История жизни протоиерея Василия Швеца

09 Марта 23:44
0
История жизни протоиерея Василия Швеца

10 марта исполняется 11 лет со дня кончины протоиерея Василия Швеца, нашего соотечественника, духовника сотен людей, ревностного подвижника благочестия.

Вчитываясь в биографию этого священника, хочется воскликнуть словами царственного псалмопевца: «Дивен Бог во святых своих!» (Пс. 67:36). Бывший силовой атлет и лаборант-рентгенолог Василий принял рукоположение в пятьдесят лет. Дожив до девяноста четырех, он ни разу не позволил сделать себе ни одного укола и не выпил ни одной таблетки. Но главная его заслуга в том, что, встав на путь веры уже в преклонных летах, отец Василий успел стяжать множество благодатных даров.

Детские годы

Родился будущий старец 24 февраля/9 марта 1913 года в селе Ставницы Хмельницкой области в богатой многодетной крестьянской семье. Его дед по отцу был чтецом и имел репутацию очень благочестивого человека. Дед по матери участвовал во взятии Парижа в 1812 году и полвека был старшиной волости, которая включала в себя более двадцати сел. Он знал при этом всех вдов и сирот, которые жили в его волости, помнил, на какой период у них есть запасы еды.

Отца Василий потерял рано. Тот надорвался, когда срывал ворота с горящего амбара. Воспитывала сына мама, которая была ревностной христианкой, занималась благотворительностью, опекала сирот и бедняков. После трагических событий Октябрьского переворота семья была раскулачена и претерпела гонения.

Довоенная жизнь

В шестнадцать лет Василий отправился на Донбасс работать в шахтах, одновременно получая образование в вечерней школе для рабочей молодежи, а потом и в техникуме. Когда во время учебы в техникуме выяснилось, что юноша из кулацкой семьи, его отчислили. Далее последовали учеба в артиллерийском училище, работа матросом и экспедитором, пока его не призвали на срочную военную службу. С 1939 по 1940 год Василий принимает участие в Финляндской войне. Между Финской и Великой Отечественной войной он участвовал в строительстве укрепрайона на Балтийском море, руководя работой сотен заключенных.

Тогда его поразило, как много людей получили срок без всякой вины. И он старался помогать им, чем мог. Однажды с этой целью Василий закупил у эстонцев рыбу для кормления заключенных, за что по доносу был обвинен в связи с финнами и арестован. Но по милости Божией ему удалось оправдаться.

Перед началом войны арестовывали всех военнослужащих с нерусскими фамилиями. Малограмотные особисты посчитали, что Швец – это немецкая фамилия и арестовали Василия снова. По милости Божией ему удалось доказать, что его фамилия украинская и никакого отношения к немцам не имеет.

Когда немецко-фашистская авиация стала бомбить этот укрепрайон, возникла паника. Нужно было объявлять эвакуацию, но никто не хотел брать на себя ответственность, чтобы не подвергнуться расстрелу. А указаний от вышестоящего начальства не поступало. Тогда Василий взял на себя этот труд, организовал эвакуацию, за что был обвинен в расхищении стратегических запасов сырья. Речь шла о продуктах, которые были выданы эвакуированным, чтобы те не голодали в пути. Но поскольку было понятно, что в противном случае провиант достался бы немцам, Василия и на этот раз оправдали.

Годы Великой Отечественной войны

Какой-то особой религиозной настроенности и ревности в те годы Василий не проявлял, хотя в Бога верил и веру свою не скрывал. Однажды в самом начале войны он едва не погиб – увяз в болоте почти до шеи, и тогда, вспомнив о Боге, обратился к Нему с горячей молитвой: «Господи, если останусь жив, обещаю Тебе, что послужу Тебе,.. я послужу Тебе, только не дай здесь утонуть!» В этот же момент одна нога встала на что-то твердое, потом и вторая нога нашла опору.

Войну Василий прошел с первого до последнего дня в качестве младшего сержанта 1061-го стрелкового полка 272-ой стрелковой дивизии. Он всегда находился на передовой в минометном дивизионе. Промысел Божий хранил его, за все годы сражений он не получил ни одного ранения. Отличаясь богатырской силой, Василий организовал труппу, выступавшую перед бойцами с акробатическими и силовыми номерами.

