Повод вернуться к истинному Православию, или чего так и не понял А. Кураев

Клирик РПЦ – протодиакон Андрей Кураев

Почему протодиакон Андрей Кураев забыл о том, что говорил раньше?

Мы уже много раз писали на эту тему. И все же из нашего поля зрения выпали аргументы тех православных «богословов», которые настаивают на признании действенности «таинств» в «Киевском патриархате». А ведь именно эти аргументы спровоцировали некоторых сограждан осудить батюшек, отказавшихся отпевать умершего ребенка, «крещенного» в УПЦ КП.

Скажу откровенно, чего я действительно не ожидал, так это полной богословской безграмотности, к тому же еще и перемешанной с хамством в отношении архиепископа Луки, от о. Андрея Кураева.

Ладно, если бы он запутался в исторических примерах и канонических нормах Православной Церкви – это можно было бы хоть как-то понять и объяснить. Но как объяснить аргументы против здравого смысла?

Вот, например, как негодует о. Андрей, оправдывая возможность отпевания «крещенного» в УПЦ КП младенца: «…сегодня принято отпевать всех без особого разбора, и каждый священник почти ежедневно врет, указуя на гроб незнакомого ему человека и глаголя "сие есть чадо мое". Точно ли в тот же день в этом или других храмах Запорожья не были отпеты люди, ходившие к астрологам и целителям? А ведь интерес к язычеству это грех пострашней, чем грех не-интереса к каноническим дракам православных».

Да, действительно, интерес к язычеству – грех довольно страшный, и, увы, о. Андрей прав в том, что сегодня некоторые священники готовы принять в Церковь (или проводить в последний путь) всех без разбора, т.е. даже таких людей, которые по сути никогда не были православными христианами. Ничего хорошего в такой практике нет и потому от нее нужно как можно быстрей отказаться, что, собственно, и попытались сделать запорожские священники. Но, вместо того, чтобы поддержать их, о. Андрей предлагает эту порочную практику (которую сам же и осудил) окончательно зацементировать – мол, раз мы бываем порою так беспринципны, то давайте совсем уже оставим этот вопрос и, как языческие жрецы, будем крестить, венчать, отпевать всех без разбора и рассуждения и катехизации.

Это похоже на то, как если бы осужденный за мелкую кражу преступник стал оправдывать свой поступок тем, что украл какую-то мелочь в сравнении с махинациями некоторых олигархов. А теперь вопрос на засыпку: должен ли в этом случае суд внимать таким аргументам? И вообще, можно ли оправдать преступление ссылкой на то, что другие люди также совершают преступления и неблаговидные поступки? А ведь если следовать логике о. Андрея, то борьбу с преступностью нужно в принципе прекратить, ибо «кто не без греха»?

Глупость подобных аргументов очевидна, хотя сам о. Андрей видимо не заметил того, что осудил запорожских священников и правящего архиерея за то, что они пытались воспрепятствовать порочной практике (на которую он сам же и указал) и, соответственно, попытались вернуться к истинному Православию!

Впрочем, похоже на то, что он не считает эту практику порочной. Более того, похоже, что бывший миссионер полностью разочаровался в своей деятельности и теперь ратует именно за языческое, жреческое отношение к принятию людей в Церковь. А иначе почему он утверждает следующее: «Родители Женечки, полтора года назад отнеся его для крестин в филаретовский храм, вряд ли вкладывали в это какой-то особый смысл. Равно как и принеся его для отпевания в храм УПЦ МП, тоже не осознавали это как какую-то церковную или политическую декларацию. Крестины не были для них жестом дистанцирования и отпадения от УПЦ МП, а отпевание – жестом покаяния».

И действительно, как правильно подмечено, и крестины, и отпевание не были наполнены для родителей ребенка христианским смыслом (собственно это и есть тот особый смысл, которым должны быть наполнены таинства и священнодействия Церкви). Т.е. они были обычными (крещеными, но не просвещенными) язычниками, для которых христианство представляет из себя некую «белую магию православного обряда».

Мне даже как-то неудобно в этом контексте цитировать здесь книгу самого о. Андрея под названием «Оккультизм в Православии», где он, в частности, писал следующее:

«Православное вероучение не включает в себя элементы оккультизма. Но православная церковная жизнь включает в себя и людей с еще не вполне определившимися взглядами. Церковь – больница. Она полна людьми не очень здоровыми. И среди тех, кому Церковь может дать свое врачевство, есть и те, кто страдает болезнями веры. Этих больных не надо отождествлять со всей Церковью. Их болезни не надо отождествлять с тем лекарством, которым Церковь их исцеляет… обнажив для них их немощи, надо поставить вопрос предельно ясно: что для вас дороже – Христос или ваши “мечтания”? Те, кто ответят на этот вопрос правильно, останутся в Церкви, то есть – в Православии без оккультизма».

