Решения Фанара: взгляд из Чехии

Патриарх Варфоломей

Сейчас мы наблюдаем стремления Константинополя повлиять на церковный процесс, происходящий в Украине, Церковь которой - всеобще признанная каноническая область РПЦ.

Это уже не первый раз, когда Царьград пытается вмешаться в дела других автокефальных Церквей. Несколько лет назад была аналогичная попытка касательно нашей Православной Церкви в Чешских землях и Словакии.

В следующих строках я попытаюсь изложить в общих чертах, как обстояло дело с точки зрения очевидца, который в течение всего этого времени являлся членом Епархиального совета Пражской Православной Епархии, а большую часть этого времени я работал в церковном управлении. Подчеркиваю, что речь идет о моей личной, чисто неофициальной точке зрения, целью которой не является кого-либо оскорбить, очернить или обвинить. Прежде всего, несколько слов о становлении Православной Церкви в Чешских землях.

История нашей Поместной Церкви

Православная вера была к нам принесена святыми Кириллом и Мефодием в 863 г. из Царьграда. Впрочем, речь не шла о послании епископа, но так случилось, что Церковь здесь была учреждена уже в 869 г., когда святой Мефодий был рукоположен в сан Моравского архиепископа (тогда все еще православным) Папой Римским Адрианом ІІ. Таким образом, первой Матерью нашей Поместной Церкви стала Римская Церковь. Однако, ввиду интриг латинского духовенства и политического давления франков, ученики Мефодия после смерти архиепископа были изгнаны из Моравии в 886 году. Православная вера и славянское богослужение, несмотря на это, просуществовали в Чехии до конца ХІ ст., когда в 1096 г. разогнали славянский Сазавский монастырь, где, между прочим, поклонялись останкам святых мучеников Бориса и Глеба. Православие из Чешских земель исчезло на долгие века…  

Лишь в 1874 г. удалось в Праге обновить православные богослужения в храме святителя Николая на Староместской площади. Священники, которые служили в этом храме и в трех недавно построенных храмах в западно-чешских курортных городах, принадлежали Московскому Патриархату. В то же время, правительство Австрии отказывалось учредить в Праге православный приход, а с точки зрения приходской записи, чешские православные относились к сербскому приходу в Вене. Вокруг храма святителя Николая  возникла т.н. Православная беседа, объединившая, приблизительно, сотни чешских верующих.

В 1918 г. после возникновения Чешской Республики, началось движение за создание  местной Православной Церкви. Во главе группы, которая возникла из Православной беседы, встал архимандрит Савватий (Врабец). Вместе с тем, в 1920 г. сформировалась и национальная церковь чехословацкая, которая насчитывала несколько сотен тысяч членов и, которая вела переговоры с Сербской Церковью о принятии православия. В конечном итоге это объединение направилось по совсем иному, либеральному пути. Православию остался верным, с несколькими сотнями верующих, лишь епископ Горазд (Павлик), рукоположенный в Белграде. Возглавляемое им сообщество, разумеется, находилось под юрисдикцией Сербской Православной Церкви.

Это также послужило причиной того, почему Белград, несмотря на неоднократные просьбы Савватия, отказался не только его признать, но и рукоположить во епископы. Поэтому, Савватий, в качестве единственного выхода, обратился с просьбой о рукоположении в Царьград. 4 марта 1923 г. Патриарх Константинопольский Мелетий IV не только рукоположил, но и назначил его архиепископом недавно учрежденной Православной Церкви в Чехословакии под юрисдикцией Вселенского Патриархата. После возвращения на родину, между Савватием и Гораздом начался спор, кто возглавит чешское (и моравское) православие, в котором достаточно быстро, благодаря поддержке большей части верующих, одержал победу владыка Горазд. Это был он, кто создал в межвоенный период Церковь в Чехии и на Мораве под сербской юрисдикцией. Таким образом, Сербская Церковь стала уже второй  Матерью нашей Поместной Церкви. В 1942 г. владыка Горазд за помощь антифашистскому сопротивлению был приговорен к смерти и принял венец мученика. Сегодня его почитают как святого.     

