Держи ум в аду и не отчаивайся

Преподобный Силуан Анфонский. Фото: VK

Богословие старца Силуана Афонского

Некоторые люди называют себя верующими в силу того, что признают существование Бога, и живут, как им кажется, усреднено-совестно. Грешат «как все», но не больше же! «Не то, что другие». Такая тупиковая вера гарантировано будет разъедать душу ржавчинной греха, притом делая это безболезненно и аккуратно.

Очевидно, что признание Бога предполагает и определенный образ жизни, который бы соответствовал Его требованиям и Его замыслу о нас. Но каждый из нас живет в индивидуальных особенностях земного бытия, притом личностно неповторимых. Т.е. таких, которых не было ни у кого ранее и никогда не будет ни у кого позже. И дело здесь не столько в социальных условиях, сколько в неповторимости личности каждого человека. Как же нам найти правильный путь, у кого учиться жить по заповедям, как применить Евангелие к условиям нашей повседневности?

Мудрая душа будет, как пчела, собирать мед из жизни тех людей, которые жили в близкое к нам время, и которые несомненно, по свидетельству Церкви, спаслись. Занося этот нектар в улей своей души, мы будем соты прожитых дней насыщать теми ингредиентами, которые мы взяли из опыта наших современников. Начиная с этого номера, журнал «Пастырь и Паства» будет публиковать житийный и богословский опыт малоизвестных подвижников современности, который каждый сможет применять с пользой для себя.

Начнем наш цикл со святого, который уже всем хорошо известен. Это преподобный Силуан Афонский (1866-1938). Многие знакомы с его духовным наследием, но очень мало работ систематизирующих его богословский опыт. Мы попытаемся в этой краткой публикации дать основное содержание, центральный нерв богословия старца Силуана.

Преподобный Силуан Афонский не был «академическим» богословом, он даже не был человеком светски образованным. Но его по - праву можно отнести к плеяде самых ярких богословов нового времени, которые знали Бога не по книгам, а по личному духовному опыту.

Триадология

«Одно дело веровать в Бога, и иное – знать Бога», - эти слова преподобного Силуана являются вратами к его Богословию. Знания книжные и знания опытные отличаются между собой так же, как отличаются живые люди от атласов по анатомии. Знать Бога невозможно без личной связи с Ним. Ученик старца Силуана, преподобный Софроний, писал: «Какой смысл богословствовать о Святой Троице, если ты не ощущаешь в себе святой силы Отца, не наполнен кроткой любовью Сына и не носишь в себе света Духа Святаго». Богословие преподобного Силуана учит тому, что любовь предшествует знанию, а если быть более точным, то любовь к Богу и есть знание Бога. Если ты не любишь Бога, ты не можешь Его познавать.

Тема любви, как пути к истинному знанию, связана в мысли преп. Силуана с его любимым мотивом - любви к врагам. Некоторые ошибочно воспринимают эту мысль как моральное начало. Но это не так. Любить врагов, по мысли преподобного, нужно потому, что Бог возлюбил их в Личности воплощенного Сына. Старец Силуан уверен, что единственный способ, через который Бог открывается людям, это любовь к врагам. Нам может это показаться странным, но если вдуматься, то мы увидим, что старец прав. Для того, чтобы принести людям учение Христа, достаточно было бы и проповеди пророков. Притчи, поучения, Нагорную проповедь мог бы сказать и Иоанн Креститель. Исцеления, чудеса, даже воскрешения совершали также и апостолы. Главная же миссия Христа была в его Жертве за грехи мира. Его ранами мы исцелились и Его страданиями примирились с Богом. Спаситель приносит Себя в жертву за все человечество, которое стало враждебным по отношению к Богу. Следовательно, во Христе была явлена жертвенная любовь Бога к врагам. Поэтому у старца Силуана любовь к врагам - это богословское, а не моральное начало. Это тот образ любви через которую Бог открывает себя людям. И наша любовь к врагам это единственный верный путь практического Богопознания через уподобление Ему.

Любовь старца к творению имеет также богословское основание, это не есть чувственность или сентиментальность. «Сердце, научившееся любить, ощущает милость ко всему творению». Мы любим творение, поскольку его сотворил Бог, и оно страдает по причине нашего падения. Личная вина за грех Адама переживается старцем, как и его личная вина перед творением, которое несет на себе следствия этого падения.

Христология

Логическим продолжением этой темы является Христология преподобного Силуана. Для старца центральным стержнем веры в Сына Божия есть Его кенозис (добровольное истощение) и Крест, как опытный способ спасения. Нельзя приблизиться к Жизни, если не умрешь, потому что и Христос умер прежде, чем Воскрес. Формулой этого пути есть откровение, которое старец получил от самого Спасителя: «Держи ум свой во аде и не отчаивайся». Это откровение дано через старца Силуана всем нам, следовательно, на нем нужно акцентировать особое внимание.

