Вернет ли Константинополь 120 соболей?

За передачу Константинополем Киевской митрополии Москве в 1686 году, Константинопольский патриарх расписался в получении 200 золотых и 120 шкурок соболей

Константинопольский патриархат своим решением от 11.10.2018 объявил то, что на юридическом языке называется реституцией. Что же должны вернуть стороны друг другу?

Петр Порошенко уже успел положить к ногам Фанара шедевр архитектуры XVIII века, Киевскую церковь святого апостола Андрея Первозванного, отдав тем самым имущество, нажитое уже после передачи Константинополем Киевской Митрополии в состав Русской Церкви. И, скорее всего, это только начало.

Андреевскую церковь, построенную Российской императрицей Елизаветой передали Константинопольскому Патриархату

Фантастическая оперативность по передаче Андреевской Фанару доказывает готовность Киевских властей выполнить любые требования Константинополя о возвращении контроля над церковным имуществом в полной мере. Давайте, однако, проследим, на чем основаны эти претензии иерархов из столицы Турции.

Решение Синода Константинопольского Патриархата по украинскому вопросу весьма удивительно для любого юриста или специалиста по праву, хоть светскому, хоть церковному. То, что представил на обозрение общественности и озвучил митрополит Галльский Эммануил по итогам заседания Синода 11.10.2018 г. многими воспринималась как не полное решение Синода, а извлечение из него. То есть, сами решения без описания тех юридических оснований, на которых эти решения зиждутся.

Коммюнике Синода Константинопольского Патриархата 11 октября 2018 года

Ожидалось, что через некоторое время Фанар представит более объемный и основательный документ, где будет указано, на какие каноны или документы опирается Константинополь. Но до сих пор этого сделано не было.

Что ж попробуем понять логику Фанара на основании того текста, который нам доступен.

Четвертым пунктом своего решения Фанар аннулирует документ о передаче Киевской Митрополии Русской Церкви: «4) отменить юридическую силу Синодального письма 1686 года, изданного по обстоятельствам того времени, которое предоставило Патриарху Московскому через икономию право рукоположить Митрополита Киевского, избранного духовно-мирянским собранием его епархии, который на любом торжестве будет чествовать Вселенского Патриарха как первоиерарха, провозглашая и подтверждая свою каноническую зависимость от Матери-Церкви Константинополя».

Любой юрист или канонист, прочитав такую формулировку, задастся вопросом: с какого момента утрачивает силу «Синодальное письмо 1686 года». Варианта два: или с момента издания самого Письма, или с 11.10.2018 г., т.е. с момента вынесения решения об его аннулировании. Существует правило, известное еще со времен римского права: «закон обратной силы не имеет».

Это правило признается основополагающим конституционным принципом во всех цивилизованных странах. Закреплен этот принцип и в нашей украинской Конституции 1996 г. Согласно этому принципу вариант может быть только один: Письмо 1686 г. утрачивает силу с 11.10.2018 г. Таким образом все решения принятые Московским Патриархатом за триста с небольшим лет в отношении Киевской Митрополии являются действительными, в том числе и решение об анафеме г-ну Денисенко и прочие канонические прещения примененные к раскольникам.

Но и первый вариант нельзя сбрасывать со счетов. Юридическая практика знает случаи, когда закон или иной документ признается таким, что имеет обратную силу. И Фанар, по всей видимости, рассматривает свое решение об аннулировании Письма 1686 г. именно таким. В пользу этого предположения говорит следующее.

Третьим пунктом решения от 11.10.2018 г. Фанар снял анафему с г-д Денисенко и Малетича:

«3) принимать и рассматривать ходатайства об обращении Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского Патриарха на получение таких ходатайств иерархами и другим духовенством от всех автокефальных Церквей. Таким образом, вышеупомянутые лица были канонически восстановлены в своем иерархическом или священническом чине, а их верующие восстановлены в общении с Церковью».

Здесь Фанар пытается обосновать снятие канонических прещений тем, что якобы Константинопольский Патриархат имеет право принимать аппеляции на такие прещения от клириков из других Поместных Церквей. Однако это не так. Не существует никаких решений Вселенских Соборов, которые бы закрепляли за Константинополем такое право. Справедливости ради следует сказать, что в первом тысячелетии такие прецеденты были, но опять-таки, решения обосновываются существующими правилами, а не тем, что подобные случаи имели место в истории. А церковные каноны говорят однозначно: Константинопольский Патриарх может принимать аппеляции на решения глав митрополий только при условии, что эта митрополия входит в состав Константинопольского патриархата.