Владыка Савватий после своего поражения удалился в уединение и в жизни Церкви практически не принимал участия. Во время оккупации он был заключен в концентрационный лагерь и умер почти всеми забытый в 1959 г. в Праге. Томос об учреждении автономии Чехословацкой Церкви, который он получил в Царьграде, остался лишь мертвой буквой.

Во время оккупации Церковь Горазда была официально распущена и (в который раз) разогнана. В сложные годы по окончании мировой войны Церковь получила обновление под юрисдикцией Московского Патриархата, который, в конечном итоге, в 1951 г. предоставил ей автокефалию, и ее территория включала не только исторические чешские земли, где ранее действовала Церковь Горазда, но и Словакию. Таким образом, Москва приходится третьей Матерью нашей Церкви. Определенная проблема была в том, что Церковь в то время имела на бумаге несколько сотен тысяч членов, однако подавляющее большинство из них представляли население воссоединившихся с Православием униатов в восточной Словакии.  Когда в 1968 г. было разрешено, и обновилась греко-католическая Церковь, то среди членов Православной церкви в Чехословакии осталось приблизительно 100 000 человек. Несмотря на это, предоставление автокефалии сделало возможным дальнейшее развитие нашей Поместной Православной Церкви.

Издание Константинопольского Томоса

А теперь мы перенесемся из древних времен в историю совсем новую. Константинополь, конечно же, предоставление Москвой автокефалии Чехословацкой Церкви никогда не признал. После падения коммунистического режима в 1989 г., Православная Церковь в Чешских землях и Словакии начала стремиться к налаживанию отношений с Константинопольским Патриархатом и добиваться признания автокефалии. Эти усилия завершились в 1998 г. изданием патриаршего и синодального Томоса, на основании которого Константинополь признал нашу автокефалию.  

Чехословацкая Церковь надеялась, что новый Томос привнесет атмосферу братского или хотя бы отцовского духа и во взаимной любви будет лишь констатировать уже несколько десятилетий фактически существующее положение. Возможно, так бы оно и было, если бы Константинопольский Патриархат не утратил свое лицо. Церковь получила документ совершенно другого содержания и звучания, где кроме прочего указано:  

– Учредительным актом нашей Поместной Церкви должен считаться в дальнейшем цареградский Томос 1923 г., который никогда  не был жизнеспособным, и на его основании Церковь никогда не была создана. Все традиции гораздовской Церкви, включая ее страдания в период нацистской оккупации, ее традиции после 1945 г., должны быть преданы забвению. Что бы ни произошло за этот период, является неканоническим и Царьград это может в любой момент поставить под сомнение.

– В принципе, Томос предоставляет Православной Церкви в Чешских землях и Словакии самостоятельность, но в тоже время, в судебных делах над епископами и в общецерковных делах ставит ее в полную зависимость от Вселенского Патриархата. Внешним проявлением такого положения является обязанность принимать от Вселенского Патриархата святое миро.  

Таким образом, Царьград стал уже четвертой нашей Матерью. Однако наша до сей поры самостоятельная Церковь, которая была в состоянии сама справляться с делами управления, с принятием Томоса стала Церковью, подчиненной Константинополю в существенных вопросах и, более того, она обязана была бы отстаивать интересы и позиции Вселенского Патриархата на общецерковном форуме.

Неудивительно, что наша Церковь не знала, как поступать с Томосом и никогда его официально не приняла и не заявляла о нем. Все, как мне кажется, надеялись, что Царьград его изданием удовлетворен и в дальнейшем все останется по-старому.   

События 2013 года

В течение 15 лет, после подтверждения автокефалии в 1998 году действительно ничего не происходило. Однако при первой же возможности Константинопольский Патриархат заявил о себе и начал предъявлять права. Такая возможность представилась в 2013 г. после отставки митрополита Христофора (Пульца).

При первой же возможности Константинопольский Патриархат заявил о себе и начал предъявлять права.

