Томос и «ядерный взрыв» Фанара

Патриарх Варфоломей

Неважно, какой статус будет у церковной структуры Фанара в Украине – митрополия, экзархат или автокефалия. Суть будет одна – полная подчиненность центру в Стамбуле.

В Советском Союзе существовала жесткая государственная цензура, которая отслеживала малейшие проявления не только «антисоветчины», но и вообще любых идей, которые хотя бы в малой степени противоречили или не соглашались с существующим строем. Писатели не имели права упоминать в своих книгах запрещенных цензурой коллег или неугодных иностранных авторов, советские ученые не ссылались на достижения американских, в фильмах не могла звучать зарубежная, буржуазная музыка, ну а эстрада ориентировалась только на один вид любви – к Родине и партии. Малейший намек на западную культуру не только порицался, но и жестоко преследовался. В конце концов, излишнее увлечение джазом или Камю могло окончиться тюремным сроком.

Поэтому деятели советской культуры вынуждены были создавать свои произведения так, чтобы и овцы были целы, и волки сыты, то есть, чтоб и цензуру обойти, и к широким массам свои идеи донести. Классический пример такого «двойного удара» – это всеми любимый фильм «Брильянтовая рука». Его режиссер, Леонид Гайдай, прекрасно понимал, что цензура не пропустит картину из-за целого ряда моментов, которые никак не вписывались в советский менталитет – это и проститутки, и сцена пьянства главного положительного героя, и безалаберность таможенников, и многое другое. Однако без этих эпизодов фильм терял свою привлекательность и превращался из мощной комедии в посредственную приключенческую ленту.

Вместе с тем Гайдай знал, что цензура будет резать – иначе никак, на то она и цензура. Поэтому для отвода глаз в самом конце картины он намеренно прилепил эпизод, в центре которого был ядерный взрыв, и заявил комиссии, что они могут вырезать что угодно, кроме этого взрыва. Понятно, что желание оставить именно ядерный взрыв показалось комиссии подозрительным и поэтому она решила, что взрыв надо непременно вырезать. В результате все остальное осталось без внимания. Чего режиссёр и добивался.

Прием, который использовал Гайдай, стар как мир. Чаще всего его называют отвлекающим маневром и любой уважающий себя политик должен уметь его использовать. Примеров таких вот отвлекающих маневров в политике так много, что выбрать какой-то из них крайне трудно. А вот если речь идет о Церкви, то тут все становится намного проще.

На протяжении веков пользоваться этим приемом лучше всех умели византийцы. Оно и не удивительно: Византийская империя занимала огромную территорию, и для того, чтобы добиться своих глобальных целей, императору приходилось очень часто идти на мелкие уступки. То же самое можно сказать и о византийских патриархах. Им все время приходилось если не выживать, то существовать в атмосфере компромисса, когда, с одной стороны, на них оказывала давление власть Империи, а с другой – приходилось находить общий язык с властями тех народов, которые входили в юрисдикцию Константинопольского Патриархата.

Для достижения своих целей Патриарх Царьграда готов был пойти на многие уступки и даже унижения. Когда ему было выгодно, он мог забыть личные обиды, мог показать себя смиренным христианином, мог отступить. Достаточно вспомнить более чем лестные письма к Папе Римскому, в которых Константинопольский Патриарх называл его «преемником апостола Петра», «судией Вселенной», «возлюбленным братом». Но как только ситуация менялась, тот же самый Папа Римский становился «предшественником антихриста». Так что, умение жонглировать понятиями и мастерски использовать риторические приемы - отличительная черта практически всех византийцев, которым на протяжении сотен лет приходилось выживать во враждебной к ним среде. Это особенно заметно в отношении Патриарха Варфоломея к так называемому «украинскому вопросу».

Так, все мы помним, что вся современная эпопея с предоставлением автокефалии украинской церкви начиналась из, казалось бы, совершенно бескорыстных мотивов стамбульского Патриарха – объединить расколотую украинскую церковь и даровать ей полную и каноническую независимость. Этот мотив целиком и полностью совпадает с желанием анафематствованого главы УПЦ КП Филарета. Вроде, все просто – Патриарх Варфоломей по просьбе народных депутатов и Президента Украины признает украинских раскольников в качестве канонических епископов. Без какой либо выгоды для себя. Но, оказывается, что простота эта только кажущаяся, а сама «независимость» служит в качестве дымовой завесы для достижения совершенно других целей. И цели эти – отнюдь не бескорыстны.

