Рейдеру в помощь: как новый закон позволит отнимать храмы и лавры УПЦ

Спикер Андрей Парубий сильно постарался, чтобы Закон № 4128 приняли

Что изменится в жизни религиозных общин с вступлением в силу Закона № 4128.

Верховная Рада Украины приняла скандальный Закон № 4128, который справедливо называют законом о церковном рейдерстве. Его задача – принудить общины Украинской Православной Церкви перейти в новосозданную Фанаром «Святейшую Церковь Украины», известную в народе как ПЦУ.

О том, что применение этого Закона сделает жизнь общин УПЦ очень сложной (а может, и невыносимой), поведал «почетный патриарх» ПЦУ господин Денисенко. Он заявил, что, если Церковь «не хочет служить этой земле, Украине», то пускай «ищет себе другое место на земле». УПЦ служит Богу, соответственно, искать «другое место» придется ей. Как будет работать в этом направлении закон № 4128?

Кто следит за перипетиями принятия Радой антицерковных законов, тот наверняка помнит, что ключевым моментом законопроекта № 4128 был способ, которым следует определять членство конкретных людей в религиозных общинах. Этим способом была самоидентификация. То есть членом любой общины мог быть любой человек, который принял хоть какое-то участие в жизни общины (поставил свечку) и сам объявил себя членом общины. Этот способ позволял создавать мобильные группы активистов, которые разъезжали бы по городам и весям, «идентифицировали» себя с общинами УПЦ и переводили их в юрисдикцию ПЦУ.

Конечно, любому здравомыслящему человеку было ясно, что такой способ – полнейшая ахинея. Ведь так можно и синагогу перевести в мусульманство. Очевидно, народные депутаты посчитали, что доходить до такой стадии маразма все же не стоит, и «самоидентификацию» из закона убрали. Но угроза УПЦ от этого меньшей не стала. Просто власти решили не привлекать к переводу общин радикалов и активистов (по крайней мере, не на первых ролях), а сделать это руками госчиновников.

Если Церковь «не хочет служить этой земле, Украине», то пускай «ищет себе другое место на земле».

«Патриарх» Филарет

Приводим текст ст. 8 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» в новой редакции с соответствующими комментариями.

Ст. 8 п. 1: «Религиозная община является местной религиозной организацией верующих граждан одного и того же культа, вероисповедания, направления, течения или толка, которые добровольно объединились с целью совместного удовлетворения религиозных потребностей».

Этот пункт остался без изменений.

Ст. 8 п. 2: «Членство в религиозной общине основывается на принципах свободного волеизъявления, а также на требованиях устава (положения) религиозной общины. Религиозная община по собственному усмотрению принимает новых и исключает существующих членов общины в порядке, установленном ее уставом (положением)».

Вместо скандальной самоидентификации появился внешне вполне пристойный способ определения того, кто является членом общины, а кто – нет. Каждая община теперь вправе определить это сама. Она должна прописать в уставе критерии членства и на основании этих критериев составить персональный список своих членов. Вроде все нормально, но чтобы это все заработало, нужно перерегистрировать устав. А на перерегистрацию устав должна подавать еще «старая» религиозная община, которую с подачи Минкульта по всей Украине заменяют общиной территориальной. Жители населенного пункта (в основном в сельской местности), которые в храм ходят всего пару раз в год, могут собраться и потребовать перевода церковной общины в ПЦУ.

Заключительные положения закона требуют, чтобы уставы были приведены в соответствие с этим Законом в течении года. Таким образом, власти фактически требуют, чтобы общины перерегистрировали свои уставы, а для этого провели собрания общин. Которые, как уже сказано выше, можно с успехом заменять собраниями жителей населенных пунктов. Уже на этой стадии общины будут принуждать перейти в ПЦУ. И если сейчас подобные собрания проводят там, где активность проявляют местные власти или активные сторонники ПЦУ (не путать с верующими православными христианами), то с вступлением Закона № 4128 в силу общины будут обязаны провести такие собрания.

После вступления Закона № 4128 в силу жители любого села, которые в храм ходят всего пару раз в год, могут собраться и потребовать перевода церковной общины в ПЦУ.