Однажды, когда Василий жонглировал двумя гирями весом по 33 кг каждая, сидевший в зале командарм не поверил, что гири настоящие, и вышел на сцену, чтобы разоблачить силача. Но едва смог оторвать гири от пола под смех всех собравшихся. Поняв свою ошибку, военачальник приказал давать двойной паек Василию, который он и получал до самого конца войны.

После победы боец-силач был оставлен в оккупационных войсках до особого распоряжения. Выступал он на сцене и перед союзниками. Демобилизовался в ноябре 1945 года из Германии после сердечного приступа на сцене, когда поднимал одним пальцем нескольких девушек.

Послевоенные годы

Вернувшись после демобилизации в Ленинград, Василий в 1948 году устроился на работу препаратором в Центральном рентгенологическом радиологическом и раковом институте и одновременно учился на курсах рентгено-фото-макро-микросъемки, а через год перешел в Институт онкологии Академии медицинских наук лаборантом рентгеновского отделения.

Закончив курсы фотографа-рентгенолога, Василий пять лет занимал должность заведующего фото-макро-микролабораторией в мединституте. Будучи опытным снабженцем, Василий Федосеевич раздобыл уникальную немецкую аппаратуру и создал лучшую в стране гистологическую лабораторию. К нему приезжали ученые и медики со всей страны готовить материал для диссертаций, платили за помощь в работе (эти деньги впоследствии были потрачены на восстановление храма в Каменном Конце). Здесь он познакомился с учениками академика Павлова. Их рассказы о глубоко верующем академике произвели на Василия Федосеевича огромное впечатление.

Подготовка к священству

Переломным моментом в жизни Василия стала встреча с преподобным Серафимом Вырицким. После первой же ночной беседы со старцем Василий поселился в Вырице, купив в поселке половину дома. С этого времени церковь заняла главное место в его жизни.

Василий близко общался со многими подвижниками XX века: преподобными Серафимом Вырицким, Кукшей Одесским, Симеоном Псково-Печерским, схиигуменом Саввой, Амфилохием Почаевским. Близко знал валаамских старцев, которые жили в Псково-Печерском монастыре. В 1954 году Василий впервые приехал в Печоры, исповедался у старца Симеона, и с того момента стал приезжать к нему постоянно.

Отец Симеон позволял ему жить в своей мастерской и, по словам батюшки, это был один из счастливейших периодов в его жизни. Старец часто беседовал с ним допоздна, рассказывая о своей жизни. Многие из фотографий, которые украшают ныне житие преподобного Симеона, сделаны Василием. Старец Симеон благословил своего духовного сына на священство, предсказав долгую жизнь.

Одним из сигналов о том, что пора уходить из науки и начать служение Богу, стал обыск, который милиция устроила в лаборатории Василия. Там были духовные книги, иконы, святыни – все это унесли в отсутствие хозяина. Вызвали его на беседу, во время которой Василий жестко потребовал возвратить все, что органы изъяли из кабинета, сказав, что все духовные книги куплены в букинистических магазинах, о чем свидетельствуют штампы с указанием цены. Служители органов хотели уличить Василия в религиозности и запугать, но ничего у них не вышло, – книги возвратили и извинились.

Принятие сана и служение

В 1955 году Василий уволился из института и начал подготовку к принятию священства. Служа псаломщиком в храмах Ленинграда, он поступает на заочное обучение в Ленинградскую семинарию, которую закончил экстерном в 1958 году. В 1963 году в возрасте пятидесяти лет он рукополагается в священный сан. Став священником Свято-Никольского храма села Каменный Конец Псковской области, отец Василий взялся за настоятельство с присущей ему ревностью. Своими руками делал все строительные работы: распиливал и возводил леса, расписывал храм, ремонтировал и красил крышу. Эта черта сохранилась в нем до глубокой старости, он и в 70 лет ковал кувалдой лестницу и устанавливал ее, в 75 лет красил крест на куполе высотой 70 метров и т.п.

Деньги на стройку отец Василий зарабатывал, ездя по приглашению ученых в Ленинград для того, чтобы сделать специфические фото для медицинских диссертаций. А само место служения старца стало популярным местом паломничества. Батюшка обладал даром слова, умел и любил беседовать с людьми, был ревностным подвижником и молитвенником. Нередко приезжавшие к нему супружеские пары в один день после подготовки принимали сразу пять таинств: крещение, миропомазание, исповедь, причастие и венчание.

