Страстные Евангелия – двенадцать ступеней на Голгофу

21 Апреля 17:59
0
Чтение 12 Евангелий Страстей Христовых. Фото: valaam.ru Чтение 12 Евангелий Страстей Христовых. Фото: valaam.ru

На Страстной седмице в канун Великой Пятницы в каждом православном храме читается двенадцать Евангельских зачал о Страданиях и Смерти Христа. О них мы и поговорим.

Вообще служба двенадцати Страстных Евангелий особая, что может подтвердить каждый, кто на ней побывал. Для христиан II-III веков это уже было началом Пасхи, а нередко под Пасхой подразумевались конкретно события Великой Пятницы. Так, к примеру, Тертуллиан вполне определенно Пасхой именует день Распятия Христа. Подобного рода свидетельства мы находим в беседах на книгу пророка Исайи Оригена, который говорит, что Воскресение Христово мы и так празднуем каждую неделю, потому на Пасху вспоминаем Страдания нашего Спасителя.

Кроме того, многие ранние христианские авторы сам термин «Пасха» выводили не из еврейского ‏פסח‏‎ [ˈpʲesəx], что значит «проходить мимо», а из греческого πάσχειν, что переводится как «страдать». Такое восприятие Страстей и Смерти Христа позволяет глубже погрузиться в их важнейшее значение как для всей вселенной, так и для каждого человека в отдельности. Оттого и мы должны быть внимательней во время чтения двенадцати евангельских отрывков, ведь, не будучи соучастниками Спасителевых Страданий, останемся в стороне и от Царства Небесного. 

Зачало первое

Первое зачало самое длинное и раскрывает нам содержание прощальной беседы Христа со своими учениками и Его первосвященнической молитвы (Ин. 13, 31 – 18, 1). Очень трогательны здесь слова о том, что Христос идет туда, куда не могут пойти за ним апостолы, притом, что в Его наставлениях звучит признание в любви, слово о даровании новой заповеди любви и призыв к тому, чтоб именно любовь стала отличительной чертой Его последователей.

Блаженный Августин подчеркивает здесь следующую мысль – несмотря на то, что заповедь о любви звучала еще в Ветхом Завете (Лев. 19, 18), теперь, благодаря Христу, она обновляет нас, делает людьми уже Нового Завета, поющими новую песнь. Вообще, указанный отрывок стоит медленно и вдумчиво перечитать на понятном языке. Это ведь повествование апостола Иоанна, соответственно, оно сложнее, чем у синоптиков, оттого требует большего внимания и напряжения ума.

Зачало второе

Второе евангельское зачало рассказывает об аресте Спасителя в Гефсиманском саду, отречении апостола Петра и начале Его страданий у первосвященника Анны (Ин. 18, 1-28). Нельзя не заметить притворство и упорное желание найти хоть какой-то предлог для казни Христа. Спаситель на протяжении нескольких лет Своей проповеди никогда ни от кого не прятался, говорил открыто. Все жители Иудеи знали Его, и вот Анна спрашивает об учении и учениках Христа, будто бы перед ним стоял совершенно незнакомый Человек.

Зачало третье

Третий отрывок говорит о суде и унижениях у Каиафы, а также повторно об отречении Петра и его раскаянии (Мф. 26, 57-75). Здесь снова, сколько бы ни призывали лжесвидетелей, все никак не получалось придумать обвинение, пока наконец не придрались к словам о разрушении и трехдневном восстановлении храма, сказанных Им при первом изгнании торгующих. Вот уж действительно извращенный человеческий ум – если нужно, то готов исказить что угодно, лишь бы добиться своего.

Зачало четвертое

Как видим, все евангельские события Страстей нарастают будто снежный ком, становясь все страшнее и требуя от нас все более интенсивного внутреннего напряжения и внимательности. Четвертое чтение посвящено страданиям Христа у Пилата (Ин. 18, 28-40; 19, 1-16). Не найдя вины Спасителя, он из-за требований народа приказывает избить Его, дабы те сочли сие достаточным и не продолжили свое беснование, требуя смерти. Поистине какая-то дьявольская логика и судопроизводство, особенно учитывая те страшные орудия пыток, которые применили к Христу, доведя Его до полуживого состояния.

Зачало пятое

Пятое зачало вплотную приближает нас к кульминации Искупительного подвига, так как сразу за отчаянием Иуды говорит о новых страданиях у Пилата и Осуждении Спасителя на Распятие (Мф. 27, 3-32). Римский правитель Иудеи знал, что приговаривает к смерти Праведника, преданного из-за зависти, только думал, что омовением рук он избавится от ответственности перед судом собственной совести. Беснующаяся же толпа продолжает свое дьявольское дело, доводя его до окончательного приговора.

Зачала шестое и седьмое

Шестое и седьмое зачала, от разных евангелистов, повествуют о Крестном пути на Голгофу, сопровождаемых знамениях и Распятии Христа (Мк. 15, 16-32; Мф. 27, 34-54). Сложно представить, как изувеченный Человек может не только нести собственное орудие казни, но вообще передвигаться. Скажем, что это поистине Царский путь, доступный только настоящему Владыке вселенной. Здесь нет места порабощенности славой, надменностью, властью, но зато это явно действует апогей свободы и любви.

Зачало восьмое

Восьмой отрывок самый трогательный, так как рассказывает нам о молитве Христа за распинателей и раскаянии благоразумного разбойника (Лк. 23, 32-49). Никто и никогда так не поступал, как Он – испытывая страшные муки, Спаситель продолжает любить Свое отпавшее и озверевшее творение. Именно этот факт и убедил разбойника в том, что перед ним настоящий Господь, а не просто очередной оклеветанный человек.

Зачало девятое

Девятое зачало продолжает повествование о словах, сказанных Христом на Кресте, и завершается Его Смертью (Ин. 19, 25-37). Все, восшествие на Голгофу закончилось, Искупление человечества совершилось. В такие моменты каждый из нас чувствует свою причастность к происшедшему, но и некоторое облегчение – от того, что этой страшной ценой нам дарована надежда на избавление от дурной бесконечности действия греха.

Последние три зачала: десятое, одинадцатое и двенадцатое

Десятый, одиннадцатый и двенадцатый коротенькие отрывки являются как бы завершающим послесловием. Они рассказывают о снятии Тела Спасителя с Креста (Мк. 15, 43-47), Его погребении (Ин. 19, 37-42) и приставлении стражи ко Гробу (Мф. 27, 62-66). Здесь уже чувствуется дыхание Великой Субботы – удивительного по своей Величине, тишине и покою дня. Страдания Христа окончились, ад начинает трясти от Его души, спускающейся в преисподнюю для проповеди, а впереди ждет радость Воскресения.

Однако пока торопиться не нужно. Постараемся как можно дольше сохранить память о Крестной Пасхе, дабы своими пороками самим не предавать и не распинать нашего Спасителя.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также