Почему, став «митрополитом», Филарет не поминает своего Патриарха?

Митрополит (по версии Фанара) Филарет

Получив от Фанара статус «легитимного», Филарет отказывается поминать Патриарха Варфоломея и продолжает называть патриархом себя. Но почему?

Как известно, 11 октября Фанар сделал несколько неожиданных заявлений. Самая сенсациоанная из них –  легитимизация раскольников из УПЦ КП и УАПЦ. И хотя данное решение Фанара едва ли поддержит еще хоть одна Поместная Церковь, кроме Константинопольской, сами раскольники должны были бы быть полностью удовлетворенными. 

Однако особой радости там, похоже, не наблюдается. Для того, чтобы убедиться в том, что это так, достаточно еще раз посмотреть на лица Филарета и Зори во время вчерашнего брифинга.

Картинки по запросу брифинг Филарета
Филарет на брифинге 11 октября 2018

Причина отсутствия энтузиазма у представителей УПЦ КП понятна - отныне Филарет не «патриарх», а всего лишь митрополит. По крайней мере в глазах Фанара (в глазах всех остальных православных Церквей он патриархом никогда и не был).

Потому что второй пункт коммюнике Синода Константинополя четко прописывает – Киев возвращается в прямое подчинение Константинопольского Патриарха, а значит Филарет или кто-либо другой, не смогут называть себя патриархом Киевским (им будет Варфоломей). С такой постановкой вопроса, похоже, согласен и известный сторонник автокефалии в Украине, заштатный клирик Московского Патриархата архимандрит Кирилл (Говорун), который на своей странице Фейсбук написал о том, что Фанар восстанавливает в Украине свою Киевскую митрополию. А следовательно, любой ее глава может быть только митрополитом в составе Константинопольской Церкви и, конечно, он обязан поминать своего Патриарха, а не продолжать называть патриархом себя. 

Однако то, что мы видим уже на второй день после оглашения исторического для УПЦ КП решения, говорит о том, что оно нисколько Филарета не изменило. Получив условную легитимность и будучи введенным в структуру Фанара, он сразу же проявил свою «фирменную» гордость, упрямство и своеволие.

Об этом свидетельствуют как вчерашние слова Филарета о том, что он «есть, был и будет патриархом», так и «богослужение», которое имело место во Владимирском соборе после того, как стали известны результаты стамбульского заседания. Так, на великом входе Филарет не вознес имя Патриарха Варфоломея, хотя несколькими часами раньше сказал, что Киев и Украина – это каноническая территория Константинопольского Патриархата. А раз так, то даже не успев вступить в евхаристическое общение с Фанаром, Филарет уже успел нарушить каноническое правило, которое гласит, что епископ должен знать своего предстоятеля и возносить его имя во время богослужения.

Кроме того, самого Филарета называли именно «патриархом», что свидетельствует о том, что в УПЦ КП просто наплевали на решения Стамбульского Синода, согласно которым Филарет – митрополит.

Более того, чуть позже пресс-центр УПЦ КП заявил, что Вселенский Патриархат восстановил каноническое признание «епископата и духовенства Киевского патриархата», хотя в решениях Фанара нет ни слова об этом. Тот же архимандрит Кирилл (Говорун) утверждает, что с точки зрения Константинополя каноническими можно считать только тех, «кто имел сан, а потом они были его лишены». Но, состоянием на 1992 год только Филарет и имел законный сан, а все остальные «епископы» были «рукоположены» позже. Значит, пресс-центр УПЦ КП наплевал на решения Стамбульского Синода еще раз.

Так что зачисление в разряд канонических архиереев человека, который неоднократно нарушил священническую присягу, нарушил множество канонов Церкви и клятву, которую он дал на кресте и Евангелии, никак не влияет на его личность. С точки зрения Церкви ничего, кроме искреннего покаяния поменять человека не может. А Филарет не каялся и, судя по всему, каяться не думает.

И это лишний раз доказывает, что вчерашний прецедент с легимитизацией раскольников – чисто формальный акт, нисколько не повлиявший на их внутренний мир. Ведь любые действия решения священноначалия относительно канонического статуса тех или иных клириков Церкви – это лишь констатация их внутреннего духовного состояния. 

