Новая экклезиология от Андрея Кураева и Игоря Саввы

Околоцерковные модернисты развивают идею онлайн-причастия. Фото: Facebook

Новая экклезиология идеально подходит к Новому Мировому Порядку.

Если Христос отказался сделать камни хлебами, тогда мы это сделаем вместо Него – такая мотивация у новых околоцерковных модернистов, которые развивают идею онлайн-причастия. Андрей Кураев посвятил апологии этого литургического новшества свою публикацию в ЖЖ. Основной посыл, на котором стоит защита А. Кураевым онлайн-причастия, очень прост. Это чудо. Богу все возможно. Расстояние для него не помеха. А почему бы и нет? Андрей Вячеславович понимает, что изъять человеческий элемент из участия в Евхаристическом таинстве тоже нельзя. Конечно же, священник служит орудием воплощения этого чуда. Пономари, диаконы и вообще народ Божий – соучастники Богочеловеческого действа. Все это вполне в границах православной традиции. Богословская проблема, поставленная в публикации А. Кураева, касается границ соприкосновения Божественного и человеческого в таинстве Евхаристии.


В православном понимании священнослужитель во время литургии символически являет собой образ Христа на Тайной Вечери. В силу рукоположения Церковь делегирует ему право совершать это таинство. Служащий священник во время проскомидии особым образом подготавливает просфору, которая символизирует Агнца Божия. Он возносит Тело Христово при возгласе «Святая Святым», раздробляет Его, наливает теплоту в Чашу с Кровью Христовой. Во всех этих действиях совершается непосредственное физическое соприкосновение со Святыми Дарами. Но почему-то Андрей Кураев считает, что священник с Дарами физического контакта не имеет. Это неправда, физический контакт присутствует во время всей службы.

Суть новшества заключается в следующем: на вершине евхаристического канона А. Кураев и И. Савва предлагают пробить виртуальное окно и расширить пространство евхаристической трапезы за пределы конкретного физического места. Священник освящает не только тот Агнец, который находится на его антиминсе, но и все те хлеба, которые лежат на столах его виртуальных прихожан. Как это конкретно может происходить? При словах «И сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего, а еже в чаше сей честную Кровь Христа Твоего» священник рукой указывает на хлеб, который лежит у него на антиминсе и на… монитор компьютера. Но хлеб и вино там физически не присутствуют. На мониторе находится лишь цифровая картинка. С таким же успехом можно было бы освящать хлеб по фотографии. Что священник освящает в это время? Нолики и единички виртуальной машины?

Я думаю, что в ответ мы, конечно же, услышим, что он освящает не монитор и не картинку, а те хлеб и вино, которые находятся на удалении. Но тогда над ними необходимо совершить и проскомидию. Как это сделать? Андрей Вячеславович предлагает гениальное новшество!!! По его мнению, во время проскомидии священнику необходимо включить фантазию! и представлять! что он совершает и над другими хлебами те же действия, что и над хлебом, который он держит в своих руках! Цит.: «Священник в своем уме и своей молитве держит не только предлежащий ему хлеб, но и тот, который на удалении». Т.е. здесь священнослужителю предоставляется возможность задействовать свое воображение (это важный момент, мы еще к нему вернемся).

Очень интересно! По аналогии, если Андрею Вячеславовичу понадобится сделать операцию, то он может предложить хирургу совершить над ним это действие без госпитализации и не выходя из своего кабинета. Пусть врач сидит и представляет, что берет скальпель, делает надрез и т.д. По сути, это тоже самое. Просфора для Агнца приготавливается физическим образом, она режется, прокалывается и проч. Что должен в это время «чудить» в своей голове священник по поводу того хлеба, который лежит где-то там?! А если в это время такой кибер-поп что-то совсем другое вспомнит, и его представлялка не в ту степь поведет? Т.е. представления и фантазии священника А.Кураев предлагает вводить, как элемент литургической практики! На этом посыле в принципе и построено все онлайн-причастие. Дьявол – самый лучший фантазер, он вам обязательно будет в этом «таинстве» сослужить, это по его профилю. Развиваясь в этом направлении, можно таким же образом удаленно совершать любое таинство: крестить, рукополагать, соборовать, освящать... Вообще, богослужение можно было бы транслировать из одного места и закрыть все остальные храмы за ненадобностью. Если так, то мы стоим на пороге совершенно новой экклезиологии, которая идеально подходит к Новому Мировому Порядку.

И еще по поводу фантазий. Это то, что в святоотеческом учении всегда было под строгим запретом. Никаких воображаемых объектов любой христианин во время молитвы, а тем более священнослужитель, во время богослужения не должен держать в своей голове. «Из всех сил нашей души именно к воображению диавол имеет особенную близость, используя его для прельщения человека... Все люди, которые когда-либо впадали в грех или прелесть, прельщались воображением» (прп. Никодим Святогорец); «Воображение не творит образов без тайной бесовской силы» (прп. Григорий Синаит); «Через воображение диавол влагает образы в душу, и человек становится орудием диавола: он так сдруживается с диаволом, что тот как бы вселяется в него, и человек становится как бы воплощенным диаволом» (свят. Иннокентий Херсонский).

Эти цитаты дают нам ответ на вопрос, что происходит с И. Саввой, А. Кураевым и теми, кто свои фантазии воспринимает как истину в последней инстанции.

То что предлагает эта братия по сути является перенесением практики шаманов ВУДУ на православную почву, только место куклы занимает просфора.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к украшению икон золотом?
позитивно, это проявление любви к Богородице и святым
77%
негативно, лучше на эти средства помочь храму и нуждающимся
5%
лично я не поддерживаю, но понимаю тех, кто это делает
18%
Всего проголосовало: 523

Архив

Система Orphus