Странный суд митрополита Симеона

Бывший митрополит Винницкий Симеон предпочел светский суд

Почему бывший митрополит Винницкий и Барский Симеон пошел судиться с Церковью в светский суд и чего он там хочет добиться.

15 декабря 2018 года в старинном киевском храме святой Софии состоялся так называемый «объединительный Собор», на котором две раскольнические структуры, УПЦ КП и УАПЦ, превратились в одну – ПЦУ.

На этом мероприятии, которое анонсировали как создание Единой Поместной Украинской Церкви, планировали участие и многих представителей Украинской Православной Церкви. Озвучивали разные цифры: от 10 до 15. Однако в итоге предать свою Церковь решились только два человека – митрополит Винницкий и Барский Симеон (Шостацкий) и митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко).

Ожидаемый запрет

То, что участие в незаконном с церковной точки зрения собрании обязательно повлечет за собой канонические прещения, прекрасно понимали как владыка Симеон, так и владыка Александр. Поэтому, упреждая логический и естественный ход вещей (запрет в служении со стороны УПЦ), два митрополита-ренегата заручились поддержкой патриарха Варфоломея. Тот выдал им документ о том, что принимает их в качестве епископов в свою юрисдикцию и освобождает «от всякой ответственности или обвинения, или любого другого прещения, налагаемого <…> каким бы то ни было церковным органом». Фактически с этого момента они стали считать себя клириками Константинопольского патриархата.

Такую бумагу подписали на Фанаре 14 декабря, а значит, на следующий день, 15 декабря, на «Соборе» не было представителей УПЦ.

Однако, согласно Правилам святых апостолов, ни один епископ не имеет права покидать свою епархию, а тем более переходить в юрисдикцию другой Церкви, по собственному произволению. 14-е правило святых апостолов гласит: «Не позволительно епископу оставлять свою епархию и во иную переходить, если бы и от многих был убеждаем – разве когда будет некоторая благословная причина, понуждающая его сие творить, как могущего словом благочестия большую принести пользу там обитающим. И сие не по своему произволу, но по суду многих епископов и по сильнейшему убеждению».

Фанар выдал свою индульгенцию митрополитам-ренегатам 14 декабря, а значит, 15 декабря на «Соборе» не было представителей УПЦ.

С этим правилом напрямую связаны еще два, 15-е и 16-е, которые говорят, что уход в «другой предел» «без воли епископа своего» влечет для клирика запрет в служении, а того, кто такового клирика принял, отлучают от Церкви как «учителя безчиния». То есть без благословения Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, а тем более без благословения Священного Синода митрополиты Симеон и Александр не имели права менять юрисдикцию. В противном случае их ждало церковное прещение.

Именно это имел ввиду Священный Синод, когда применил к архиереям Симеону и Александру 39-е апостольское правило: «Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих».

Nota bene: кстати, под прещение 16-го апостольского правила подпадает патриарх Варфоломей, который принял в общение митрополитов Александра и Симеона без согласования с Синодом УПЦ и ее Предстоятелем.

Так вот, руководствуясь этими соображениями, 17 декабря 2018 года Священный Синод Украинской Православной Церкви запретил в служении митрополита Винницкого и Барского Симеона и митрополита Переяслав-Хмельницкого и Вишневского Александра.

Обратим внимание на формулировку синодального постановления, так как она крайне важна в контексте нашего разговора: «Констатировать, что участие Преосвященного митрополита Винницкого и Барского Симеона в так называемом объединительном Соборе, который состоялся 15 декабря 2018 года, является уклонением в раскол, грубым нарушением архиерейской присяги, Постановления Собора епископов Украинской Православной Церкви от 13 ноября 2018 года и решения Священного Синода Украинской Православной Церкви от 7 декабря 2018 года. В связи с этим и на основании 25-го и 34-го правил святых Апостолов, 2-го правила Антиохийского Собора, освободить преосвященного митрополита Винницкого и Барского Симеона от управления Винницкой епархией, запретить в священнослужении и подчеркнуть, что евхаристическое общение с ним отныне прекращается».

Как видим, никаких оценочных суждений Синод не выносил, а просто констатировал факт «уклонения в раскол», не более.

«Защита чести и достоинства» или лукавство?