В своем недавнем скандальном интервью BBC архиепископ Иов (Геча) проговорился, что тема украинской автокефалии разрабатывалась Фанаром уже на протяжении десятков лет. Однако, для того, чтобы вывести ее в окончательную фазу не было подходящих условий, то есть тех, которые сложились сейчас. Так, среди условий, которые окончательно убедили Стамбул в том, что Украине нужна автокефалия, владыка Иов назвал обращение депутатов Верховной Рады к Патриарху Варфоломею с соответствующей просьбой. Это пресловутое депутатское обращение в Стамбуле сочли «гласом народа» и решили, что все – пора. Вместе с тем почему-то владыка Иов не упомянул, что инициировала это обращение группа депутатов-униатов. Также как не упомянул и о том, что буквально за несколько недель до него в Киев приезжали посланники Фанара, которые, возможно, и подсказали как надо действовать украинской власти, чтобы развязать стамбульскому Синоду руки. Промолчал он и о том, что почти за 10 лет до этого, во время празднования 1025-летия Крещения Киевской Руси, когда в Киев приезжал Патриарх Варфоломей с целью предоставления автокефалии, никакого обращения не надо было – все решалось намного проще. И тогда, да и сейчас, единственной проблемой, которая стояла на пути Фанара в Украину, был один человек – Филарет.

В 2008 он совершил демарш против намерений Варфоломея, потому что в один момент вдруг понял, что может остаться ни с чем – автокефалию дадут, но его патриархом не сделают. Тогда Филарет заявил, что ему и его «церкви» не нужно одно рабство вместе другого – «ярмо стамбульское вместо ярма московского». Только абсолютная и независимая ни от кого Церковь!

Существует свидетельство предстоятеля УАЦП Макария, в котором он вспоминает события тех дней: «Вот приезжал Патриарх Варфоломей на празднование 1025-летия… Он предлагал: вы объединитесь, выбирайте три кандидата, подавайте мне, а мы выберем среди них на митрополита. А владыка Филарет не согласился. Почему нельзя было ради Украины? Почему нельзя было объединиться тогда? Боялись, что при перерегистрации названия можно было что-то потерять. Но тогда была благосклонна власть. Можно было что-то и потерять, но для Украины получить».

Макарий недоумевает, «почему нельзя было ради Украины объединиться тогда?» А потому, что для Филарета не существует в мире ни человека, ни идеи, ради которых он будет готов снять патриарший куколь. Впрочем, похоже, сейчас Филарет уже отодвигается на второй план. Нас же интересует другое: а насколько верно утверждение, что создаваемая церковная структура, о которой так много говорят, будет независимой? И какой здесь интерес Константинополя?

Ведь наивно думать, что глубочайший кризис, который Фанар натворил в мировом Православии своими действиями, был произведен его иерархами просто из уважения к Петру Порошенко, украинским депутатам и ради легализации Филарета с Макарием.

Несколько дней назад Порошенко и патриарх Варфоломей подписали договор о сотрудничестве в деле создания украинской православной церкви. И это сам по себе очень показательный момент, который означает: ни о какой независимости будущей церковной структуры Константинополя в Украине речь идти не будет. Она будет жестко контролироваться и светской властью, и Фанаром.

И здесь в статусе будущей Церкви могут быть два варианта:

1. Митрополия или экзархат Константинополя.

2. Автокефалия под управлением Константинополя.

Рассмотрим оба варианта.

Хотя госчиновники возможность образования Константинопольской митрополии бодро отрицают, такая возможность очень вероятна. Об этом говорит, например, большой поборник украинской церковной независимости, заштатный клирик РПЦ Кирилл (Говорун): «Константинополь сделал шаг, который уже невозможно аннулировать или игнорировать… Если украинские Церкви и далее будут исходить из своих корпоративных интересов, не заботясь об общем интересе украинского православия и общества, то ничто не помешает вернуться Константинополю к своим корпоративным интересам и оставить все, как есть, т.е. восстановленную Киевскую митрополию Константинопольского Патриархата. В таком случае Константинополь не станет спешить с предоставлением автокефалии»

С момента «легализации» Филарета и Макария прошел уже месяц, а ни о каком их объединении в одну структуру речь не идет. Они все так же обвиняют друг друга в старых грехах. Если так пойдет и дальше, то ничто не мешает Константинополю пока реализовать один из пунктов своего синодального решения от 11 октября и восстановить в Украине древнюю Киевскую митрополию. И Фанар будет по отношению к властям формально прав – вы, мол, можете договариваться между собой сколько хотите, а мы пока возьмем свое.

Но, тем не менее, вполне возможна обещанная и тысячи раз разрекламированная автокефалия. Фанар может чин по чину все сделать «как и обещал» – создать тут свою структуру и вручить ей Томос. Вот только будет ли такая Церковь действительно автокефальной и независимой? Ни в коем случае! 