Ст. 8 п. 3: «Государство признает право религиозной общины на ее подчинение в канонических и организационных вопросах любым действующим в Украине и за ее пределами религиозным центрам (управлениям) и свободное изменение этого подчинения путем внесения соответствующих изменений в устав (положение) религиозной организации. Решение об изменении подчинения и внесении соответствующих изменений или дополнений в устав принимаются общим собранием религиозной общины. Такое общее собрание религиозной общины может созываться ее членами».

Закон не определяет, кто и как должен собрать общее собрание общины. Неизвестно, один или несколько (сколько?) членов общины могут созывать собрание. Должен ли настоятель общины принимать в этом участие. Каким образом оно созывается. Письменным уведомлением, устным объявлением во время богослужения, по телефону, Вайберу… Т.е. можно заставить какого-то одного члена общины созвать собрание и в ходе его подготовки воздействовать на других членов с целью принятия «правильного решения».

Какие это могут быть методы воздействия, показала недавняя подготовка к «объединительному Собору» 15 декабря, когда епископов и духовенство массово вызывали в СБУ и другие органы власти для «бесед». Правда, с епископатом эта методика не сработала, но власти надеются, что миряне будут не столь верны своей Церкви. Повторяем, Закон обязывает провести собрание общины по требованию ее членов.

Ст. 8 п. 4: «Решение об изменении подчинения и внесение соответствующих изменений или дополнений в устав принимаются не менее чем двумя третями от количества членов религиозной общины, необходимыми для признания полномочным общего собрания религиозной общины в соответствии с ее уставом (положением)».

Что ж, две трети – это лучше, чем простое большинство, ведь переход из одной юрисдикции в другую – это очень важно. И вроде бы закон делает переход общины в ПЦУ более сложным, но не все так просто. П. 8 ст. 8 предоставляет широкие возможности для лоббистов ПЦУ. Об этом ниже.

Ст. 8 п. 5: «Решение об изменении подчинения и внесения соответствующих изменений и дополнений в устав скрепляется подписями членов соответствующей религиозной организации, которые поддержали такое решение».

Т.е. голосование должно быть не тайным, а открытым, причем с поименной фиксацией. Так всегда делают, если нужно обеспечить принятие «правильного» решения. На голосовавших «не так» опять-таки можно воздействовать различными методами: от общественного порицания, до уголовных дел.

Ст. 8 п. 6: «Решение об изменении подчиненности и внесении соответствующих изменений или дополнений в устав подлежит регистрации в порядке, установленном статьей 14 этого Закона».

И вот тут-то община уже попадает в полную зависимость от чиновников. Мало того, что теперь каждую подпись члена общины под новым текстом устава и протоколом общего собрания требуется заверять нотариально, тратя на это минимум несколько сотен гривен (согласно новым положениям Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований»). Так чиновники еще и могут отказать в перерегистрации – на основании того, что оформление поданных документов не соответствует установленным требованиям.

При этом Закон не обязывает Департамент по делам религий Минкульта предоставлять письменный перечень претензий к документам на перерегистрацию. Таким образом, община может сколько угодно ходить по кругу, пока в уставе не появится «правильная» юрисдикция.

Ст. 8 п. 7: «Изменение подчиненности религиозной общины не влияет на права собственности и другие имущественные права таких религиозных общин, кроме случая, установленного статьей 18 этого Закона».

А случай этот очень примечательный. Вот текст соответствующего пункта ст. 18:

«Запрещается совершать любые действия, следствием которых может стать отчуждение имущества религиозной организации, в частности его продажа, обмен, залог, установление ипотеки, бесплатная передача в собственность и управление другим лицам до завершения процедуры изменения подчиненности в канонических и организационных вопросах любым действующим в Украине и за ее пределами религиозным объединением до завершения процедуры изменения такой подчиненности путем регистрации новой редакции устава (положения), принятых не менее чем двумя третями от количества членов религиозной общины, необходимыми для признания полномочным общего собрания религиозной общины в соответствии с ее уставом (положением) или органами управления, определенными уставами (положениями) религиозной организации (религиозного управления и центра, монастырей, религиозных братств, миссионерских обществ (миссий), духовных учебных заведений)».