Таким образом, единственная юридическая зацепка, которая может хоть как-то обосновать снятие анафемы с г-д Денисенко и Малетича заключается в том, что вернув, якобы, Киевскую Митрополию в юрисдикцию Константинополя задним числом, Фанар объявляет недействительным решение об анафеме принятое Московским Патрирахатом. В пользу такого вывода говорит и тот непреложный факт, что никакого рассмотрения аппеляции от г-д Денисенко и Малетича не было. Рассмотрение аппеляции однозначно предполагает заслушивание мнений обоих сторон спора. Фанар должен был пригласить представителей РПЦ или хотя бы затребовать у них письменных пояснений по поводу того, почему именно они применили канонические прещения к господам Денисенко и Мелетичу. Но этого сделано не было, а значит, не было применено право рассматривать аппеляции от клириков других Церквей, которое, по мнению Фанара, он имеет.

Таким образом Фанар «снял анафему» на основании того, что «вернул» Киевскую Митрополию в свою юрисдикцию. И этим он красноречиво продемонстрировал, что считает Письмо 1686 г. утратившим свою юридическую силу с того самого 1686 г. А это, в свою очередь, означает, что должно произойти возвращение всех сторон тогдашних отношений вокруг передачи Киевской митрополии в первоначальное юридическое и имущественное состояние. На юридическом языке – двусторонняя реституция.

И вот тут могут возникнуть неожиданности. Складывается впечатление, что Петр Порошенко с депутатами, так гостеприимно распахивая двери перед турецкими греками, не вполне просчитывают все последствия таких своих действий, или же они их не особо заботят. Ведь если Президент со товарищи так горячо приветствуют решения Фанара об «откате» церковной ситуации в Украине к моменту 1686 года, то они, в таком случае, обязаны откатить до этой точки и ситуацию с церковной недвижимостью. Говоря проще – отменить национализацию храмов и монастырей и их земель, которая произошла при советской власти. Тем более, это уместно сделать, если вспомнить, насколько яростно мы сейчас боремся с последствиями коммунистического режима. 

А учитывая, что украинская власть своей всецелой поддержкой формально отдала православную Церковь во владения Константинополя, не исключено, что впоследствии нужно будет делать и следующий шаг – решать имущественные вопросы. И необязательно Фанар должен стать непосредственным владельцем храмов и земель (хотя вряд ли в Константинополе были бы против). Есть ведь еще церковные доходы. И их распределение можно прописать документально. 

Конечно, сейчас такие возможности кажутся не вполне реалистичными. Но ведь вначале независимости Украины едва ли кто-то мог предположить, что в 2018 у нашей страны будет огромный внешний долг, а многие важные решения будут почтительно согласовываться со старшими товарищами из-за океана. С теми самыми товарищами, которые сейчас так настойчиво поддерживают даже не автокефалию (которая должна быть когда-то потом), а сегодняшнее реальное управление части украинской Церкви Константинополем.

Таковы расклады взаимоотношений Украины и Фанара в результате возврата Константинополю древней Киевской митрополии.

Но есть еще отношения по линии Москва – Константинополь.

Обратим внимание на примечательные слова Фанара о том, что Письмо 1686 г. было издано «по обстоятельствам того времени». Одним из таких «обстоятельств» было то, что патриарх Дионисий IV получил от посланцев украинского гетмана и русского царя конкретное материально-денежное вознаграждение, а именно: 200 золотых монет и 120 соболиных шкурок. Об этом патриарх Дионисий собственноручно написал расписку, которая сегодня, по всей вероятности, хранится в архивах МИД России. Кстати говоря, в архивах также хранится и еще один документ, свидетельствующий о нравах Фанарских архиереев. Это просьба Патриарха Дионисия, переданная через дьяка Алексеева царскому правительству отблагодарить материально и других архиереев, подписавших грамоту о передаче Киевской митрополии Москве. Были ли она удовлетворена – неизвестно, однако известно, что все восточные иерархи, обращавшиеся в Москву за помощью, были одариваемы очень щедро.

Конечно, вспоминать о таких не совсем этичных моментах, как денежный эквивалент тех или иных решений Патриарха Константинополя, не очень приятно. Но нынешние иерархи этой Церкви сами настоятельно привлекают внимание к совсем не красящим Фанар страницам своей истории. А ведь еще совсем недавно упоминать такие факты было признаком дурного тона и этим занимались исключительно «иерархи» Киевского патриархата. Те самые, которых сейчас Константинополь вроде как стал считать «иерархами» своими.