19 октября 2013 г. состоялось уже второе епархиальное собрание Пражской епархии, на котором должен был быть, после неудачного первого епархиального собрания, избран согласно Уставу Поместной Православной Церкви новый архиепископ Пражский.

Непосредственно перед избранием посланник Вселенского Патриархата владыка Эммануил попросил слова. Все в храме ожидали братского приветствия или отцовского поощрения. Но вместо этого митрополит произнес тяжелые слова: в случае избрания одного из предложенных кандидатов, Константинопольский Патриархат не признает ни одного из них. Владыку Георгия из-за того, что в интернете о нем появились определенные сплетни, а отца Дорофея потому, что был пострижен в монахи только месяц или два назад.  

Эта речь митрополита Эммануила совершенно шокировала присутствующих делегатов, мирян и духовных лиц, торпедируя все собрание. В такой не слишком пристойной атмосфере, началось избрание, и ни один из кандидатов не набрал необходимого 2/3 большинства голосов. Все это привело к последующему замешательству в нашей Поместной Церкви.

Непосредственно перед избранием посланник Вселенского Патриархата владыка Эммануил попросил слова. Все в храме ожидали братского приветствия или отцовского поощрения. Но вместо этого митрополит произнес тяжелые слова: в случае избрания одного из предложенных кандидатов, Константинопольский Патриархат не признает ни одного из них... Эта речь митрополита Эммануила совершенно шокировала присутствующих делегатов, мирян и духовных лиц.

Следующее вмешательство Константинополя не заставило себя ждать. В декабре 2013 г. состоялось в Праге заседание Священного Синода в Православной Церкви в Чешских землях и Словакии. Владыка Симеон, в качестве Местоблюстителя,  пригласил на это собрание двух епископов из Константинопольского Патриархата. На заседании Синода владыка Иоаким получил письменное уведомление об увольнении и должен был быть исключен из Синода, а владыке Георгию пригрозили церковным судом. Суд, если бы до него дошло, без сомнения проходил бы в духе Томоса при участии судей из Константинопольского Патриархата.

Но, в конечном результате, заседание для некоторых приняло неожиданный поворот. Прибыл на него митрополит Иларион из Московского Патриархата. Владыка Иларион достаточно быстро договорился с представителями Царьграда, что ни одна из сторон не будет вмешиваться в заседание Синода и предоставит нашей автокефальной Церкви возможность самой решать свои дела. В результате этого Синодом был отстранен архиепископ Симеон с должности Местоблюстителя.

Логическим завершением такого положения дел стало то, что Константинопольский Патриархат не только не признал снятие с должности владыки Симеона, но и в дальнейшем считал его Местоблюстителем, также не признал последующее избрание архиепископа Ростислава Митрополитом, которое произошло на Соборе Православной Церкви в Чешских землях и Словакии (11.1.2014 в Прешове). Все это привело к фактическому расколу в Церкви, который распространился, прежде всего, на Оломоуцко-Брненскую и, в меньшей степени, на Пражскую епархию.   

В конечном итоге Константинопольский Патриархат просто-напросто поставил под сомнение каноническую позицию нашей Поместной Церкви, не признав в апреле избрание митрополита Ростислава.

В конечном итоге Константинопольский Патриархат просто-напросто поставил под сомнение каноническую позицию нашей Поместной Церкви, не признав в апреле избрание митрополита Ростислава.

Официальное сообщение Константинопольского Патриархата:

«Касательно автокефальной Православной Церкви в Чешских землях и Словакии, сегодня Вселенский Патриархат пришел к согласию и заявляет следующее:                    

I. Проведение выборов нового Предстоятеля Церкви, после освобождения престола архиепископом Христофором, состоялось без признания Вселенским Патриархатом и другими Православными Церквями по причине распознания неканонических действий при проведении этих выборов.

II. По этой причине, каждое очередное действие, предпринятое этой Церковью, учитывая окончательное избрание состава иерархии этой Церкви, становится неканоническим и непризнанным Вселенским Патриархатом.

