дней после своего избрания встретился со Святославом Шевчуком. «Мы очертили определенный путь будущего нашего сотрудничества и в дальнейшем будем искать те точки соприкосновения, которые будут нас объединять. Это – в сфере духовного образования, в других сферах нашего бытия. Будут созданы соответствующие комиссии со стороны нашей Православной Церкви и со стороны Греко-католической церкви, и вместе разработаем дорожную карту дальнейшего сотрудничества», – подытожил он результаты встречи.

«Предлагаю вам начать вместе прокладывать наш путь к единству, к правде».

Святослав Шевчук – Епифанию Думенко

Накануне Рождества Христова Святослав Шевчук дал интервью «5 каналу», в котором на вопрос ведущего о возможности объединения УГКЦ и ПЦУ ответил: «Это хорошая радостная перспектива. Потому что весь христианский мир, в частности католическое и православное сообщества, ищут пути к единству. На вселенском уровне происходит диалог, чтобы это единство возобновить. Прежде всего речь идет о евхаристическом сопричастии. <…> Наивысшим знаком церковного единства является таинство Евхаристии. Поэтому, когда речь идет о поиске путей возобновления единства между христианами, речь идет о возобновлении единства в вере, а следовательно, в ее выражении в литургической жизни».

В переводе с иезуитского «возобновление единства в вере» – это отречение от догматов православной веры и принятие католических. При этом Шевчук подчеркнул, что речь идет не об объединении, а о единении в вере и евхаристическом единении: «Одно дело – объединение, а другое – единение. Во многих делах мы уже можем быть едиными». «Мы не объединяемся, мы только единимся» – иезуитство чистой воды.

О папской милости

А теперь пора вспомнить, как более 400 лет назад предатели Православия уже пытались провернуть эту схему «единения без объединения». Епископы-сторонники унии направили папе Клименту VIII некие «Артикулы», датированные 1 июня 1595 г. В них содержались условия, на которых эти епископы соглашались перевести Западнорусскую митрополию в состав Римской Церкви. Условия унии сводились к следующему:

  1. неприкосновенность православных догматов и обрядов;
  2. подчинение Церкви папе, но с условием, что Киевский митрополит сохранит право ставить епископов Западнорусской митрополии без вмешательства Рима;
  3. охрана прав иерархов от притязаний панов и братств;
  4. сохранение церковных имений;
  5. приобретение для высшего духовенства сенаторских званий;
  6. ограждение западнорусской Церкви от влияния греков;
  7. запрет перехода из унии в католицизм, превращения православных храмов в костелы, принуждения русских к переходу в католичество при заключении смешанных браков.

Вроде бы даже и ничего: догматы те же, от веры не отрекаемся, обряды сохраняем. Просто переходим из Константинопольского патриархата в Римский. Но на деле получилось все совсем по-другому.

В ноябре 1595 г. епископы-предатели Кирилл (Терлецкий) и Ипатий (Поцей) отправились в Рим и передали «Артикулы» в папскую канцелярию. А там эти «Артикулы» сразу же отправили, образно говоря, в мусорную корзину. Их даже не обсуждали, не говоря уже о том, что никто в Ватикане и не собирался их утверждать и брать на себя какие-либо обязательства. На Терлецкого и Поцея смотрели как на «схизматиков», прибывших ходатайствовать об их принятии в лоно Римской Церкви.

23 декабря 1595 г. они попали на прием к Папе Клименту VIII, поцеловали его туфлю и принесли присягу повиновения римскому престолу «по форме, предписанной для греков, возвращающихся к единству Римской Церкви». Более того, они от имени всей Западнорусской митрополии заявили о полном принятии католицизма, включая все католические догматы, придуманные Ватиканом к тому времени, в том числе и индульгенции. Ни о каком сохранении каких-либо особенностей православного вероучения не было и речи.

В качестве конфетки, подсластившей пилюлю, Папа великодушно разрешил им оставить православные обряды, да и то с оговоркой: «разрешаем все священные обряды и церемонии, какие употребляют они при совершении божественных служб и святейшей литургии, также при совершении прочих таинств и других священнодействий, если только эти обряды не противоречат истине и учению католической веры и не препятствуют общению с Римской Церковью» (из папской буллы от 21 января 1596 г. «Magnus Dominus»).

