А что вы празднуете 7 июля?

В украинских средствах массовой информации время от времени можно с легкостью проследить интересную тенденцию: крупные христианские праздники обязательно надо испортить какими-то ассоциациями, которые отнюдь не настраивают на благочестивый лад.

Весь декабрь читаем о том, как на Андрея привлечь судьбу и о 150 способах гадания на суженого. Перед днем памяти святой великомученицы Варвары старая песня на новый лад звучит громче – бедные потенциальные суженые покрываются холодным потом, читая обо всех манипуляциях, опять же, дамочек «в поиске». На Рождество, оказывается, тоже не в храм идти нужно, и не рождению Спасителя мира радоваться – можно погадать на будущее, на суженого, на выполнение желаний, – и это далеко не полный список «тем» и «запросов», которые предлагают медиа для реализации в светлые дни, когда «Дева днесь Пресущественного раждает».

Летние месяцы не являются исключением в общих тенденциях, в итоге уже с первых дней июля и печатные, и электронные издания наперебой анонсируют празднование Ивана Купалы. Накануне ни один выпуск новостей не выйдет в эфир без традиционного репортажа о гуляниях на берегах ближайших водоемов. Традиции, – отмечают журналисты. – Вековые обычаи, – уверяют. Мы – украинцы, – добавляют в конце, – Ивана Купала, праздник предков, столетиями праздновали.

И давят, приглушают здравый смысл яркими фотографиями красивых полураздетых девушек возле водоемов, мускулистыми торсами мужчин на фоне ночного костра, роскошными венками и вышитыми сорочками, цветением папоротника, невероятной красотой украинской природы. И, словно стесняясь, где-нибудь в конце добавят, что 7 июля Православная Церковь отмечает Рождество Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Складывается впечатление, что это какая-то массовая кампания: сделать из православного праздника, дня памяти и молитвы, очередное празднество похоти: за полыханием купальских костров и разбором гадательных практик не так заметно, как злорадствует тот, что невидимо руководит неоязыческими игрищами. Это не раз подчеркивали и отцы Церкви: «В годину ту сатана красуется, яко же сущии древнии идолослужителие бесовский праздник сей празднуют».

Что же на самом деле празднуем 7 июля, и почему языческий праздник Ивана Купала у нас так пытаются совместить с христианским – Рождеством Иоанна Предтечи?

Иоанна Крестителя Православная Церковь очень чтит. Из всего сонма христианских святых только его рождение так торжественно отмечается – наряду с Рождеством Спасителя и Пречистой Девы Марии. 7 раз в году наша Церковь вспоминает его память. Сам Господь подчеркнул исключительность Своего пророка: «Из рожденных женами не было (пророка) большего, чем Иоанн Креститель» (Мф.11: 11). Он прославляется Церковью как «ангел, и апостол, и мученик, и пророк, и свечник, и друг Христов, и пророков печать, и посредник ветхой и новой благодати, и в рожденных Пречестный, и светлый Слова глас».

Сын двух людей уже очень почтенного возраста – священника Захарии и праведной Елизаветы – по материнской линии святой Иоанн был родственником Господа Иисуса Христа и родился на шесть месяцев раньше Спасителя. Как вспоминает евангелист Лука, Архангел Гавриил, явившись Захарии в храме, возвестил, что Бог услышал его молитвы: у благочестивой четы, у которой до преклонных лет не было детей, наконец рождается сын. Малыш избежал судьбы тысяч убитых младенцев в окрестностях Вифлеема. Житие говорит нам, что святой Иоанн вырос в дикой пустыне, готовя себя к великому служению строгим постом и молитвой.

Он носил грубую одежду, перехваченную кожаным поясом, питался диким медом и саранчой и оставался отшельником до 30-летия, пока Господь не призвал его для проповеди еврейскому народу, чтобы приготовить народ к встрече Мессии. Именно Иоанн встретил Христа на Иордане и, положив десницу на голову Спасителя мира, увидел Святого Духа в виде голубя и услышал голос Бога Отца с неба: «Это Сын Мой Возлюбленный...». «Вот Агнец Божий, который берет на себя грехи мира», – сказал народу пророк.

