Закон о переименовании УПЦ вступил в силу: что дальше?

Петр Порошенко и Андрей Парубий приложили много усилий, чтобы протолкнуть антицерковный закон № 5309

Согласимся отдать название – потребуют отдать лавры. Отдадим лавры – потребуют храмы и монастыри. И так далее вплоть до полного уничтожения Церкви.

На днях вступил в силу закон № 5309, в соответствии с которым Украинская Православная Церковь должна быть переименована в Русскую Православную Церковь в Украине. Несмотря на всю свою абсурдность, этот закон – лишь небольшой элемент борьбы с Церковью, и было бы большой ошибкой полагать, что дело только в смене названия УПЦ.

Давайте разберем юридические и некоторые другие аспекты закона «О переименовании» – для простоты будем называть его так, а также всего происходящего в Украине.

Аспект юридический

В юридическом плане закон «О переименовании» не просто спорный, но и откровенно беззаконный. Чисто технически его можно выполнить только в том случае, если епископат УПЦ до ужаса перепугается, соберет экстренный Поместный Собор и примет решение о собственном переименовании (читай – ликвидации). Естественно, этого не последует. Сопротивляться закону можно и нужно, причем в рамках Конституции и законов Украины.

Во-первых, закон «О переименовании» приняли с нарушением регламента. Многие депутаты, голоса которых учли при голосовании, просто отсутствовали в зале пленарных заседаний Верховной Рады. Некоторые из них сразу же об этом заявили. Также опубликованы видеозаписи, как народные избранники бегают по залу и нажимают кнопки за своих отсутствующих товарищей. Однако закон требует, чтобы депутаты голосовали непосредственно сами. Делегирование голосов, передача карточек для голосования и тому подобное не допускается.

При желании на основании этих фактов закон можно отменить. Хотя учитывая стремление властей и тот факт, что для Верховной Рады это обычный способ принятия законов, отмены закона из-за процедурных нарушений, скорее всего, не произойдет. Однако говорить об этом необходимо. Нужно показать украинскому народу, как беззаконно принимали закон. Кроме того, нарушения процедуры – лишний аргумент для оспаривания закона в судах и международных организациях.

Во-вторых, закон «О переименовании» прямо противоречит Конституции и законам Украины, а также международным договорам. В экспертной оценке Главного научно-экспертного управления Верховной Рады содержится перечень таких актов:

  • Конституция Украины;
  • Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях»;
  • Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.;
  • Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.;
  • Протокол № 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.;
  • Общая декларация прав человека 1948 г.;
  • Решения Конституционного Суда Украины;
  • Решения Европейского суда по правам человека.
  •  
  • Все это дает основания обратиться в Конституционный суд с требованием признать закон «О переименовании» неконституционным, что повлечет за собой его отмену. В соответствии с законом «О конституционном суде», такое обращение могут направить 45 народных депутатов. Думается, что в Верховной Раде такое количество найдется и обращение в Конституционный суд будет направлено.
  •  

Кроме того, любой гражданин, права которого будут нарушены, может подать соответствующий иск в суды общей юрисдикции. Поскольку в Конституции Украины записано, что она является нормативно-правовым актом прямого действия, что отстаивать свои права в судах можно, непосредственно опираясь на статьи Конституции. И даже если суды первый инстанции будут выносить решения не в пользу граждан, то в судах высших инстанций, Верховном Суде, а тем более в Европейском суде по правам человека, признать правомерность закона «О переименовании» буде практически невозможно.

Помимо граждан, в суд сможет подать и Украинская Православная Церковь. Когда какой-нибудь орган исполнительной власти (скорее всего Департамент по делам религии Минкульта или Генеральная прокуратура) выдаст Постановление с требованием к УПЦ изменить свое название в соответствии с законом «О переименовании». Это постановление будет обжаловано в суде, где и будут приведены все неоспоримые доказательства, что закон противоречит Конституции. К слову, глава юротдела УПЦ протоиерей Александр Бахов уже заявил, что Церковь обратится в Конституционный суд.

В-третьих, кроме возможности судебного оспаривания закона можно обращаться к различным международным организациям: ООН, ОБСЕ, Совету Европы и т.д. Несмотря на свою часто проявляемую заангажированность, эти структуры не смогут одобрить закон «О переименовании» по причине того, что он слишком явно нарушает международные конвенции в сфере прав человека.

В-четвертых, существует еще один юридический повод заявить, что УПЦ не подпадает под действие закона «О переименовании». В Уставе УПЦ, зарегистрированном в законном порядке в Украине, Русская Православная Церковь не определяется как руководящий центр для УПЦ. Сказано лишь, что «Украинская Православная Церковь связана с Поместными Православными Церквями через Русскую Православную Церковь» (П. 3. Устава) и что УПЦ «является самоуправляемой частью русской Православной Церкви» (П. 5. Устава). Слово «самоуправляемой» означает, что руководящий центр УПЦ находится в Украине.

