Исповедовать ли один и тот же грех?

Исповедь

Нужно ли снова и снова исповедывать грех, если говоришь о нем буквально на каждой исповеди?

Александр Файзулин

Отвечает протоиерей Тарасий Забудько:

– Вопрос, который задают достаточно часто. Для того, чтобы ответить на него, нужно сперва разобраться в таких понятиях, как исповедь и покаяние.

Для начала надо заметить, что Церковь никогда не подходила к вопросу об исповеди и покаянию схематически. Покаяние – это таинство, стержнем которого есть тайна. Другими словами, то, что происходит между душой человека и Богом – сокровенно для постороннего взгляда. Поэтому священник всегда только свидетель и прощает грехи не он, а Сам Господь Бог.

Покаяние, как известно, в переводе с греческого (метанойя) означает «изменение ума». В свою очередь, исповедь – это вербальный (словесный) акт совершившегося покаяния. Исповедь – это не просто признание своей вины, это острое желание изменить сложившуюся ситуацию. Это констатация иного отношения ко греху.

Так, святитель Иоанн Златоуст указывает, что в самом процессе покаяния собственно исповедь не занимает первое место. Великий учитель нашей Церкви говорит, что, прежде чем исповедовать грех перед лицом свидетеля, которым и является священник, надо:

во-первых, возненавидеть грех;
во-вторых, понять, что грех – это нарушение воли Божией;
в-третьих, грех приносит вред душе человека;
в-четвертых, нужно захотеть его исправить;
в-пятых, нужно его исповедовать Богу (в процессе говения, то есть подготовки к исповеди в присутствии свидетеля);
в-шестых, нужно исправление, то есть творение дел противоположных греху;
в-седьмых, никогда его больше не повторять (или, по крайней мере, постараться не повторять);
в-восьмых, не повторять даже в мыслях.

То есть, как видим, покаяние – это процесс, который, в принципе, занимает всю жизнь человека. А значит, если нет искреннего покаяния (желания изменить свое отношение к греху), то исповедь может либо быть вообще недействительной, либо может не иметь той силы, которая поможет человеку справиться с проблемой. Тогда, конечно, исповедовать надо.

В этом смысле исповедь можно сравнить с хирургической операцией. Ведь к врачу человек приходит тогда, когда он ощущает боль, понимает, что жить с этой болью ему все труднее, знает, что она разрушает его организм, и желает получить исцеление. Еще один важный момент состоит в том, что исповедь – это обнажение своей души перед Богом. Не надо думать, что это только слова и все. Вот от этих основных моментов и надо отталкиваться тогда, когда мы пытаемся дать ответ на вопрос «исповедовать ли грех еще раз?».

Например, надо ли оперировать повторно, если человек не исцелился до конца и болезнь опять проявила себя? Конечно. А может ли сама по себе операция гарантировать невозможность рецидива, то есть возвращения болезни? Нет, потому что для этого надо присутствие еще нескольких факторов, среди которых важнейшим можно назвать фактор соблюдения рекомендаций врача.

Вообще, чаще всего вопрос о том, стоит ли опять исповедовать грех, в котором человек покаялся много лет назад и который больше не повторяет, касается смертных грехов – убийств, абортов, блуда и тому подобного. Да, действительно, каждому священнику неоднократно приходится выслушивать исповеди людей, которые провели бурную молодость и изо дня в день (или от исповеди к исповеди) каются в том, чем занимались раньше, часто десятки лет назад. В этом случае имеет смысл обратить внимание на следующее.

Во-первых, такая зацикленность на прошлом может свидетельствовать о скрытом, латентном желании вернуть время своей молодости. Бывает так, что человек кается в грехах, которыми он продолжает услаждаться мысленно, пусть это и происходит даже невольно. Поэтому нужно четко понять, зачем все эти грехи повторять на каждой исповеди?

Во-вторых, приходится констатировать, что очень часто человек говорит о прошлых грехах, например, об абортах, только по той причине, что не видит грехов настоящих, например, не замечает, как все время ссорится с родными, брюзжит, ропщет, осуждает, раздражается и т.д. В этих ситуациях, конечно, священнику надо обращать внимание исповедующегося на эту проблему.

В-третьих, желание снова и снова каяться в одном и том же грехе (обычно, довольно тяжелом) может быть просто изощренной формой самоистязания, когда человеку хочется заново пережить ту боль, которая уже однажды посетила его. В этом случае мы имеем дело, скорее, с психологической проблемой.

Другое дело, когда грех, даже несмотря на то, что человек его поисповедовал, продолжает обличать его совесть. В этих случаях исповедь, как обнажение своей души перед Богом, будет связана с желанием целиком и полностью победить свой грех, сделать свое сердце недоступным для него. Например, если не ошибаюсь, преподобный Макарий Египетский всю свою жизнь плакал о грехе воровства, который он совершил еще будучи ребенком, когда залез в сад за яблоками к своему соседу. Однако, еще раз подчеркнем, преподобный действительно каялся, то есть желал измениться, а не просто занимался самоистязанием.

Так что ответить на выше поставленный вопрос можно так: если грех продолжает мучить и привлекать, если чувствуешь, что его корни еще есть в сердце и душе, тогда борись с ним, при помощи исповеди в том числе. Но всегда помни о милосердии Божием и будь внимателен к козням врага, который пытается даже благое желание обратить во зло. Евангелие, совесть, внимание к своему духовному состоянию, желание измениться, советы духовника – все это, надеемся, сможет помочь подойти к исповеди правильно.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как относиться к словам патр. Варфоломея, что украинцы ждали Томоса 700 лет?
мы ждали даже больше – 1 000 лет
3%
мы никогда ничего от Фанара не ждали
57%
тогда и давать надо было 700 лет назад
10%
не понимаю, откуда вообще эта арифметика
30%
Всего проголосовало: 1406

Архив

Система Orphus