А что делать с теми, для кого его собственные «мечтания» дороже Христа? Тоже оставить их в Церкви? Но как может быть христианином тот, кто исповедует веру, не имеющую ничего общего с христианством? Тем более не может стать членом Церкви человек, который изначально даже и не собирается усвоить христианские истины. К чему это я веду? Да к тому, что родители ребенка вообще не были членами Церкви. А стать ими они могли только в том случае, если бы отказались от своих «мнений» и приняли Христа, первая заповедь которого, в частности, гласила: «… покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.3, 2).

А теперь расскажите мне, как можно быть членом Церкви без покаяния? Правда, на это нам могут возразить: мол, они были людьми крещеными, причем крещеными именно в канонической Церкви. Но и тут не стоит путать Церковь с прокуратурой. Ибо для того, чтобы быть со Христом, важна не справка, а искренняя христианская вера человека: «Кто будет веровать и креститься спасен будет; а кто не будет веровать осужден будет» (Мк. 16, 16).

Веру, без которой и крещение, по слову свт. Кирилла Иерусалимского, не может быть действенно: «Если лицемеришь, то люди крестят тебя теперь, а Дух Святой крестить не будет».

Этот принцип, изложенный свт. Кириллом, фактически был закреплен во втором правиле Антиохийского Собора: «Все, входящие в церковь, и слушающие Писания, но, по некоему уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом или отвращающиеся от причащения святой Евхаристии, да будут отлучены от Церкви дотоле, как исповедуются, окажут плоды покаяния…»

Дело в том, что отказ человека от сознательного участия в Евхаристическом собрании равносилен его отказу от Церкви и от Христа, ибо Господь сказал: «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным. А кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10, 32-33).

Крещение – это только залог будущего спасения, а не его гарантия. И этим залогом еще нужно уметь правильно распорядиться. И если после крещения человек не приносит достойные плоды покаяния, не участвует в жизни Церкви, не участвует в ее таинствах, то и членом Церкви он не является. Следовательно, по отношению к нему не может быть совершено никаких церковных священнодействий и тем более таинств (до момента принесения покаяния). И не потому, что мы этого не хотим, а потому что он сам отверг и Церковь, и совершаемые в ее лоне священнодействия. В том числе мы не можем допустить и профанации церковных таинств и священнодействий со стороны кого бы то ни было (т.е. такой ситуации, когда люди наделяют их каким-то своим, особым языческим смыслом).

В конце концов, такая профанация только повредит человеку. Вот почему всем нам так важно понять одну простую вещь, а именно то, что заповедь апостола, гласящая: «… кто будет есть Хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней…» (1 Кор.11, 27-32), является общим принципом правильного отношения к христианским таинствам и вообще ко всем церковным священнодействиям. Ибо глупо было бы думать, что только причастие нельзя принимать недостойно, а остальные таинства и священнодействия могут раздаваться «псам и свиньям» (Мф. 7, 6)! Дело в том, что во всех без исключения священнодействиях Церкви верующим ниспосылаются Дары Духа Святого! Для тех же, кто не ценит этих Даров, участие в богослужении, основных христианских таинствах и других церковных священнодействиях является профанацией веры и осквернением святыни.

Так что, если уж что и способно похоронить Православие на Украине, то это именно такое к нему отношение, а не принципиальность запорожских священников, пытавшихся противостоять профанации христианской веры.

Уверен, о. Андрей все это хорошо понимает. Но тогда мне непонятно, почему теперь он действует прямо противоположно тому, о чем предупреждал нас ранее, буквально восклицая: «…моя смиренная просьба как диакона к иереям, протоиереям и игуменам. Отцы! Помните о своей пастырской ответственности, не вводите людей в смущение, не укрепляйте неоязычников в их погибельных убеждениях!.. Хотелось бы также, чтобы церковная мысль больше внимания уделяла противостоянию язычествующему фольклору. Я же лишь обозначил тему сращивания православия и оккультизма».

Не правда ли, странно обратить теперь эту просьбу о. Андрея к нему самому.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Отреагирует ли Президент на призыв Синода расследовать преступления против УПЦ?
да
5%
нет
68%
не знаю, но надеюсь на это
27%
Всего проголосовало: 961

Архив

Система Orphus