Таким образом, положения Устава УПЦ не дают никаких оснований для применения к ней закона «О переименовании». Но не все так просто. В законе содержится пункт о том, что если архиереи УПЦ являются членами органов управления РПЦ и РПЦ является для УПЦ высшей судебной инстанцией по церковным спорам, то значит, РПЦ – это и есть руководящий центр для УПЦ. То есть для определения того, где у кого находится руководящий центр, закон «О переименовании» предлагает пользоваться не корпоративным актом Украины, коим является Устав УПЦ, а корпоративным актом России.

Исходя из теории государства и права, корпоративные акты – это разновидность нормативно-правовых актов подзаконного характера, которые принимают предприятия, учреждения и организации. Таким образом, чтобы применить к УПЦ положения закона «О переименовании», необходимо признать, что Устав РПЦ, зарегистрированный органами власти Российской Федерации, имеет законную силу на территории Украины. Позволит ли это наша судебная система и гордое национальное самосознание? Ведь получится, будто Украина признает, что на ее территорию распространяют свое действие нормативно-правовые акты «государства, признанного Верховной Радой агрессором».

Однако чтобы дойти до понимания всех изложенных здесь юридических аспектов нужно немного поднапрячь умственные способности, чего в последнее время у нас делать не любят.

Аспект геополитический

Не кто иной, как Президент Украины, заявил, причем неоднократно, что создание ПЦУ – это вопрос геополитический. В нашем случае – это вопрос борьбы с Российской Федерацией, что тоже озвучивали в разных формулировках. Однако спросим себя: а кто именно, какой геополитический субъект борется с Россией? Украина? Как бы не так! Украина с Россией не борется, она с ней активно торгует. Заходим на страницу украинского Госстата и смотрим структуру внешней торговли Украины за январь-октябрь 2018 г.

Оказывается, что главным торговым партнером Украины является (о, зрада!) «государство-агрессор». Вот первая пятерка:

  1. Российская Федерация: экспорт – $ 3,0 млрд или 7,7% от общего экспорта; импорт – $ 6,6 млрд или 14,1% от общего импорта.
  2. Польша: экспорт – $ 2,7 млрд или 6,9% от общего экспорта; импорт – $ 3,0 млрд или 6,4% от общего импорта.
  3. Италия: экспорт – $ 2,2 млрд; импорт – $ 1,6 млрд.
  4. Турция: экспорт – $ 2,0 млрд.; импорт – $ 1,3 млрд.
  5. Китай: экспорт – $ 1,6 млрд; импорт – $ 6,0 млрд (по импорту Китай на втором месте).

С противником не торгуют, это азбучная истина. А если еще учесть, что в 2018 г. рост товарооборота с Россией составил 30,5% (!), то получается вообще абсурд: чем чаще наш Президент говорит «остаточне прощавай», тем больше растет товарооборот. А если мы задумаемся о том, что дефицит торгового баланса с Россией составляет около $ 4 млрд в год, то с ужасом обнаружим, что Украина сама платит деньги в российский бюджет, на которые та ведет «гибридную войну» с Украиной.

Это все значит, что на самом деле не государство Украина является геополитическим противником России, а кто-то другой. И называется этот кто-то другой Соединенные Штаты Америки. Это тоже не секрет. США официально объявили Россию, Китай и Иран своими геополитическими противниками. И что более важно – США действуют в соответствии с этой доктриной.

Таким образом, путем нехитрых логических заключений приходим к очевидному выводу: ПЦУ является не чем иным, как инструментом борьбы США с Россией. Кроме слов Петра Порошенко это подтверждают переговоры о создании ПЦУ, которые вели американские госчиновники в Администрации Президента Украины и в Константинопольской патриархии, о чем сообщали СМИ. Это подтверждают официальные поздравления, которые американское посольство и Госдеп раньше всех направили Порошенко и Епифанию.

А самое откровенное подтверждение тому, что всем проектом ПЦУ рулили США, – это первая официальная встреча предстоятеля ПЦУ Епифания с представителями дипломатического корпуса. Кого поблагодарил новоиспеченный «митрополит Киевский» за свое избрание и создание ПЦУ? Правильно – посла Соединенных Штатов в Украине Мари Йованович!

Поэтому можно констатировать тот факт, что принятие закона «О переименовании» является небольшим элементом проекта ПЦУ, а сам проект ПЦУ является небольшим элементом геополитического противостояния США и России. Какое отношение к этому имеют украинское духовенство и верующие? Пусть на это вопрос ответит себе каждый, кто идет в ПЦУ!