И вот буквально через несколько дней после запрета уже бывший митрополит Симеон сначала заявляет о том, что в УПЦ нет любви, а потом, видимо, желая подкрепить свои заявления документально, подает в суд на Киевскую Митрополию Украинской Православной Церкви.

Шостацкий Владимир Иванович просит «восстановить его на работе». То есть просит суд отменить решение Священного Синода УПЦ от 17 декабря.

Можно предположить, что бывший митрополит Симеон рассчитывал не предавать свой иск огласке, а провести все, так сказать, в «домашнем кругу» винницкого суда. Потому что в противном случае совершенно непонятно и откровенно глупо выглядит его объяснение, которое на следующий день появилось на сайте Винницкой епархии ПЦУ.

Итак, читаем: «После появления в СМИ, принадлежащих УПЦ МП, материалов под провокационными заголовками о том, что митрополит Винницкий и Барский Симеон "якобы хочет восстановиться в должности в УПЦ" и с этой целью обратился в суд, пресс-служба Винницкой епархии Православной Церкви Украины публикует объяснения относительно обращения в суд от самого митрополита Симеона».

Вообще-то, о возвращении на работу (укр. «про поновлення на роботі») сказано в тексте судебного иска гражданина Шостацкого В.И., опубликованного во многих СМИ – в т.ч. и светских. Все они поняли словосочетание «про поновлення на роботі» как «восстановление в должности». Просто потому, что Шостацкий Владимир Иванович, занимая с 2007 года Винницкую церковную кафедру, «работал» (судя по тексту судебного иска) «митрополитом Симеоном», а не водителем, охранником или дворником.

Читаем дальше: «Однозначно о возвращении к УПЦ МП речь не идет! После решения Синода Вселенского патриархата от 11 октября Синод УПЦ потерял свою легитимность, а потому его дальнейшие решения не имеют канонической силы».

Но если Синод УПЦ, по словам бывшего митрополита Симеона, утратил свою легитимность, то зачем тогда он принимал участие как в работе самого Синода, так и в Архиерейском Соборе, которые имели место уже после 11 октября? Ведь еще тогда он мог четко заявить о своей позиции и со спокойной душой идти предавать Церковь на «объединительном Соборе».

Кроме того, если легитимности не было, зачем же тогда еще митрополит Симеон заручился поддержкой патриарха Варфоломея от последующих за участием в «Соборе» прещений со стороны УПЦ? Мог бы, опять же, со спокойной душой и без оглядки идти на собрание в святую Софию, раз Синод УПЦ нелегитимен. Так что лукавит бывший архиерей, лукавит.

Ушел от присяги

И следующий пассаж только подтверждает это лукавство. Владыка Симеон вопрошает: «Почему я пошел в суд?» И сам же отвечает: «Потому что Указ, подписанный Митрополитом Онуфрием, можно трактовать как наказание за уклонение от моих обязанностей».

Стоп-стоп, именно за уклонение от обязанностей, которые четко прописаны в архиерейской присяге, митрополита Симеона и запретили в служении. В тексте присяги, который в свое время читал архимандрит Симеон в присутствии многих свидетелей, сказано:

«Еще же обещеваюся преданiя церковная, уставы святыя и чины вся Кафолическiя Восточныя Православныя Церкве хранити неизменно.

Обещаюся и церковный миръ соблюдати и твердо держати, и не единымъ убо нравомъ въ чесомъ противная Православней Кафоличестей Восточней Христiанстей Вере мудрствовати во вся дни живота моего, и последовати ми во всемъ и повиноватися всегда Блаженнейшему Митрополиту, и Преосвященнымъ Архiереемъ, братiи моей, во всемъ согласну быти и купночинну, по божественнымъ закономъ и священнымъ правиломъ Святыхъ Апостолъ и Святыхъ Отецъ, и любовь духовную вседушно къ нимъ имети, и яко братiю почитати.

Обещаю же ся во страсе Божiи и боголюбивымъ нравомъ вверенное ми стадо управляти, и усердно учити, и отъ всехъ ересей сохраняти, со всякимъ усерднымъ тщанiемъ… Обещаваюся врученную ми паству по обычаю Апостолъ посещати и назирати: како пребываютъ вернiи въ вере и во исправленiи делъ благихъ, а наипаче iереи; и смотрети съ прилежанiемъ, учити и запрещати, дабы расколы, суеверiя и ереси не умножалися, и дабы противнiи христiанскому благочестiю и благонравiю обычаи не повреждали христiанскаго житiя».