Через 15 лет служения в Каменном Конце отцу Василию предложили стать священником в Пюхтицком монастыре. Перед отъездом он поехал на велосипеде к храму, чтобы попрощаться с прихожанами, но по пути упал и сломал ногу. Об этом моменте своей жизни батюшка вспоминал: «Боль ужасная, лежу я на земле и говорю: благодарю Тебя, Господи, что вразумил меня, безумца! Никуда я отсюда не уйду!»

С 1980-х годов отец Василий устраивает при храме скит со строгим уставом, здесь постоянно живут несколько человек. Литургия служится часто, приезжает множество паломников – до 50-ти человек каждый день. В 1980-е годы батюшка регулярно ездил на исповедь к отцу Кириллу (Павлову) в Троице-Сергиеву лавру.

Духовный облик старца

Жизнь отца Василия на приходе была беспокойной: постоянные конфликты с уполномоченным, вызовы к начальству, угрозы, штрафы за то, что крестил и служил молебны в деревнях, на дому, за постройку сторожки при храме, за крестные ходы… Власти заставили правящего архиерея отправить отца Василия на покой по возрасту, о чем пришел указ. Батюшка спрятал этот указ в бумажник и продолжал служить. Владыка был доволен таким исходом дела.

Отец Василий многие годы молился по ночам со слезами. Молитва согревала его, даже в ледяном алтаре во время молитвы он обливался потом. Много раз ему предлагали монашеский постриг, но старец отказывался и говорил: «Я и так монах по духу». Батюшка отличался крайне благоговейным и истовым совершением богослужений, которые у него отличались строгим соблюдением все уставных предписаний. Отец Василий был также строгим постником, и учил посту всех приезжавших к нему. После войны перестал есть мясо, а вскоре и яйца. Став священником, перестал вкушать молочные продукты. Рыбу ел только на Пасху. Чай и кофе никогда не пил, почти не ел соли. Не вкушал пищи в первую и Страстную седмицу Великого поста, все пятницы и накануне всех праздничных служб. Спал как можно меньше. До глубокой старости сохранил батюшка бодрость и силы. Лечился только народными средствами.

Старец был человеком огненного темперамента, и с ним было не всегда легко, но он оставался настоящим подвижником, подобным древним старцам, не давая себе ни минуты покоя. Даже далекий от Церкви человек, находясь рядом с ним, мог ощутить его любовь к людям и Богу, а вера батюшки была способна творить чудеса. Не раз старец своим советом и участием оказывал решающее влияние на жизнь и судьбы многих людей.

Последние годы жизни

Выйдя за штат в ноябре 1990 года, отец Василий до 1995 года часто ездил служить в Каменный Конец. Жил в Москве и в Псковских Печорах. Главным содержанием его жизни в эти годы стала миссионерская деятельность по всей стране. Господь сподобил его посетить многие святые места за границей: старец побывал в Иерусалиме, в Греции, в Италии, в Польше. По характеру, по живости и активному отношению к жизни ему надо было постоянно находиться среди народа.

Молитва старца часто исцеляла людей от рака, от иных телесных и душевных болезней. Страждущим он советовал исповедоваться, собороваться, причащаться. По его благословению болящие погружались в святые источники. Отец Василий приготовлял также особую мазь из огарков напрестольных свечей, лампадного масла с престола, афонского ладана, добавляя освященную воду. Перед этим он три дня не вкушал пищи, не пил воды, а во время приготовления мази непрерывно читал молитвы. Сейчас эту мазь делают по его рецепту в некоторых монастырях.

Батюшка ездил по всей стране и соборовал православных людей на квартирах. После совершения таинства многие исцелялись от тяжелейших болезней. В общении с людьми отец Василий нередко юродствовал, говорил притчами, отчего его многие не понимали.

Праведная кончина

В последние годы отец Василий жил в городе Печоры Псковской области. Господь очищал его душу для Царствия Небесного старческой немощью и многими болезнями. Первое время его возили в монастырь служить и причащаться. Потом причащали регулярно на дому. За двадцать дней до кончины были сильные боли три дня, потом боль ослабела. Последние семнадцать дней жизни старец ничего не вкушал, а семь дней не пил, но до последнего дня переживал пасхальную радость, пытался петь «Воскресение Христово видевше». Перед смертью напряженно молился, пытался креститься. В конце три раза глубоко вздохнул и испустил дух. Погребли протоиерея Василия в пещерах Псково-Печерского монастыря в отдельной крипте.

Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего протоиерея Василия и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.

В написании публикации использовались воспоминания о старце Василии писателя Александра Трофимова.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также