Конечно, эти 120 соболей и 200 (все же не 300, как сообщил Матфей Шевчук) золотых – сущий пустяк по сравнению с теми суммами и теми соболями, которые ежегодно (!) в течении столетий направлялись русскими царями и патриархами в Константинополь. Вот например, распоряжение царя Петра I, изданное в начале XVIII века:

«за подписанием нашей собственной руки и за нашею государственною большою печатью посылается настоящая жалованная грамота; а так как патриарх просил государя помочь крайне бедствующей Константинопольской Церкви, то посему, как Православие любящий и сын той Восточной Церкви, соболезнуя об оной, определяем повсегодное вспоможение великой Константинопольской Церкви к нему, святейшему патриарху Иеремии, и будущим по нем святейшим Константинопольским патриархам из нашей царской казны посылать каждый год на три тысячи рублей соболей, которые имеют отдаваемы быть без замедления присылаемым от него, святейшего патриарха, которых (а именно два или три лица) имеет он и преемники его, на том патриаршем престоле будущие, присылать для нашего жалованья повсегодно, и тем присланным в нашем Российском государстве надлежащий и достойный по чину и сану прием и отпуск учинен быть имеет...».

Но все эти ежегодные милостыни, которые позволяли существовать не только Константинопольскому, но и другим восточным (и не только восточным) патриархатам, являются именно милостынями, ибо они ничем не были обусловлены. Но вот за выдачу документов о передаче Киевской Митрополии Патриарх Дионисий получил конкретные суммы, за получение которых и расписался. 

И если Фанар решил вернуть украинскую Церковь, то придется полностью соскребать всю грязь исторических наслоений и публично признать тот факт, что славные Вселенские патриархи были обычными взяточниками. Сейчас претензии в незаконной «купле» Киевской митрополии многие почему-то предъявляют Русской Церкви (хотя она в этом никак не участвовала), а вот про незавидную роль в этом Церкви-Матери как-то стыдливо умалчивают. 

Есть еще один очень неприятный момент в этой истории, на этот раз для нас, украинцев. В 1686 году нас, как неодушевленную вещь, одна Церковь-Мать продала другой. Сейчас прежняя Мать раздирает нашу Церковь пополам в попытке забрать назад свое бывшее проданное имущество (которого теперь, кстати, изрядно прибавилось). И снова нас никто ни о чем не спрашивает. Снова мы – неодушевленная вещь.

Но ведь Украина уже 27 лет, независимое государство, в котором мы сами, самостоятельно решаем все вопросы, не так ли?

А сейчас под лозунгом о церковной независимости, мы, по сути, отдаемся под управление чужеземной структуре, у которой есть на нас свои, весьма прагматичные планы. И снова, как и в других сферах нашей жизни, мы наивно надеемся, что чужеземцы действуют в Украине не ради достижения своих собственных корыстных целей, а исключительно, в интересах украинского народа.

Власти Украины уже согласились с тем, что Константинополь вернул в свою юрисдикцию Киевскую Митрополию и даже устами спикера Верховной Рады А.Парубия пообещали передать Фанару 20 самых древних монастырей, включая Киево-Печерскую и Почаевскую Лавры. Но если реституция уже в действии, то теперь слово за Фанаром – придется вернуть 200 золотых и 120 соболей. Но, опять-таки, не Украине...

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Ответить

Юмор

Однажды правящий епископ приехал в один из приходов своей епархии. 

До службы было несколько часов, и владыка осматривал территорию храма, большой церковный дом. 

Потом зашел в храм. Осмотрев внутреннее убранство храма, он поднялся на хоры и, присев, задремал. 


Тем временем, вошедший в алтарь был в полной уверенности, что в храме никого нет. 

Он стал надевать на себя архиерейское облачение, приготовленное к вечернему богослужению. 

Полностью облачившись (подсаккосник, саккос, палица, омофор, панагия, крест, митра) он вышел на амвон. Ему было интересно почувствовать, что переживает архиерей во время богослужения.

Иподиакон торжественно благословил пустое пространство храма двумя руками и подал возглас: «Мир всем!» 

Задремавший архиепископ мгновенно проснулся, встал и ответил: «И духови твоему! Аллилуиа, Аллилуиа, аллилуиа!» 

Иподиакон в полном архиерейском облачении, услышав ответный возглас и увидев, кто его дал, тут же упал в обморок. 

Милостивый владыка привел в чувство юношу и, даже не сделав ему замечания, простил его.

 

Архив

Система Orphus