Для того, чтобы в этом убедиться достаточно обратиться к современной истории автокефалии Церкви Чешских земель и Словакии. 

Получив в 1998 году автокефалию из рук Патриарха Варфоломея, эта Церковь отнюдь не получила реальной и задекларированной независимости.

В 2014 году ее синод избрал нового предстоятеля – митрополита Ростислава. Избрание произошло законно и в соответствии с церковными канонами. Однако не для Константинополя. Фанар эти выборы не признал, потому что поддерживал другого кандидата, местоблюстителя, архиепископа Симеона. Повторимся: не признал решение синода автокефальной независимой Церкви!  Вот что сказано об этом в официальном сообщении Фанара: «Проведение выборов нового Предстоятеля Церкви, после освобождения престола архиепископом Христофором, состоялось без признания Вселенским Патриархатом... Вселенский Патриархат, в качестве Матери-Церкви именно этой Церкви, пребывает в готовности внести свой вклад в каноническое решение возникшей там печальной ситуации и приглашает все присутствующие стороны к продолжению этих переговоров с Матерью-Церквью».

Фанар даже написал кляузу министру культуры Чехии, где называет Автокефальную (!) Церковь Чешских земель и Словакии «наша дочерняя Церковь», и сообщает о том, что не признает ее решения о выборах нового предстоятеля.

В конце послания Константинополь в своем безаппеляционном стиле требует от Минкульта Чехии слушать только его мнение: «Мы верим, что гражданские органы Вашей страны будут учитывать эту ситуацию при вынесении решений о признании церковных органов со стороны государства».

Еще раз подчеркиваем – одна Поместная Церковь (Константинополь) указывает государственной структуре государства другой Поместной Церкви, как ей следует относиться к собственной Церкви! 

Результатом такого вмешательства Фанара во внутренние дела Автокефальной независимой Церкви стал раскол, где одна ее часть пошла за законно избранным митрополитом Ростиславом, а другая – за бывшим местоблюстителем Симеоном, которого поддерживал Фанар и государственная власть. 6 февраля 2015 года в Вене состоялась встреча, в которой помимо владыки Симеона приняли участие архиереи Константинопольского Патриархата – митрополиты Галльский Эммануил и Венский Арсений. В ходе встречи было принято решение о создании «альтернативного синода» Православной Церкви Чешских земель и Словакии! 

26 августа патриарх Варфоломей направил в адрес Церкви Чешских земель и Словакии письмо (протокольный №836), которое сложно охарактеризовать иначе, как приказ строгого начальника нашкодившим подчиненным: «безотлагательно требуем от Священного Синода созыва собрания духовных лиц и мирян объединенной Православной Автокефальной Церкви в Чешских землях и Словакии, ...чтобы они в целом пересмотрели вопрос в свете аннулирования (прекращения срока действия)... избрания вышеупомянутого митрополита Ростислава на пост Предстоятеля этой Церкви, и приступили бы к избранию нового Предстоятеля согласно постановлениям Патриаршего Томоса 1998 г». 

К счастью, эта драматическая ситуация разрешилась неожиданно счастливо. Но едва ли здесь можно усмотреть заслугу Константинополя. В 2016 должен был состояться Критский собор, где патриарху Варфоломею был жизненно необходим кворум и поддержка. Исключительно поэтому Царьград признал митрополита Ростислава Предстоятелем Православной Церкви Чешских земель и Словакии. Он тотчас же  смог принять участие во встрече в канун заседания синаксиса, которое по приглашению Патриарха Варфоломея состоялось в Шамбези 21 – 28 января 2016 г.

Такая вот «независимость и автокефалия» сейчас существует у наших соседей – Церкви Чешских земель и Словакии. Насколько она «свободна» в своих решениях, можно увидеть без труда. Нет ни малейшего сомнения, что такая же «свобода и независимость» ждет и церковную структуру Фанара в Украине. Только в нашем случае эта Церковь будет еще и жестко контролироваться светской властью.

Итоги

Совершенно неважно, какой статус будет у церковной структуры Константинополя в Украине – митрополия, экзархат или автокефалия. Суть будет одна – полная подчиненность центру в Стамбуле. И об этом, как никто, знал властолюбивый Филарет, говоря в 2008 году, что ему не нужно «стамбульское ярмо».

Раскрученный маховик рекламы президентского Томоса о единой поместной национальной автокефальной независимой церкви – это не более, чем яркий отвлекающий маневр, тот самый ядерный взрыв в «Бриллиантовой руке» хитрого Леонида Гайдая. Название «автокефалия» может новая церковь и получит, но будет ли она означать реальную независимость? Похоже, что убежать от «стамбульского ярма» Филарету так и не удалось. Сможет ли от него убежать вся Украина?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus