Каноническое шапито: кто и как руководит ПЦУ

До сих пор непонятно, кто возглавляет ПЦУ – Филарет или его ставленник Епифаний Думенко?

В новосозданной «Церкви» творится полный управленческий хаос, который почему-то ничуть не смущает Константинопольский патриархат.

Задолго до подписания так называемого «Томоса о независимости украинской Церкви» мы говорили, что вместе с ним Украина не получит такой желанной церковной независимости, зато православный мир столкнется с невиданным доселе каноническим хаосом. Правда, никто даже в самом страшном сне не мог предположить, что этот хаос будет настолько масштабным и превратится в каноническое беззаконие.

Да, можно утверждать, что сам процесс и факт предоставления Томоса уже был вопиюще беззаконным с канонической точки зрения. Но есть несколько существенных деталей, которые показывают нам, что даже в этом случае фанариотам и их новым подчиненным из ПЦУ удалось пробить антиканоническое дно.

Избирательная слепота

В последнее время складывается ощущение, что фанариоты переживают острый приступ канонической шизофрении или, точнее, избирательной канонической слепоты. Вторгаясь в юрисдикцию другой Церкви, которая в официальных документах именуется «сестрой», и откровенно нарушая правила Вселенских Соборов, Фанар вместе с тем утверждает, что действует в рамках православных канонов.

Ни логики, ни здравого смысла в этих утверждениях нет. Ведь чтобы говорить в разрезе «украинского вопроса» о канонах, надо было отменить договор трехсотлетней давности, объявив его недействительным. Это то же самое, как если бы Украина сегодня заявила свои права на Холмщину, отменив межгосударственные договора почти столетней давности. Фанар же делает это совершенно спокойно и, что удивительно, ссылается на православное каноническое право, согласно которому архиепископ Константинополя имеет право принимать апелляции от других епископов.

Дальше – больше. Вторгшись на территорию другой Церкви, Фанар почему-то возмущается тем, что эта самая Церковь учреждает свои приходы на его территории. Такая односторонняя позиция выглядит, согласитесь, очень странно.

Тем более что внутри самой Константинопольской патриархии предпочитают не замечать того канонического беспредела, который творится в Украине. Впрочем, они же сами этот беспредел и спровоцировали. Например, текстом самого Томоса.

Томос и каноны – что общего?

Во-первых, устанавливая свое право на владение заграничными приходами бывшей УПЦ КП, Фанар вторгается на территорию как минимум четырех Поместных Православных Церквей.

Во-вторых, наличие на территории автокефальной Церкви (а именно такой – автокефальной – провозгласили ПЦУ) каких-либо экзархатов, с точки зрения канонического права, просто нонсенс. Ведь экзархат – это «крупная церковная область, лежащая за пределами страны, в которой расположен патриархат».

Интересно, что первоначально Византия создавала экзархаты на землях, отвоеванных у варваров. Экзархаты чаще всего были довольно милитаризованными единицами с централизованным управлением, а сами экзархи выполняли функции как церковной, так и военной и гражданской власти. Поэтому создание экзархатов на территории автокефальной Церкви немыслимо.

В-третьих, Томос предписывает право Константинопольского патриархата на владение ставропигиями на территории Украины. Однако ситуация с этими ставропигиями еще более странная, чем с экзархатами. Неясно, например, какие именно храмы будут иметь статус ставропигиальных. Какое-то время ставропигией Константинопольского патриархата была Киево-Печерская лавра. Сегодня это не только монастырь УПЦ, но и национальный заповедник. Отдадут Фанару? Вряд ли. Тогда о каких именно храмах идет речь? Где официальный список этих самых ставропигий? И на основании каких канонов их будут создавать?

В-четвертых, на основании каких канонов Фанар считает себя вправе распоряжаться так называемыми «эмигрантскими приходами» и диаспорой? Никаких канонов, разрешающих это, нет. Есть решение Синода Константинопольского патриархата от 1 марта «об обязательном и исключительном подчинении» ему всей диаспоры православного рассеяния и всех православных приходов и епархий, находящихся вне границ государств, в пределах которых пребывают Поместные Православные Церкви… Так возникло не существовавшее раньше учение об особых юрисдикционных правах Константинопольского патриарха.

Так что, если так называемый Томос содержит в себе столько канонических нарушений, стоит ли удивляться тому, что происходит внутри самой новообразованной при помощи такого документа структуры?

Например, огромное удивление вызывает эпопея с патриаршеством Михаила Денисенко. Кто он – патриарх или нет?

Патриарх или не патриарх?

Судя по его собственным заявлениям – патриарх. Мы помним, как он заявил журналистам: «Я был патриархом, есть и буду!» Тогда многим показалось, что Михаил Антонович просто оговорился и позже сам же опровергнет свои слова. Но, как оказалось, это была не оговорка, а твердая позиция, подтвержденная многократно.

Например, во время визита в Черниговскую область Филарет сказал: «Распространяются эти слухи, что патриарх не будет баллотироваться и пойдет в отставку. Это все неправда. Я до смерти буду патриархом, потому что интронизация была в 95 году и никто эту благодать с меня не снимет».

Более того, слова Филарета находили поддержку и в его ближайшем окружении, и даже бытовало мнение, что он и только он должен занять пост главы новосозданной «Церкви». Пресс-секретарь УПЦ КП Евстратий Зоря утверждал, что никого, кроме Филарета, невозможно представить в качестве главы ПЦУ: «Мы видим, что патриарх Филарет имеет наибольший общественный авторитет среди действующих иерархов в Украине. А с точки зрения церковного руководства и с точки зрения жизненного опыта лучшей кандидатуры нет. Поэтому мы от УПЦ КП будем выдвигать патриарха Филарета как предстоятеля единой Церкви… Украинской Церкви более 1 000 лет. И если бы не труд патриарха Филарета, то возможно, мы бы говорили о Томосе еще следующие 100 лет. Надо смотреть на вещи реально. У меня вопрос: кого можно предложить взамен? Если просто кого-нибудь, то зачем?»

