Игумения Запорожского монастыря УПЦ: Остаются те, кто от всего отказался

Старшая сестра Свято-Николаевского женского монастыря матушка Еввула, Фото: 061.ua

На сегодняшний день в Свято-Николаевской обители проживает 14 монахинь. Самой старшей сестре-схимнице – 70 лет, а самой младшей послушнице нет еще и 30.

В монастырь может прийти любой человек, но остаются в нем только те, кто от всего отказался – истинные монахини. Об этом корреспондентам запорожского сайта 061.ua рассказали в Свято-Николаевском монастыре УПЦ – единственной женской обители Запорожья.

«Если человек не закончил свои земные дела, то он не может вступить на этот путь, – рассказал старший священник, благочинный, протоиерей Вячеслав Колондинкин. – Часто приходят и говорят: "У меня маленький ребенок, но я хочу в монахини уйти". А на кого же детей оставить? Муж может не дать на это согласие. И в чем подвиг тогда заключен, если человек не может воспитать ребенка. Это лесть и обман. Детям нужно дать жизнь и оставить их достойно, а не так, что кто-то чужой будет их кормить, поить и одевать. Мы не можем таких принять в монашество, поскольку это идет вразрез со Священным Писанием».

Перед постригом новоиспеченных поступающих принято подвергнуть испытаниям, предлагая попробовать на себе уклад жизни сестер. 

«Не каждый может понести этот труд, – пояснили в монастыре. – Тот, кто планирует вступить в монашество, находится под крылом старшей сестры. Она их читает, как открытую книгу и видит, кто уже готов, а кому стоит повременить. Все, что происходит в монашеской жизни осуществляется не по воле монаха. Господь ложит на сердце. Человек может быть год, семь, двадцать лет в иночестве и не принять монашество. Монашество – это не цель, а средство спасения. Смирение – это всегда борьба с собой».

Как рассказала старшая сестра монастыря матушка Еввула, бывает, что люди приходят в монастырь с горя, но они не остаются и рано или поздно уходят в мир.

«Если это призвание, то это видно.<...> Бывает, что приходят девушки, которые находятся на раздорожье и не знают, как им правильно поступить. Иногда замечаем, что люди приходят, как на разведку с тем, чтобы освободиться от тяжкого груза. Мы сначала берем их на три дня, чтобы присмотреться. Обычно в молитве Господь открывает путь. На них никто не давит, и они полагаются только на свою волю. В итоге остаются те, кто от всего отказался. Это истинные монахини», – подчеркнула матушка.

Авторы репортажа констатировали, что монашеская жизнь – это тяжкий ежедневный труд. Сестры просыпаются в половину четвертого утра, идут на утреннее молитвенное правило с четками, после начинается молебен, литургия. После молитвы сестры принимаются за послушания – шьют, убирают в храме и на улице, занимаются садом, стиркой, пекут пироги, благоустраивают придомовую территорию и многое другое. Затем все собираются на трапезу и со второй половины дня снова продолжают трудится до вечерней службы и вечернего монашеского правила. В кельях читают свою молитву, если остается свободное время. Если этого времени нет, то сестры просыпаются еще раньше и принимаются за молитву глубокой ночью. Есть монахини, которые вообще не знают сна. Едят они два раза в день за общим столом, брать пищу в келию не допускается – только если послушница по состоянию здоровья не может сама спуститься за общий стол.

«Личного времени очень мало. Если кто-то из сестер устала, мы даем ей небольшой отдых. Да, они могут пользоваться телефонами. Хотя мы не очень этому рады. Это им самим мешает. В других монастырях послушницам и инокиням могут вообще не давать телефоны. Мы это разрешаем, поскольку сестер очень мало, а территория большая. Иногда бывает, что для того, чтобы найти сестричку, легче позвонить», – отметила матушка Еввула.

На территории монастыря есть трапезная, библиотека, ризница и швейная мастерская. Также на выходных здесь работает воскресная школа. Несколько месяцев назад у входа в монастырь открыли небольшой магазинчик «Чайная в Никольском» – здесь можно купить монастырскую выпечку, чай, мед и вышитые сестрами аксессуары. Лавка, в которой людей обслуживают послушницы монастыря, уже имеет своих постоянных клиентов, и монахини надеются, что таким образом смогут привлечь внимание людей и к жизнедеятельности храма.

Отец Вячеслав вскользь упомянул о том, что после скандала с предыдущей настоятельницей матушкой Клеопатрой, которая перешла в ПЦУ, обители понадобилось много времени на восстановление административно-хозяйственной деятельности.

«Все, что здесь вскрылось после не очень хочется выносить наружу. Эта болезненная тема коснулась всех – и тех, кто живет здесь, и прихожан. Мы потихоньку восстанавливаем все то, что было здесь набедокуренно. У нас есть сайт новый. Старый сайт мы временно заблокировали, потому что Клеопатра им пользовалась и взымала пожертвования, уже не являясь игуменьей этого монастыря. Юридически она не является здесь никем, но счета были открыты на ее личную фамилию», – пояснил он, добавив, что сейчас документация уже переведена на других доверенных лиц, но в ЕГР религиозная организация «Свято-Николаевский женский монастырь» по-прежнему числится за экс-настоятельницей.

Ранее СПЖ писал о Загаецком мужском монастыре УПЦ, который стал объектом информационных атак.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы проводите карантин?
хожу только в церковь и за продуктами
48%
помогаю знакомым старикам и врачам
1%
веду полноценную жизнь без ограничений
32%
сижу дома, стараюсь никуда не выходить
19%
Всего проголосовало: 1125

Архив

Система Orphus