Чиновники Минкульта не понимают, что такое свобода вероисповедания

Владимир Бородянский. Фото: Mind.ua

Прочитал интервью министра культуры Украины о государственной политике в религиозной сфере.

Сразу замечу – интервью он дал журналистке, которая много лет поддерживала Киевский патриархат, а теперь поддерживает «ПЦУ». Вопросы во многом были наводящими и подталкивающими к определенному ответу. Это нельзя назвать объективной журналистикой.

После прочтения интервью можно сделать вывод, что новый министр культуры мало понимает, о чем говорит. Видно, что он «плавает» в теме.

В результате он озвучил практически все заблуждения, которые были присущи предшественнику Зеленского в президентском кресле.

Во-первых, он путает желание верующих, находящихся в расколе, стать каноничными с правом на свободу вероисповедания. Каноничность или неканоничность никак не относится к гарантированным государством правам религиозных организаций. Государству должно быть абсолютно все равно, кого Православная Церковь считает раскольником, а кого – нет. Это не функция государства различать такие вещи. Неканоничность никак не ограничивала права группы верующих на свободу вероисповедания. Тем более, на каком основании государство считает, что патриарх Варфоломей был вправе решать вопрос автокефалии? На каком основании государство решило к кому можно обращаться в Православии, а кого игнорировать? Одним словом – это не компетенция президента Украины и чиновников, а внутреннее дело Церкви.

Во-вторых, он достает из нафталина старую песню о «самоидентификации». Министр не понимает, что самоидентификации недостаточно для того, чтобы считать кого-то членом общины. Она нужна только для того, чтобы понимать, что человек добровольно исповедует какую-то религию, а не под принуждением. Никто не имеет право считать, например, мусульман православными, потому что они этого не желают. Вот для этого нужна самоидентификация. В остальном, членство в общине должна определять сама община согласно своему уставу! Именно так, как и записано в законе. И не нужно придумывать что-то новое. А согласно типовому уставу общины УПЦ членом общины может быть человек, который регулярно принимает участие в религиозной жизни – таинствах, богослужении и т.д. Плюс выполняет еще ряд условий. Не может человек, который годами не появляется в храме решать судьбу общины. Это очевидно. Поэтому главная претензия к т.н. «переходам» это то, что их организовывают люди, которые не выполняют нормы устава общины.

В-третьих, соображения, высказанные министром о необходимости поочередного служения в храме также демонстрируют непонимание им специфики православного вероучения. В качестве исключения поочередные богослужения могут быть, но правилом является то, что прихожане УПЦ не могут делить святыню с раскольниками. Эта позиция не вчера возникла и озвучивалась еще покойным митрополитом Владимиром (Сабоданом).

В-четвертых, министр путает, что такое риторика вражды и нормальное право на веру в определенные вещи. Каждый православный верующий имеет право считать свою веру истинной, а другие – заблуждением. Понятия раскола и ереси – это органичная часть христианства. Поэтому когда министр говорит, что будто бы высказывание, например, о том, что раскольники попадут в ад – незаконные, он ограничивает право верующих на свободу вероисповедания.

Суммируя, можно сделать вывод, что главная проблема чиновников Минкультуры заключается именно в непонимании ряда юридических аспектов свободы вероисповедания. Возможно для них стоит организовать специальный тренинг совместно со специалистами определенных европейских институций.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
5%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
89%
Всего проголосовало: 720

Архив

Система Orphus