Это положение направлено на то, чтобы действующая православная община, чувствуя, что у нее отберут храм и все, что в нем находится, не смогла из него забрать иконы и утварь, которые члены общины покупали, как правило, на свои деньги и жертвовали в храм. Да и само здание храма нельзя было бы переоформить на верных Церкви людей (в определенных случаях). Множество храмов передали православным общинам в полуразрушенном виде. И верующие их отстроили, соорудили иконостасы, украсили иконами, приобрели утварь. А теперь все это может быть присвоено ПЦУ. Как тут не вспомнить заповедь «Не укради».

По воле Минкульта община может сколько угодно ходить по кругу, пока в уставе не появится «правильная» юрисдикция.

Ст. 8 п. 8: «Часть общины, несогласная с решением об изменении подчиненности, имеет право создать новую общину и заключить договор о порядке пользования культовым сооружением и имуществом с их собственником (пользователем)».

Это положение работает в обе стороны. Если, к примеру, две трети членов общины – под давлением или без – проголосовали за переход в ПЦУ, то оставшиеся верными своей Церкви христиане могут создать новую общину и пользоваться храмом попеременно. Точнее, не «могут», а «имеют право».

Разница в том, что право может быть реализовано только в том случае, когда другой субъект правоотношений имеет обязанность удовлетворить это право. В данном случае верующие УПЦ имеют право заключить договор на пользование храмом с собственником, но этот собственник (территориальная община, религиозная община, государство, частное лицо) не обязано такой договор заключать. Поэтому все будет зависеть от доброй воли этого собственника. А в условиях, когда государство проводит ярко выраженную политику уничтожения УПЦ, можно предположить, что такие договора заключать будут нечасто и община верных УПЦ все равно окажется на улице.

С другой стороны, если две трети общины проголосуют за верность Украинской Православной Церкви, может найтись некоторое количество симпатиков ПЦУ, которые зарегистрируют свою общину и потребуют заключить договор на пользование храмом и церковным имуществом.

Такое впечатление, что это положение закона специально принято для того, чтобы отнять у Церкви лавры и другие известные монастыри. Если нет возможности полностью перевести их в юрисдикцию ПЦУ, можно создать соответствующую параллельную общину и заключить договор о поочередном пользовании имуществом. В этом случае нет сомнения, что государство, в собственности которого находятся лавры и многие монастыри, такие договоры с общинами ПЦУ заключит с радостью. И в монастырях начнется сплошной бедлам.

И если поочередное богослужение в храмах еще можно как-то себе представить, то как быть с корпусами Духовной академии и семинарии, спальными корпусами, административными и т.д.? Полночи спит православный монах, затем полночи – постриженик ПЦУ?

К слову, само поочередное пользование храмом вызывает много вопросов канонического характера. Многие архиереи не разрешают идти на такой компромисс там, где складывается соответствующая ситуация. И это оправдано, ведь после «богослужения» раскольников храм считается оскверненным и его надо заново освящать или по крайней мере совершать некий молитвенный чин.

Ст. 8 п. 9: «Уведомление государственных органов о создании религиозной общины не является обязательным».

Этот последний пункт ст. 8 остался еще от прежней редакции Закона «О свободе совести…». Он предусматривает возможность создания общины без регистрации юридического лица. Православные общины эту возможность не используют.

* * *

Никто не скрывает, что новый Закон призван вместе с Законом № 5309 уничтожить УПЦ. Теперь дело за чиновниками. Повторим, Закон предписал перерегистрировать все уставы в течении года и предоставил сотрудникам Минкульта, известным своим предвзятым отношением к УПЦ, широкие возможности для того, чтобы загнать всех в ПЦУ.

Что на это сказать? «Сии на колесницах, и сии на конех: мы же во имя Господа Бога нашего призовем. Тии спяти быша и падоша: мы же востахом и исправихомся» (Пс. 19, 8-9).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Станет ли пожар в Нотр-Даме причиной возвращения людей к вере?
да, многие переосмыслят отношение к христианству
24%
нет, утрата святыни не возвращает веру
59%
это обычный пожар, который ни на что не влияет
17%
Всего проголосовало: 706

Архив

Система Orphus