За свое безбоязненное служение Истине он, как и все пророки, вскоре пострадал. Царь Ирод Антипа приказал посадить святого Иоанна в темницу, потому что тот пристыдил его за блуд с Иродиадой – женой его родного брата. Танец Саломеи стал апогеем пира, и царь поклялся дать прелестнице все, что она ни попросит, даже половину своего царства. Царства танцовщица не захотела – захотела голову Крестителя. Гордыня Ирода оказалась сильнее стыда перед пророком, – через несколько минут охранник принес на подносе честную главу. Событие рождения Иоанна Крестителя, описанное в Евангелии от Луки, Православная Церковь, и на Востоке, и на Западе, празднует с древних времен. Еще в V веке, задолго до крещения Руси, святитель Анатолий, Патриарх Константинопольский, сложил песнопения, прославляющие это событие.

Принято считать, что традиция празднования Ивана Купалы имеет языческое происхождение, более того, обычно настаивают на православном подтексте праздника. Действительно, дохристианское суеверие русичей – наших предков-язычников – не могло обойти время летнего солнцестояния, и едва ли не самым мистическим периодом года они считали ночь с 20 на 21 июня. Впрочем, священник УПЦ Алипий Светличный в одной из публикаций очень доступно развеивает этот миф: «Божество "Купала" впервые упоминается в поздней Густынской летописи (XVII век) и является плодом недоразумения: летописец, зная о "бесовских" игрищах на Ивана Купалу, принял название праздника за имя языческого бога. Впоследствии это недоразумение было повторено переписчиками, а затем и ранними исследователями славянской мифологии, в результате чего в славянском пантеоне появилось новое "божество". "Бесовские" имена стали тиражироваться в русской позднесредневековой книжности как имена "богов"под влиянием польской историографии. На деле же Купала божеством никогда не являлся и мог появиться в народных представлениях лишь как фольклорная персонификация праздника».

Не возьмусь оценивать научную достоверность суждения, сейчас не об этом. Этимологию персонажа Купала, Купайла исследователи практически единодушно проводят от слова «куп» (вкупе, купно — то есть, вместе). Второе название купальского костра — «соботка». И у поляков, лемков, словаков купальские песни называются соботовыми. Соботка (собутка)— со-бытие, — то есть событно — опять-таки, вместе, вкупе, купно. И перейдем от филологических тонкостей к вещам попроще.

Общеизвестно, что Ярило – славянское божество солнца – был третьим богом по значимости после Перуна. Культ солнца – это незыблемая традиция язычников. Уподобляя светило людям, язычники считали, что оно рождается и умирает, поэтому его надо «подкармливать» жертвоприношением. Самым «лайтовым» вариантом здесь были фрукты, цветы, птицы, животные, но нередко сжигали и людей – чтобы с дымом доставить энергию жертв к Яриле. Для того чтобы собственноручно не выбирать, кто станет «подарком для небес», жрец заставлял молодежь прыгать через костер до тех пор, пока кто-то не упадет в пламя. Одурманенной толпе объясняли, что бог сам выбрал себе достойного. Поэтому купальские костры – это не невинная традиция, а остаточное явление от древних культов, те же, кто прыгает через огонь, изображают потенциальных мертвецов-жертв. Радужная перспектива, надо сказать.

Когда Ярило был задобрен, начинались оргии. Культ солнца вызывал ассоциации с плодородием, рождением новой жизни, а значит, и поклонение ему предусматривало пик ночи Купала: игрища у костра превращались в массовые оргии. Встречаем одно из описаний этого праздника: «Испокон веков в ночь на Ивана Купала обычай уравнивал шансы всех женщин и девушек в желании иметь потомство. В деревнях в это время устраивались веселые сборища с хороводами специально для тех, кто засиделся в девках. Девушки, которым не повезло с внешними данными и кому не досталось богатого приданого, чтобы смягчить ошибку природы и обрести счастье в личной жизни, один раз в году получали шанс найти хотя бы радость материнства, если уж радости взаимной любви и семейной жизни обходили их стороной.

В ночь накануне Ивана Купала старые девы имели право зачать от любого мужчины в деревне, не боясь осуждения соседей и вечного позора для будущего ребенка. Каждой девушке, которая потеряла надежду найти себе мужа, разрешалось вывести из хоровода того, кто ей нравится, вне зависимости от того, женат он или нет. И никто не смел отказываться от этого "почетного долга". Если девушке в эту ночь везло, то через девять месяцев все село праздновало рождение младенца. Отца ему заменяло все село. И даже если кто-то из женщин замечал, что ребенок уж слишком похож на ее благоверного, это не давало ей законных оснований упрекать супруга в измене: супружеская верность – это, конечно, хорошо и правильно, но право старой девы в ночь на Ивана Купала – священное». Как говорится, без комментариев.