III. Вселенский Патриархат, в качестве Матери-Церкви именно этой Церкви, пребывает в готовности внести свой вклад в каноническое решение возникшей там печальной ситуации и приглашает все присутствующие стороны к продолжению этих переговоров с Матерью-Церквью, чтобы найти надлежащее решение и, чтобы предотвратить какие-либо действия, которые бы в дальнейшем могли бы усложнить нынешнюю, достойную сожаления, ситуацию в этой Церкви.   

Вселенский Патриархат, 1 апреля 2014 г.

записал руководитель секретариата Священного Синода».

Патриарх Варфоломей направил даже личное письмо тогдашнему министру культуры Чехии, чтобы тот со стороны государства воспрепятствовал признанию Пражского архиепископа Иоакима, назначенного Священным Синодом. В конечном итоге владыку Иоакима  министерство действительно не признало и тем самым причинило Церкви последующие огромные проблемы.

«Генеральное консульство Чешской Республики в Стамбуле, регистр. № 336/2014
Министерство культуры ЧР, регистр. № 24399/2014
Его превосходительству Даниелю Герману, министру культуры Чешской Республики
Ваше Превосходительство!

С чувством глубокого огорчения и большой озабоченности  обращаемся к Вам с этим Патриаршим посланием и хотим Вас конфиденциально ознакомить с печальным положением, в котором оказалась наша дочерняя Церковь, автокефальная Православная Церковь в Чешских землях  и в Словакии. Тем самым, оказалась под угрозой каноничность Православия на Вашей земле, а внушающий страх раскол становится чувствительной реальностью.

Поэтому мы, члены Священного Синода Экуменического Патриархата, издали 1 апреля 2014 г. прилагаемое коммюнике, в котором сказано, что Первый Престол Православной Церкви, которая также является Матерью Церкви тамошней Поместной Церкви, вместе с другими десятью каноническими автокефальными Православными Церквями, за исключением Патриархата Московского и Антиохийского,  а также Православной Церкви в Польше, не признают новоизбранного «Предстоятеля», причем по причине узнанных неканонических действий во время его избрания. В результате этого мы не признаем действия, которые Православная Церковь в Чешских землях и Словакии называет «каноническими». Мы бы хотели также обратить внимание, что «Предстоятель» указанной Церкви не был приглашен на Синаксис глав всех Православных Церквей в начале марта. Его удаление из Синаксиса отчетливо иллюстрирует серьезность всего дела, поскольку «Предстоятель» таким образом, является изолированным от остального православного мира. 

Эти неканонические и неэтические действия со стороны иерархов Православной Церкви в Чешских землях и  Словакии, которые сегодня управляют делами, глубоко опечалили Вселенский Патриархат и лично нас. Безответственность, необдуманность, недостаток рассудительности и церковной нравственности в управлении местной Церковью наносят ущерб единству всей Православной Церкви. Несмотря на то, что это причиняет боль, Вселенский Патриархат и в дальнейшем будет считать действия Православной Церкви в Чешских землях и в Словакии неканоническими, пока не будет найдено каноническое решение. Мы верим, что гражданские органы Вашей страны будут учитывать эту ситуацию при вынесении решений о признании церковных органов со стороны государства».

Раскол Чешско-словацкой Церкви (который был в значительной степени вызван действиями Константинопольского Патриархата) предоставил ему возможность выступать в роли судьи между двумя сторонами. Со временем состоялся ряд переговоров, на которых Патриарх Варфоломей и его иерархи выступали, в принципе, в роли судей. Фактом является то, что сторона, которую представляет Митрополит Ростислав и к которой примкнуло большинство в нашей Поместной Церкви, с этой амбицией Константинополя никогда не соглашалась, правда,  принимала участие в переговорах, прилагая максимальные усилия для достижения перемирия и объединения, и с четкой позицией, отстаивающей нашу автокефальность.    

