Имеют ли право на молчание те, кто призван быть пастырем?

«И он зовет своих овец по имени и выводит их... идет перед ними»

Каждому молчащему пастырю хочется задать вопрос: «Не обещался ли иной невесте?»

Говорят, что молчание – золото. Но всегда ли такое «богатство» уместно, и имеют ли право на молчание те, кто призван быть пастырем? В одной из Своих притч, Господь говорит о том, что «входящий дверью есть пастырь овцам... и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их... идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса.» Ин. 10:1-5

Так что же так крепко связывает уста некоторым пастырям, что вместо их голоса мы слышим лишь гробовое молчание? Страх, что их голос не будет узнан, так как он сильно изменился в силу обстоятельств нового времени? Или холодный расчёт, чтобы этим голосом, который стал более похож на голос вора и разбойника, не распугать прежде времени овец?

Так и хочется каждому из них задать вопрос из чинопоследования Венчания: «НЕ ОБЕЩАЛСЯ ЛИ ИНОЙ НЕВЕСТЕ ???»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus