В УПЦ рассказали о механизме и способах захватов храмов в Волынской области

Свято-Ильинский храм в селе Клепачев Волынской области

Захваты храмов происходят по четкому шаблону при участии активистов и представителей власти. А церковными делами взялись заниматься абсолютно нецерковные люди.

«Переходы» церковных общин Украинской Православной Церкви в новую церковную структуру Украины происходят незаконным способом, с нарушением прав верующих и действующего законодательства. Наибольшее количество незаконных переводов общин зафиксировано на Волыни. Об этом шла речь на пресс-конференции 26 марта в Киево-Печерской лавре, сообщает Центр информации УПЦ.

Священник Владимир Тихонюк – настоятель храма Украинской Православной Церкви села Клепачев Волынской области, который сторонники новой церковной структуры Украины «перевели» в ПЦУ, рассказал о механизмах захватов.

«Ситуация с захватами храмов УПЦ, сложившаяся на западной Украине, не миновала и наше село. Каждый захват храма происходит по четкому шаблону, с четкими действиями активистов и представителей власти. Я уже 13 лет являюсь настоятелем храма, и все это время мы молились с нашими прихожанами в мире и согласии», – рассказал священник.

Когда началась ситуация с «переходами», отец Владимир пытался вести переговоры с активистами, чтобы решить проблему на уровне закона.

«Если религиозная община проводит собрание, то оно должно проходить, если не в храме, то хотя бы на церковной территории. Однако нам в этом отказали, а собрание было решено провести в помещении сельской школы, якобы потому что в церкви люди не смогут спокойно высказаться, потому что там на них повлияет авторитет священника», – говорит отец Владимир.

17 февраля в помещении сельской школы состоялось собрание по вопросу «перехода» общины УПЦ в ПЦУ. Религиозная община УПЦ пошла на собрание в школу крестным ходом с иконами.

«Там нас встретили радикально настроенные молодые люди, которые начали менять наши договоренности, о которых мы ранее с ними говорили, – продолжает настоятель захваченного храма. – Я увидел там много посторонних людей, которых никак не мог назвать своими прихожанами, потому что они не просто не были ни на исповеди, ни на причастии, а за последние 13 лет они даже порог храма не переступали. Теперь же эти люди стали кричать: "Мы твои прихожане!"».

По словам отца Владимира, когда верующие поняли, что договоренности о мирном собрании не соблюдаются, община УПЦ приняла решение не участвовать в собрании. При этом активисты все же провели собрание, но без участия религиозной общины УПЦ. После чего настоятелю дали две недели на то, чтобы «решиться» на переход в ПЦУ.

«Мы эти две недели еще имели возможность молиться в своем храме. Однако, когда истек отведенный нам срок, эти же радикально настроенные молодые люди, которых я видел много раз, подключили более активного жителя соседнего села, который назвался уполномоченным представителем инициативной группы и взялся вести все эти дела», – говорит священник.

По его словам, активисты требовали от него передать ключи от храма. Однако батюшка пояснил, что является настоятелем сельской церкви 13 лет, и именно он представляет общину как юридическое лицо.

«Они согласились с моими доводами и ушли. А через неделю явились ко мне с уже зарегистрированными документами на наш храм, с нашим названием и кодом – якобы по распоряжению председателя Волынской областной администрации. Тогда я призвал представителей полиции открыть через интернет государственный реестр, и там было указано, что руководителем религиозной общины нашего села являюсь я. Однако на бумаге в их документах было написано совсем другое – там руководителем общины был записан священник Киевского Патриархата из соседнего села Роман Мойсей, который еще и свою общину Киевского Патриархата не перевел в ПЦУ, однако взялся «переводить» нашу. И больше всего нас сейчас беспокоит именно то, что церковными делами взялись заниматься абсолютно нецерковные люди», – рассказал отец Владимир.

Комментируя сложившуюся на Волыни ситуацию с захватами храмов, глава юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов отмечает, что отсутствие реакции правоохранительных органов на рейдерские захваты – массовое явление.

«Мы зафиксировали 62 случая захвата храмов, и в 49 из них мы обращались в полицию. Мы вынуждены были в судебном порядке обязать полицию вносить заявления о преступлении в государственный реестр, поскольку в полиции не реагировали должным образом. Таким образом, суды вносили решение о том, чтобы обязать полицию зарегистрировать заявления о преступлениях», – отметил протоиерей Александр Бахов.

Как сообщал СПЖ,  во время встречи Президента Петра Порошенко с членами Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций, Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий подчеркнул, что «это не мы сами у себя захватываем храмы, это не наши общины срезают замки на своих храмах, как заявляют иногда в СМИ. Это приходят чужие для Церкви люди, которые не ходили в храм и не ходят».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
В ДТП погиб «священник» ПЦУ

Опрос

Должно ли измениться отношение УПЦ к Афону после приема и сослужения ПЦУ в отдельных монастырях?
да, нужно прервать все контакты с Афоном
6%
нет, не нужно на это обращать внимания
4%
нужно ограничить общение лишь с теми, кто вошел в общение с раскольниками
90%
Всего проголосовало: 525

Архив

Система Orphus