Как видим, он обещал повиноваться Блаженнейшему, архиереям и братии, исполнять святые правила и беречь свою паству от уклонения в раскол. Однако все свои обещания он нарушил…

Оставим за скобками тот факт, что чуть позже владыка Симеон в телеэфире сказал, будто, будучи архиереем, 22 с лишним года, зомбировал людей (то есть, опять же, нарушал епископскую присягу). Просто отметим, что Священный Синод УПЦ имел все основания запретить его в служении.

Тем более странным выглядит такой пассаж, прозвучавший из уст бывшего митрополита: «Кроме этого, поставлены под сомнение мои человеческие качества, такие как порядочность и честь. Я – не раскольник и не позволю себя так называть! Мое исковое заявление – это шаг защиты человеческого достоинства и чести».

«Я – не раскольник и не позволю себя так называть!»

Митрополит Симеон (Шостацкий)

Но скажите на милость, Владимир Иванович, где и когда Синод поставил под сомнение ваши человеческие качества? Где и когда Синод назвал вас раскольником? Священный Синод УПЦ, как мы уже писали, не выносил и не выносит оценочных суждений. Архиереи нашей Церкви просто констатировали факт уклонения в раскол своего собрата – митрополита Винницкого Симеона. И попросили верующих молиться о вразумлении его. Возможно, именно эта молитва оскорбляет честь и достоинство Шостацкого В.И.?

Митрополит Симеон продолжает: «Люди и государства могут ссориться и портить отношения, а потом снова сходиться и делать что-то общее. Честь – другое. Восстановить ее почти невозможно».

В этом месте мы не можем не согласиться с некогда уважаемым архиереем – действительно, честь и достоинство, особенно после предательства, восстановить почти невозможно. Единственный выход – это покаяние. И мы молимся о том, чтобы «владыка» Симеон вспомнил об этом.

Монах или не монах?

Следующие слова «митрополита» выглядят наиболее странно: «Я обратился в суд как Владимир Иванович Шостацкий – руководитель зарегистрированного юридического лица – управление Винницкой епархии».

Во-первых, по традиции Православной Церкви епископом может стать только монах. Монашествующий – это человек, который умер для мира. Во время пострига ему меняют даже имя. Владимиру Ивановичу Шостацкому во время монашеского пострига дали имя Симеон. Владимир умер – Симеон родился. Монах, который вспоминает, что он и не монах вовсе… ну, он и не монах тогда. Кто же спорит?

Во-вторых, в данном случае из уст православного христианина звучат слова о необычном для верующих людей разделении. Получается, что в одно время один и тот же человек считает себя «архиереем» Симеоном, а в другое – гражданином Шостацким Владимиром Ивановичем. То есть, когда он в храме – он один человек, а вне храма – другой?

Во-третьих, Синод Украинской Православной Церкви, принимая решение о назначении на Винницкую кафедру, имел ввиду епископа Симеона, а не Владимира Шостацкого. А значит, и требовать восстановления на работе должен митрополит Симеон.

Об этом он вспоминает в следующем предложении: «Как митрополит Симеон, я подготовил обращение и к церковным органам, обладающих компетенцией рассматривать такие вопросы».

Владимир умер – Симеон родился. Монах, который вспоминает, что он и не монах вовсе… ну, он и не монах тогда.

В Украине такой компетенцией обладает все тот же Священный Синод, Церковный суд и Архиерейский Собор. Нигде обращения митрополита Симеона не зарегистрировано. Возможно, он имел ввиду Константинопольский патриархат? Но патриарх Варфоломей еще до «Собора» дал винницкому архиерею индульгенцию – грамоту, которая освобождала его от всех прещений. Поэтому можно только предположить, что и в данном случае митрополит Симеон снова лукавит.

Ну, и только после обращения в светский суд и мнимого обращения в церковные инстанции «владыка» вспомнил о суде Божием: «Наконец, я буду стоять перед Божьим Судом, который не освобождает от должностей, а устанавливает и показывает все, как оно есть!»

Тут, опять же, не поспоришь. Действительно, рано или поздно, каждому из нас придется ответить за свои поступки. И если вспомнить, что «владыка» Симеон нарушил архиерейскую присягу, нарушил целый ряд апостольских и иных правил Церкви, предал свою Церковь и паству, то ответ ему придется держать очень нелегкий.