Отношение Царьграда еще больше обострилось после того, когда он заполучил сделанную секретно запись нескольких неофициальных высказываний митрополита Ростислава, которые он произнес в пылу негодования на неофициальном заседании в адрес Константинопольского Патриархата. 26 августа 2015 Патриарх Варфоломей отправил письмо «Центральному секретариату Святой Православной автокефальной Церкви в Чешских землях и Словакии» (протокольный №836), в котором, кроме прочего, он пишет:

«Именно поэтому, сегодня довожу до Вашего ведома об упомянутых событиях, о которых уведомлены и Святые Поместные Православные Церкви, что Вселенский Патриархат в дальнейшем  уже не может проявлять церковную благосклонность (икономию) при решении вопросов, накопившихся в Церкви в Чешских землях и Словакии, учитывая избрание ее Предстоятеля. А поэтому, безотлагательно требуем от Священного Синода созыва собрания духовных лиц и мирян объединенной Православной автокефальной Церкви в Чешских землях и Словакии, осознающих погибель, к которой ведет кормчий их Поместной Церкви, чтобы они в целом пересмотрели вопрос в свете аннулирования (прекращения срока действия) — якобы, никогда не состоявшегося неканонического и непризнанного всем православным миром – избрания вышеупомянутого митрополита Ростислава на пост Предстоятеля этой Церкви, и приступили бы к избранию нового Предстоятеля согласно постановлениям Патриаршего Томоса 1998 г. и существующего Устава Церкви в Чешских землях и Словакии». (Примечание автора: хотя в документе речь идет о «митрополите» Ростиславе, согласно греческой терминологии имеется ввиду титул Прешовского архиерея, ни в коем случае не главы всей Поместной Церкви).

Казалось, что какой-либо путь к перемирию перекрыт, как об этом Патриарх Варфоломей написал в своем письме. Однако именно в это время достигли апогея межцерковные переговоры в канун Великого Всеправославного Собора на Крите. Неучастие одной из Поместных Церквей на переговорах могло осложнить его подготовку. Русская Православная Церковь приняла в то время четкую позицию, что Собор не может состояться без участия одной из Поместных Православных Церквей. В конечном  итоге Константинополь принял решение немного отступить от своих радикальных заявлений и обещал этот вопрос урегулировать мирным путем.

Благодаря этому компромиссу Царьград признал митрополита Ростислава Предстоятелем Православной Церкви Чешских земель и Словакии, и он тотчас же  смог принять участие во встрече в канун заседания синаксиса, которое по приглашению Патриарха Варфоломея состоялось в Швейцарии, в Шамбези 21 – 28 января 2016 г. Делегация нашей Поместной Церкви впоследствии приняла участие во Всеправославном Соборе на Крите.  

Благодаря этому удалось уладить раскол в нашей Церкви, хотя все еще продолжаются некоторые разногласия, а в Оломоуцко-Брненской епархии есть священники, которые за верность Священному Синоду были уволены со службы и вопреки договоренностям не были приняты обратно на служение. Это же касается и общины сестер из монастыря в Вилемове.

Теперь, в духе Томоса наша автокефальная Церковь обязана по ряду вопросов затребовать точку зрения Царьграда, суды над епископами должны происходить при участии цареградских иерархов, епископы могут апеллировать в Царьград. Некоторые положения предоставляют возможность, в случае возникновения проблемы в Поместной Церкви, активно вмешиваться Вселенскому Патриархату в местную церковную жизнь. Автокефальность нашей Церкви, в значительной степени, стала только иллюзией.

Главное, чего удалось достичь Царьграду - это соглашение о согласовании положений Томоса 1998 г. с Уставом Православной Церкви в Чешских землях и Словакии. Проект инкорпорации Томоса был утвержден на совместном заседании в Царьграде 14 апреля 2016 г. Теперь, в духе Томоса наша автокефальная Церковь обязана по ряду вопросов затребовать точку зрения Царьграда, суды над епископами должны происходить при участии цареградских иерархов, епископы могут апеллировать в Царьград. Некоторые положения предоставляют возможность, в случае возникновения проблемы в Поместной Церкви, активно вмешиваться Вселенскому Патриархату в местную церковную жизнь. Автокефальность нашей Церкви, в значительной степени, стала только иллюзией (внесение изменений в Устав может утверждать только Собор всей Чешско-словацкой Церкви во главе со Священным Синодом. Собор с того времени не созывался и его созыв даже не планируется. С 2016 г. касательно согласования Томоса и Устава сделано совсем немного).