Аспект религиозный

Может быть, кто-то всерьез полагает, что ПЦУ действительно будет вести людей к Богу? Но проповедь и Иоанна Крестителя, и Иисуса Христа, и апостолов начиналась с призыва: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4, 17). С чего началась первая «проповедь» новоизбранного предстоятеля ПЦУ Епифания Думенко? С государственного гимна Украины!

Церковь Христова была основана схождением Святого Духа на апостолов. ПЦУ была основана прибытием Петра Порошенко под звон колоколов в Софию Киевскую! Президент не только объявил о дате «объединительного Собора» и не только присутствовал на нем. Он «Собором» руководил из президиума, давал наставления его участникам и вообще целых пять раз спасал процесс создания ПЦУ от срыва, в чем сам после и признался. Участвовал в этом всем и спикер Верховной Рады Андрей Парубий, за что удостоился отдельной благодарности от Епифания Думенко.

Ну, хорошо, создали ПЦУ, может быть, будет Томос, а что дальше? Ведь если посмотреть, с каким энтузиазмом украинские власти создают свою национальную, независимую, патриотическую украинскую Церковь, можно подумать, что с ее появлением в Украине запретят гей-парады, законодательно закрепят невозможность признания однополых браков, введут в школах Закон Божий, отменят увеселительные мероприятия в посты (ну хотя бы в Великий Пост), прекратят пропаганду насилия и разврата с экранов телевизоров?

Естественно, всего этого не будет, не для этого создают ПЦУ. Создают ее как атрибут украинской государственности. Об этом говорит Президент, об этом говорит Филарет Денисенко, об этом говорит Епифаний Думенко, об этом уже заговорил и бывший митрополит Винницкий Симеон (Шостацкий). И кроме как быть скрепой государственности, от ПЦУ больше ничего не требуется.

История повторяется с завидным постоянством. Почему гнали христиан в первые три века христианства? В Римской империи существовал довольно широкий религиозный плюрализм. В принципе, люди могли верить во что угодно и как угодно. Но при этом обязательным было участие в языческом культе, как знак лояльности к государству и власти. Воскурил фимиам перед статуей императора или каким другим идолом – и иди себе дальше веруй во что хочешь. После Революции 1917 года появилась созданная большевиками «Живая Церковь». Она была объявлена правильной и благонадежной. Принадлежность к ней стала считаться символом лояльности новому советскому государству. Кто ходил туда – того не трогали. Кто ходил в «неправильную» Церковь, с Патриархом Тихоном во главе, – того репрессировали.

Сегодня в Украине таким символом лояльности к государству и власти является ПЦУ. Можешь быть хоть язычником, хоть «атеистом Киевского патриархата», но только назови Епифания своим предстоятелем – и будешь патриотом!

ПЦУ создают как атрибут украинской государственности. Об этом говорит Президент, об этом говорит Филарет Денисенко, об этом говорит Епифаний Думенко.

Однако как в 1917 году, так и сейчас Бог не оставил своих верных. В начале XX века Господь воздвиг святителя Тихона и в его лице дал людям духовный ориентир. Верность Патриарху и возглавляемой им Церкви была верностью Христу. Так и сегодня таким духовным ориентиром для верующих является Предстоятель УЦП Блаженнейший Онуфрий. Которого, кстати, как и Патриарха Тихона, Фанар призывает уйти с поста Предстоятеля. Слава Богу, Блаженнейший Онуфрий не идет ни на какие компромиссы и не продает Церковь за возможность спокойно жить «как обычно». Слава Богу, у нас есть архипастырь, который ведет нас ко Христу. Слава Богу, епископат, духовенство и верующие идут за ним.

А возвращаясь к закону «О переименовании», нужно сказать, что законные возможности для противодействия ему имеются и их нужно использовать. Соглашаться с этим беззаконным законом нельзя. Но вместе с тем нужно понимать, что одним этим законом дело не ограничится. Согласимся отдать название – дальше потребуют отдать лавры. Отдадим лавры – потребуют другие храмы и монастыри. И так далее вплоть до полного уничтожения Церкви. Римские императоры-гонители христиан говорили открыто: «вас не должно быть»! Сейчас говорят более дипломатично, но суть от этого не меняется.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что означает встреча главы УГКЦ и патриарха Варфоломея?
скорое объединение ПЦУ с униатами
85%
глава Фанара потребовал, чтобы униаты держались от ПЦУ подальше
3%
просто случайно пересеклись в коридорах Ватикана
12%
Всего проголосовало: 466

Архив

Система Orphus