Суд у неверных

Вообще нужно особо подчеркнуть, что сам факт обращения в светский суд уже является грубым нарушением церковных канонов, о котором бывший митрополит Православной Церкви не может не знать. 15-е правило Карфагенского Собора запрещает это делать: «Разсуждено такожде, чтобы кто бы то ни был из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или причетников, аще имея возникшее в Церкви дело обвинительное или тяжебное, отречется от церковного суда, и восхощет оправдаться пред судилищами светскими, лишался своего места, хотя бы и в пользу его решение последовало. И сие по делу обвинительному, по делу же тяжебному да лишается того, что приобрел по решению дела, аще хощет удержати место свое».

9-е правило 4-го Вселенского Собора также запрещает клирикам обращаться в светский суд: «Аще который клирик с клириком же имеет судное дело: да не оставляет своего епископа, и да не перебегает к светским судилищам. Но сперва да производит свое дело у своего епископа, или, по изволению того же епископа, избранные обеими сторонами да составят суд. А кто вопреки сему поступит: да подлежит наказаниям по правилам».

Кроме того, судиться у «нечестивых» (то есть, в светском суде) запрещает и апостол Павел. В Первом послании к Коринфянам он пишет: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела» (1Кор. 6, 1-11).

Разве владыка Симеон не читал эти слова апостола Павла? Конечно, читал. Но, несмотря на это, все равно обратился в светский суд, чтобы решить церковную тяжбу. Казалось бы, большей несуразности и представить нельзя. Ведь по большому счету не может украинский суд, даже если он самый гуманный суд в мире, отменять решения церковного суда. Не в его это компетенции. Тогда по какой причине Владимир Иванович Шостацкий подал судебный иск на Митрополию УПЦ?

Государственная «Церковь»

Как считают аналитики, причин может быть несколько. Например, еще 22 апреля 2016 года на сайте Верховной Рады зарегистрировали законопроект об «особенном статусе религиозных организаций» с руководящими центрами в стране-агрессоре. Согласно документу, центральное и региональное руководство «особых» организаций будут назначать только с согласия госорганов. Таким образом планируют выявлять «возможные проявления внешнего влияния и вмешательства со стороны государства-агрессора» через Церкви. Также с помощью законопроекта хотят предупредить «проявления дестабилизации религиозной среды и разжигание межрелигиозной вражды в Украине».

В 2016 году, когда этот законопроект только появился, никто из нас не верил, что его можно воплотить в жизнь. Это казалось абсурдом, вывихом сознания, полной несуразицей. Однако сегодня, когда Верховная Рада уже приняла закон о переименовании «церковных организаций, руководящие центры которых находятся на территории страны-агрессора» и когда государство начало преследования священнослужителей УПЦ, обвиняя их в «разжигании вражды», принятие такого законопроекта не видится столь уж невозможным и фантастическим.

Как раз предваряя его, владыка Симеон и обратился в суд. Если он его выиграет (а он его выиграет, потому что в нашей стране сказка давно уже становится былью), это послужит еще одним аргументом, чтобы именно народные избранники назначали епископов на церковные кафедры. Так сказать, полностью демократическим путем. Последующие после этого рейдерские захваты православных храмов и имущества – только дело времени.

Если митрополит Симеон выиграет суд, это послужит еще одним аргументом, чтобы епископов назначали представители светской власти.

Конечно, очень жаль, что такой авторитетный и любимый церковным народом архиерей, каким до недавнего времени был владыка Симеон, решил променять Царство Небесное на обещанные земными царями награды. И дело не только в том, что эти награды тленны и ничтожны, но и в том, что в конечном итоге они все равно ему не достанутся даже во временное пользование.

Тридцать сребренников никому еще ощутимой пользы не принесли…

Поэтому нам остается только молиться, чтобы Господь вразумил нашего брата, бывшего митрополита Симеона, наполнил его сердце благодатью и даровал ему дар покаяния, который только и способен привести человека в единение со Христом.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Нужно ли православному участвовать в президентских выборах?
обязательно, нужна власть, которая не будет вмешиваться в дела Церкви
80%
не верю в честность выборов, мое участие ничего не изменит
11%
нужно только молиться, любая власть от Бога
9%
Всего проголосовало: 941

Архив

Система Orphus