Все как 400 лет назад

Сейчас история повторяется. Начинается все с «единения без объединения», а заканчивается полным подчинением. Но даже слова лидера УГКЦ Шевчука о «единении в вере», то есть в вероучительных истинах, уже говорят, что ради этого единения ПЦУ должна будет в прямой или косвенной форме принять католические догматы, что и есть предательство единой спасительной православной веры.

Обратим также внимание на заявление Шевчука о том, что процесс единения возглавляют Константинопольский патриархат и Папа Римский: «С православной стороны возглавляет этот процесс (единения/объединения – Ред.) Вселенский патриарх, а с католической стороны – Римская апостольская столица». ПЦУ в этом процессе унии Константинополя с Римом отводится роль пробного шара. «Никто так, как мы, украинцы, не нуждается во вселенском единении Церквей», – заявил Шевчук.

Слова главы УГКЦ о процессе объединения Ватикана с Фанаром – отнюдь не его собственные фантазии. Вот что об этом говорят «первые лица». «Единственное, чего желает Католическая Церковь и чего я ищу в качестве ее главы, – это единение с Православной Церковью», – Папа Франциск. «Пусть порой протекающий медленно, пусть временами сталкивающийся с проблемами, процесс восстановления единства между нашими святыми Церквами является необратимым», – патриарх Варфоломей.

А теперь обратимся к интервью украинского экс-экзарха архиепископа Константинопольского патриархата Даниила (Зелинского) агентству ВВС News Украина. Он полностью подтверждает, что в Украине обкатывается схема унии: «Поэтому создание ПЦУ является определенной предпосылкой для диалога Православной Церкви с греко-католической и поиска путей для их понимания». После такого дипломатически завуалированного ответа корреспондент ВВС спрашивает, что называется, в лоб: «Когда через 10 или 20 лет ПЦУ станет патриархатом, возможно, что УГКЦ присоединится к этой Церкви?» и получает такой же прямой ответ: «Я уверен, что это вполне возможно». Константинопольский иерарх не просто допускает, он уверен в том, что такое объединение произойдет.

И еще одна красноречивая деталь: интервью архиепископа Даниила проиллюстрировано вот этой фотографией, сделанной в покоях патриарха Варфоломея на Фанаре.

Экс-экзархи Даниил (Зелинский) и Илларион (Рудик) с патриархом Варфоломеем

Здесь его всесвятейшество позирует фотографу в компании с экс-экзархами Даниилом (Зелинским) и Илларионом (Рудиком). Но что мы видим в левом нижнем углу фотографии? Что патриарх Варфоломей держит всегда перед своими глазами? Что ему так дорого, что он не желает с этим ни на минуту расставаться? Это не крест, не икона, не ковчежец с мощами. Это его фотография с Римским Папой Франциском.

И еще несколько слов по поводу ситуации в Украине. По-видимому, нам предстоит то же сопротивление попыткам уничтожить Православие на нашей земле, что и нашим предкам 400 лет назад. По-видимому, мы должны будем противостоять желанию навязать нам католичество в обертке православных обрядов, как и после заключения Брестской унии в 1596 г.

И в связи с этим хотелось бы обратить внимание на различие ситуации тогда и сейчас. Тогда главными предателями Православия были архиереи, которые пытались силой заставить духовенство и народ пойти за ними. Тогда основной опорой Православия стали православные братства, которые занимались в основном просветительской деятельностью и поддержкой православных приходов и монастырей. Именно вокруг братств сплотились православные люди, которые смогли отстоять свое Православие.

Сегодня весь епископат УПЦ показал себя верным своей Церкви и своему Предстоятелю, Блаженнейшему Онуфрию. И потому сегодня необходимо сплотиться именно вокруг епископата, который в свою очередь должен подать всем верующим пример стойкости в вере и указать те формы сопротивления нынешним попыткам уничтожить Церковь, которые позволят нам выстоять и не поддаться ни на угрозы, ни на красивые иезуитские посулы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что означает встреча главы УГКЦ и патриарха Варфоломея?
скорое объединение ПЦУ с униатами
85%
глава Фанара потребовал, чтобы униаты держались от ПЦУ подальше
3%
просто случайно пересеклись в коридорах Ватикана
12%
Всего проголосовало: 639

Архив

Система Orphus