Итоги

В заключение, с вашего разрешения, позволю себе подвести итоги, которые не претендуют на объективность.

Сначала, в 1998 г. Константинопольский Патриархат воспользовался ситуацией, когда к нему с покорностью и любовью пришла Православная Церковь в Чешских землях и Словакии в надежде урегулировать канонические расхождения и просила о признании своей автокефалии. Патриархат ей предоставил Томос, который, однако, под шапкой самостоятельности привел к подчинению нашей Поместной Церкви Царьграду. Я верю и надеюсь, что Константинопольский Патриархат руководствовался тогда только заботой и опекой над молодой и относительно немногочисленной Церковью в бывшей Чехословакии. Этот Томос наша Церковь никогда официально не одобрила и не согласовала его с Уставом, потому что хорошо осознавала, что это означало бы потерю самостоятельности и отрицание своей существующей традиции, созданной святым новомучеником Гораздом.

Константинопольский Патриархат воспользовался ситуацией, когда к нему с покорностью и любовью пришла Православная Церковь в Чешских землях и Словакии в надежде урегулировать канонические расхождения и просила о признании своей автокефалии. Патриархат ей предоставил Томос, который, однако, под шапкой самостоятельности привел к подчинению нашей Поместной Церкви Царьграду.

В замешательстве, после отставки митрополита Христофора в 2013 г., Царьграду представился шанс включить положения своего Томоса в Устав нашей поместной Церкви, через что получить над ней контроль. И если в этом случае он руководствовался добрыми намерениями, то все произошло с точностью наоборот. Произошло разобщение нашей Поместной Церкви, где действительно «враги человеку – домашние его» (Мф. 10,36). Последствия этого раскола наша Церковь пронесет через долгие десятилетия. Если Константинопольский Патриархат действительно с добрыми намерениями заботился о нашей Поместной Церкви, то на сей раз, его старания потерпели крах. Если он добивался чего-то другого, что вполне возможно, то преуспел  в этом ценой развала одной Поместной Церкви. О том, как это было, пусть каждый сам уже себе дорисует картину с помощью Божией.

Если мои слова кого-то задели, заранее прошу прощения. Храню уважение к каждому человеку и православному христианину, прежде всего – к  преосвященным архиереям, которые на своих плечах несут бремя пастырской службы, вверенной им нашим Господом Иисусом Христом.

Доктор теологии Якуб Иржи Юкл



 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Ответить

Юмор

Однажды правящий епископ приехал в один из приходов своей епархии. 

До службы было несколько часов, и владыка осматривал территорию храма, большой церковный дом. 

Потом зашел в храм. Осмотрев внутреннее убранство храма, он поднялся на хоры и, присев, задремал. 


Тем временем, вошедший в алтарь был в полной уверенности, что в храме никого нет. 

Он стал надевать на себя архиерейское облачение, приготовленное к вечернему богослужению. 

Полностью облачившись (подсаккосник, саккос, палица, омофор, панагия, крест, митра) он вышел на амвон. Ему было интересно почувствовать, что переживает архиерей во время богослужения.

Иподиакон торжественно благословил пустое пространство храма двумя руками и подал возглас: «Мир всем!» 

Задремавший архиепископ мгновенно проснулся, встал и ответил: «И духови твоему! Аллилуиа, Аллилуиа, аллилуиа!» 

Иподиакон в полном архиерейском облачении, услышав ответный возглас и увидев, кто его дал, тут же упал в обморок. 

Милостивый владыка привел в чувство юношу и, даже не сделав ему замечания, простил его.

 

Архив

Система Orphus