И как наложение прещений – это попытка вразумить зашедшего в тупик, так и их отмена – это констатация того факта, что этот человек смог внутренне себя изменить и найти дорогу назад в Церковь. И эта дорога всегда лежит только через процедуру покаяния.

О том, что дверь Церкви открыта для украинских раскольников, иерархи УПЦ и других Церквей говорят постоянно. Правда, они же подчеркивают, что эта дверь открывается со стороны самих раскольников и называется покаянием.

Нужно понимать, что механическое зачисление кого-либо в «благодатные» и «канонические» невозможно. Церковь не знает альтернативного механизма, который бы помог превратить человека грешного в святого, безблагодатного – в благодатного. Без покаяния духовная жизнь в принципе невозможна. И в этом случае совершенно неуместна ирония о. Андрея Кураева, который говорит, что православные христиане Украины и мира должны радоваться по поводу возвращения «блудного сына» (имея ввиду УПЦ КП и УАПЦ). Однако чему же тут радоваться? Ведь при этом не произошло главного – перемены их внутреннего духовного состояния. И, что самое главное, скорее всего и не произойдет. Как не произойдет и признания со стороны Филарета того факта, что на Фанаре его теперь считают митрополитом – он-то по-прежнему всех уверяет в своем патриаршеском достоинстве.

Тогда, что же делает Фанар? Ведь в желании спасти ближнего у православных христиан речь должна идти не столько об исторической целесообразности и церковном снисхождении (икономии), а о человеческой душе. Анафема – это не проклятие, а предупреждение (хотя и весьма жесткое) человеку о том, что путь, который он избрал, ведет в бездну. Возвращение с этого пути возможно только через осознание своего заблуждения, своей неправоты. В противном случае все, что происходит с душой человека, диктуется исключительно грехом гордыни, который дает уверенность в собственной правоте. Сомневаться в отсутствии этого греха у Филарета не приходится, ведь он уверен, что «патриархом был, есть и будет».

Значит, и о покаянии речи быть не может. Что из этого получится, и какова будет реакция Константинополя - мы не знаем. Может, греки, опять же из соображений «исторической целесообразности» (читай - лукавства) закроют глаза на новые канонические преступления (какая разница - одним больше, одним меньше?). А может, сочтут это достаточным поводом, чтобы подвергнуть новому прещению только что принятого в общение Филарета. Может, будет и еще какое-то решение – суть не в этом. Суть в том, что есть слова Христа, Который сказал, что «если во грехах своих не покаетесь – все так же погибнете». Поэтому, отсутствие покаяния со стороны Филарета – это путь в погибель не только для него, но и для всех его сторонников, в том числе стамбульских.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что значат заявления Рима и Фанара о стремлении к полному единству?
это знаки их скорого объединения
83%
ничего не значащие дипломатические выражения
15%
меня церковная геополитика не интересует
2%
Всего проголосовало: 1056

Юмор

Умер человек и попал на Cуд. Долго смотрел на него Творец с недоумением и задумчиво молчал. Не выдержал человек и спросил:

Господи, что с долей моей? Почему ты молчишь? Я ведь заслужил Царствие Небесное.
Я страдал, с достоинством заявил человек.

А с каких это пор, удивился Творец, страдания стали считаться заслугой?

Я носил власяницу и вервие, упрямо нахмурился человек. Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего, кроме воды, не притрагивался к женщинам. Я изнурял свое тело постом и молитвами…

Ну и что? – заметил Бог. Я понимаю, что ты страдал но за что именно ты страдал?

Во славу твою, не раздумывая, ответил человек.

Хорошая же у меня получается слава! усмехнулся грустно Творец. Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю радостей любви?

 Творец все так же задумчиво взирал на человека.

Так что с моей долей? напомнил о себе человек.

Страдал, говоришь, тихо произнес Творец. – Как тебе объяснить, чтобы понял… Вот, например, плотник, что был перед тобой. Он всю жизнь строил дома для людей, в жару и холод, и голодал порой, и часто попадал себе по пальцам, через это и страдал. Но он все-таки строил дома. И потом получал свою честно заработанную плату. А ты, получается, всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцам.Творец на мгновение замолчал…

А где же дом?

 

Архив

Система Orphus