Он же уверял украинское общество, что никаких других кандидатур на пост предстоятеля ПЦУ, кроме Филарета, попросту не существует: «Будет возможность выдвинуть другие кандидатуры, но других пока нет».

Все-таки не патриарх

Такие синхронные заявления представителей украинского раскола не на шутку встревожили Фанар. Ведь как стало известно чуть позже, фигура Михаила Денисенко в глазах фанариотов выглядела (и, похоже, выглядит) настолько одиозной, что его отсутствие в качестве даже возможного кандидата на пост предстоятеля ПЦУ было одним из условий предоставления Томоса.

Представитель Фанара архиепископ Иов (Геча) поспешил озвучить мысль, что Филарет и Макарий для Константинопольского патриархата в лучшем случае – митрополиты. Причем оба – без кафедры.

Тот факт, что фанариоты требуют от Филарета снять свою кандидатуру, не отрицал никто. Вместе с этим Михаил Антонович до самого конца или, вернее, до самого начала «объединительного Собора», пытался выторговать у Фанара хоть какие-то более-менее приемлемые условия для себя. В своем официальном обращении он намекнул, что переговоры продолжаются и что решение он примет, руководствуясь исключительно благом «Церкви»:

«Сейчас у меня есть сформированное видение того, как дальше надо действовать, и о нем через наше личное общение знают наши партнеры по диалогу, который продолжается. Уверяю, что в рамках этого диалога мы придерживались и будем придерживаться взятых на себя обязательств так же, как и его другие участники.

Какой будет мой ответ на упомянутое выше предложение об избрании, если оно будет объявлено официально на Соборе – я также официально сообщу Собору, обосновав перед ним свое видение и решение и ожидая от него поддержки моей позиции.

Основанием для ответа будет исключительно понимание блага Церкви и ответственность перед Господом за надлежащее выполнение порученного мне Им служения на Киевском престоле, которое я, по милости Божией, несу уже более 52 лет».

«Я был патриархом, есть и буду!»

Филарет Денисенко

Для того, чтобы прекратить дальнейшие игры в «буду – не буду», Фанар, через близкий к себе информационный источник, предупредил Филарета, что все может кончиться очень плохо.

Именно поэтому уже на самом «Соборе» Михаил Антонович дистанцировался от возможности занять пост предстоятеля ПЦУ и позже прокомментировал свою позицию так: «Если бы я не уступил, мы не достигли бы объединения и не получили Томос об автокефалии украинской Церкви».

Или все-таки «патриарх»?

Однако, несмотря на это, Филарет не отказался от своей заветной мечты умереть патриархом. Он рассказал СМИ о своем видении того, как в дальнейшем будет происходить процесс управления новой «Церковью». По его словам, Епифанию отводится роль человека, который представляет новую структуру на международной арене. А вот внутренние вопросы управления останутся в руках Филарета. Кроме того, он уверен, что ситуация в корне изменится, когда ПЦУ получит статус патриархата, потому что в этом случае Филарет займется и внешней, и внутренней политикой.

По этой причине Филарет до сих пор продолжает использовать патриаршие регалии (например, куколь), во время «богослужений» его поминают как «патриарха», а сам он уверяет всех, что остается «предстоятелем» новой «Церкви».

Согласитесь, ситуация, в которой одну Церковь возглавляют как минимум два предстоятеля, просто вопиющая с канонической точки зрения.

Митрополичьи забавы

Возможно, именно поэтому фанариоты просто не замечают (или делают вид, что не замечают?) других канонических несуразностей, которые предпринимают клирики Константинопольского патриархата.

Несколько дней назад бывший митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко) благословил церковную общину Коломыи на переход в ПЦУ. Вопрос, какой статус занимает в структуре Константинопольского патриархата владыка Александр, который в свою бытность архиереем УПЦ числился в качестве викарного епископа, остается открытым. Ведь если он и в ПЦУ исполняет функции «викарного архиерея» то, согласно каноническому праву Церкви, никакого права распоряжаться подобными «благословениями» он не имеет. А если он на сегодняшний день правящий «епископ», то нужно спросить его, какую кафедру он занимает, кто находится в его прямом подчинении, ну и т.д.

Точно так же против канонов действует еще один бывший архиерей УПЦ – митрополит Симеон (Шостацкий). Например, совсем недавно он обратился в суд с просьбой восстановить его на «работе» в УПЦ.

Так что, когда Епифаний обещает, что в своей деятельности будет опираться на каноны Церкви и преданно их отстаивать мы, как минимум, недоумеваем – о каких канонах и о какой Церкви идет речь? Ведь судя по отношению к правилам Святой Православной Церкви, которое демонстрируют Фанар и его чадо ПЦУ, Епифаний имеет в виду какие-то особенные «каноны», которые создаются прямо на наших глазах. Создаются без Бога, а исключительно при помощи сильных мира сего. Но, как говорит Священное Писание, без содействия Бога все напрасно: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущий» (Пс. 126, 1).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
В ДТП погиб «священник» ПЦУ

Опрос

Должно ли измениться отношение УПЦ к Афону после приема и сослужения ПЦУ в отдельных монастырях?
да, нужно прервать все контакты с Афоном
6%
нет, не нужно на это обращать внимания
5%
нужно ограничить общение лишь с теми, кто вошел в общение с раскольниками
89%
Всего проголосовало: 581

Архив

Система Orphus