Если эту фразу понимать вне подвига искупления Христа, то она может стать убийственной в самом прямом смысле этого слова, т.е. довести до отчаяния, вплоть до самоубийства. Но суть учения преподобного Силуана в том, что Ад - это не предопределение, а прохождение. Мы не призваны там оставаться. Но в тоже время должны понимать - в Царство Божие нет объездной дороги, она идет только через Ад, потому что это путь Христа. Его победа над Адом была следствием схождения Спасителя в Ад. И таков путь каждого человека: сначала смерть, а уже потом воскресение. Сейчас с нами должно произойти то же, что и предшествовало Воскресению Христа - вхождение в Ад. Поэтому у нас нет причины отчаиваться и унывать, когда адские скорби, боли и страдания посещают нашу жизнь и поселяются в ней надолго. Так и должно быть. «Держать ум в аду, значит со всей стойкостью и решимостью отвергать всякую дурную страсть и всякий дурной помысел» - пишет современный старец иеромонах Симон Бескровный.

Эта тема, доведенная до крайних пределов, делает духовные добродетели, такие как любовь и смирение, глубоко богословскими. Держа свой ум в аду, мы смиряемся не психологически, но онтологически. Мы становимся сопричастниками бездны небытия, где мы находились прежде, чем Бог привел нас в существование. Переживаем отсутствие Бога, как экзистенциональную пустоту, и там, в этой пустоте, встречаем своего прародителя Адама, плачущего о потере Рая (тема особенно любимая преп. Силуаном). Так мы отождествляемся со всем человечеством, особенно в его падшем состоянии, и перестаем гордиться собой – это и есть истинное смирение. В то же время мы чувствуем сострадание ко всем, подобным себе грешникам, включая своих врагов, и так мы любим всех, не эмоционально (со - чувственно), но бытийно. Не будучи обязанным делать это по причине некоего морального правила, но соучаствуя в их собственном существовании, в их отделенности от Бога, в их смерти.

Христос все это осуществил. Без этого события христология была бы всего лишь пустым догматом. Опыт нашего Преображения напрямую связан с опытом Креста, умаления, смерти в собственном аду и воскрешения из него. При этом подвижничество и духовная жизнь есть не просто некий индивидуальный опыт, а участие в страдании целого мира, потому что не существует иного способа увидеть Свет Преображения, как только распявшись со Христом. Фраза, сказанная преподобному Силуану «Держи ум в аду и не отчаивайся», не просто метод, но христологическая причина существования подвижничества. Аскетизм, духовная жизнь каждого из нас, вдохновляется и оправдывается не этикой, а путем, который до нас прошел Сын Божий. В противном случае все христианское подвижничество стало бы неким мазохистским опытом демонического характера.

Экклезиология

Церковь, по мысли святого Силуана, есть продолжение любви Христа, «что бы всем спастись». «Истинный монах - это тот, кто молится за весь мир». Учение о Церкви старца Силуана глубоко Евхаристично. Церковь – это приношение Христа целому миру. Особенность учения старца - это акцент на молитве об усопших. Преподобный Силуан настолько ярко выделяет ее в своих поучениях, что ставит себя в качестве антитезы к тем отцам, которые говорили, что мы не должны плакать о мертвых больше, чем о себе самих. «Когда я перестал плакать о мертвых, то я автоматически потерял слезы о самом себе», - говорит старец.

Преподобный Силуан приводит слова одного подвижника: «Я желал бы, если бы смог, вывести из ада всех, кто там находится, и только тогда моя душа обрела бы покой и радость». При этом старец говорит, что тот подвижник, произнося эти слова сделал движение руками, словно собирал колосья для жатвы. Это образ, ведущий нас к евхаристическому опыту. Во время литургии Церковь молится о усопших так же, как и о живых, не разделяя их пред Лицом Божиим.

Отдельно стоящей экклезиологической темой преподобного Силуана есть тема посмертной участи еретиков. В житии старца говорится о некоем отце Кассиане, который имел привычку учить о том, что все еретики погибнут. Преподобный Силуан на это ответил: «Я этого не знаю, но верю только в Православную Церковь. В ней находится радость спасения через христообразное смирение». Это положение имеет большое значение и отличается от зилотского духа, выражая определенное богословское мнение о границах Церкви. Единственное, что мы можем сегодня сказать тем, кто находится вне пределов Православной Церкви, так это то, что мы уверены в спасении, предлагаемом нам внутри нашей Церкви, тем самым избегая осуждения кого бы то ни было, и оставляя Богу конечный суд над всеми, и вместе с ними и над нами.

Послесловие

Это лишь несколько заметок о богословии святого Силуана. Они не исчерпывают богословский опыт старца. Но из выше сказанного мы можем сделать вывод о том, что для старца Силуана богословие – это, прежде всего, личная встреча с Богом в молитве и опыте жизни. Это богословие не теоретическое, а опытно – подвижническое.

Главный акцент духовной жизни старец делает на очищении сердца, которое функционирует, как центр послушания и любви. В его традиции любовь - это гносеологическая категория. Посредством любви человек познает Бога и себя через Бога. Богословие преподобного Силуана учит об очищении сердца от страстей, прежде всего от самолюбия. Оно ведет нас через Крест Христов к Откровению Божественного Бытия, как Троичного единства Любви, которое обожает нас, даруя нам через Святаго Духа благодать познания Бога. Все это опытно переживается нами в Церкви, как Теле Христовом. Личный аскетизм - это место, где возделывается и вырабатывается в подвиге сущность Церкви, как сообщества детей и друзей Божиих по Благодати. Путь молитвы для преподобного Силуана - это путь истинного богословия, которое есть не что иное, как познание Бога через любовь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 908

Архив

Система Orphus