Православная Церковь никогда не одобряла превращение великого христианского праздника в языческую оргию. Эта проблема не нова: подобные гуляния осуждали еще отцы Трулльского (692 год) в 65-м правиле и Стоглавого (1551) Соборов. Вопрос «Ты христианин или язычник?» ни в древности, ни в наши дни не могло иметь двусмысленного ответа.

Впрочем... Не все так однозначно, как оказывается. Готовя эту публикацию, листала страницы интернета и по одной из первых ссылок наткнулась на интервью одного из известных в Украине священников, умышленно не буду называть фамилию. Отец, голос которого довольно громко звучит на просторах украинского религиозного (а в последнее время, чаще даже не связанного с религиозным) пространства, ранее занимал высокую должность в УПЦ и, в силу занимаемой должности, был авторитетным глашатаем мнения Церкви.

«Для христиан нет праздника Купалы, а есть праздник Рождества Иоанна Крестителя», – пишет священник в своем блоге. Думаю, нет православного христианина, который бы не согласился с утверждением. Я тоже согласилась и перешла по следующей ссылке – на интервью для крупного и очень уважаемого мною, как и многими православными Украины, портала. И здесь – все смешалось в доме Облонских, как говорится.

Цитирую: «Для меня пророк Иоанн и Иван Купала, фактически, одно лицо. Потому что язычество не знает праздника Ивана Купала – оно знает праздник Купала... Церковь пришла с праздником Иоанна Крестителя к народу, который когда-то отмечал праздник Купала, и таким образом перевела смысл христианского праздника на понятный для народа Киевской Руси язык. Так мы получили день Ивана Купала: Иоанн – это Иван, а Купала, потому что крестят в купели... Люди сейчас хотят отмечать праздники своего народа. Главное, чтобы в этих праздниках был смысл. Когда появляется этот смысл, это – христианский праздник, когда смысл теряется, то это – язычество, иногда даже под оболочкой христианства».

Вы что-нибудь поняли? Я – не совсем. Похоже, и ведущая видеоблога тоже. Она спрашивает: «Сегодня Вы в своем блоге написали, что "Православие – это наше язычество". Что Вы имели в виду?». И ответ: «Если обращаться к этимологии слова "язычество", то видим, что оно происходит от слова "язык". "Язык"– это народ, поэтому язычество – это народная религия. Когда-то народной религией для славян было язычество, но мы уже более тысячи лет являемся христианами, и нашей народной религией является Православие.

По статистике, 90% украинцев признают себя верующими, из них 80% - православными. А из тех 90% верующих, я думаю, 99% христиан, и все они верят в Бога – Иисуса Христа, почитают Божию Матерь и молятся перед ее иконами, чтят память святых и поклоняются их честным мощам. Поэтому, фактически, эта вера – народная».

Уже позже замечаю год публикации – 2012. Что же, времена меняются. Или нет?

Вернемся к прошлогоднему блогу на телевизионной службе новостей, которая постоянно поражает. «Но как так случилось, что языческий и христианский праздник приходятся на один день? И почему помнят Купалу и почти не знают Крестителя?» – с сожалением замечает батюшка.

Читаем дальше: «Как существует тело и душа, так и наши праздники должны иметь форму и содержание. И если наша душа – христианская, то и содержание наших праздников должно быть христианским. И как тело является храмом души, так и внешние формы празднования должны быть наполнены понятными христианскими образами. Именно тогда можно будет говорить, что Православие – это наша народная вера, а Иван Купала – это Иоанн Креститель», – заключает отец.

«С праздником Иоанна (Ивана) Крестителя (Купалы) Вас, братья и сестры!» – ставит жирную точку.

Поставлю точку и я. Знак вопроса, правильнее сказать. А что вы празднуете 7 июля?
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Каким образом принимать раскольников в каноническую Церковь?
только через Крещение, поскольку «священство» в расколе не имеет сана
55%
достаточно принести покаяние
43%
нужно лишь желание присоединиться к Церкви
1%
Всего проголосовало: 345

Архив

Система Orphus