Миряне и духовенство в древней Церкви

История Церкви полна актуальных на все времена примеров. Фото: СПЖ

Недавно поднятый католиками Германии вопрос о необходимости священства – хороший повод обратиться к истории. Какими были взаимоотношения клира и мирян в древней Церкви?

Предисловие

2 октября 2021 г. собрание иерархов и мирян Римско-католической церкви Германии, состоявшееся в рамках движения «Синодальный путь», приняло решение провести дискуссию об отмене сакраментального священства. Соответственно, одна из рабочих групп «синодального форума», которая носит название «Священническое существование сегодня» должна будет обсудить этот вопрос и представить свои выводы и предложения по реформе института священства, а также о расширении участия мирян в церковных делах. Такое решение принято на фоне скандала, связанного с сексуальными преступлениями духовенства за несколько последних десятилетий, расследование которых не так давно стало достоянием гласности. Надо понимать, что вопрос об отмене священства возник как реакция на этот скандал.

На первый взгляд может показаться, что немецкие католики пошли по пути протестантов XVI века, которые выступали против злоупотреблений тогдашнего духовенства. Правда тогда речь шла не о сексуальных преступлениях, а в основном о продаже индульгенций. Но это только лишь на первый взгляд. Протестанты утверждали, что Римско-католическая церковь отошла от первоначальных христианских идеалов и исказила их посредством средневекового схоластического богословия и обрядности. Как средство исправления сложившейся ситуации, они предлагали возвращение к апостольскому христианству.

История показала, что протестанты отступили от апостольского христианства еще дальше, но это уже другой вопрос.

В случае же с современными немецкими католиками мы не видим даже декларации о возвращении к первоначальному устройству Церкви и первоначальным отношениям между мирянами и церковной иерархией. Предлагается просто упразднить священство, что равнозначно упразднению христианства как такового и превращения его в некую общественную организацию и набор неких моральных правил, модернизированных с учетом прав ЛГБТ.

Духовная зрелость, глубокая сознательность и высокие нравственные качества христиан в I-II веках позволяла всем членам общины активно участвовали в ее жизни. Сама же эта жизнь не ограничивалась лишь богослужебными собраниями, но затрагивала все сферы жизни людей.

Было бы не очень разумным сказать, что все это касается исключительно католических нестроений и к Православию они не относятся. Да, в Православии нет так много громких скандалов, и здесь не высказываются столь радикальные предложения. Однако, во-первых, у Русской Православной Церкви есть исторический опыт отделения от нее старообрядцев, одно из направлений которого как раз и предполагает отказ от священства. Это так называемые беспоповцы, общины которых есть до сих пор во многих странах, в т.ч. в Украине. А во-вторых, наше церковное устройство и церковная жизнь также сильно отличается от того, что было в первые века христианства. И вполне вероятно, что могут появиться горячие головы, которые будут увлекать церковный народ лозунгами о «возвращении к истокам», совершенно не отдавая себе отчет в том, куда это может привести в современных условиях.

А потому весьма нелишним будет не только посмотреть, каким было церковное устройство и отношения пастырей и пасомых в древней Церкви, но и проанализировать причины, по которым эти отношения изменились.

Отношения клира и мирян в первые три века истории Церкви

В первый, апостольский век бытия Церкви представители церковной иерархии и народ находились между собой в самых близких и тесных отношениях. Христианские общины того времени были настоящими семьями, в которых все совершалось по любви и согласию, и в которых сложно было себе представить, чтобы одни члены общины стремились бы к доминированию над другими.

Исследователь истории древней Церкви, проф. А.П. Лебедев пишет: «… в то время принадлежность человека к Церкви не была случайностью, а определялась глубоким внутренним расположением: сама эта принадлежность гарантировала духовную зрелость ее членов». Эта духовная зрелость, глубокая сознательность и высокие нравственные качества вели к тому, что в I-II веках все христиане активно участвовали в жизни общины. Сама же эта жизнь не ограничивалась лишь богослужебными собраниями, но затрагивала все сферы жизни людей.

Участие той категории христиан, которая впоследствии будет названа мирянами, в жизни общины выражалась, прежде всего, в избрании епископов, диаконов и иных лиц, наделяемых в общине специальными обязанностями и полномочиями.

Христианский памятник II века, Дидахи или «Учение 12-ти апостолов» говорит о том, что общины должны сами избирать себе епископов и диаконов: «Поставляйте себе епископов и диаконов». Здесь речь идет не о хиротонии, которая в древности совершалась, как и сейчас, возложением рук епископов, а об избрании общиной кандидатов в священный сан из своей среды.

Другой памятник того же II века Canones ecclesiastici (Правила церковные) предусматривает, что община состоящая всего из 12 человек уже тоже может избрать себе епископа. Но даже если верующих в общине меньше 12-ти, вопрос также может быть решен положительно. «Если в каком-либо месте число мужчин христиан невелико, так что не найдется и 12-ти человек, имеющих право подавать голос при избрании епископа, то пусть они обратятся к соседним Церквям, и эти пусть пришлют троих избранных мужей, вместе с которыми следует определить, кто достоин епископской должности».

Следующим моментом, характеризующим роль мирян в общине, было участие в решении всех вопросов, относящихся к общине. Святой Игнатий Антиохийский писал об этом так: «Составляйте же из себя вы все до оного хор, чтобы согласно настроенные в единомыслии могли быть всегда <…> в союзе с Богом». Еще один святой этого времени говорит: «Ни великие без малых, ни малые без великих не могут существовать. Все они как бы связаны вместе и это доставляет пользу».

Однако, примерно начиная с середины II века ситуация начинает меняться. Изменения эти происходят медленно и не одновременно во всех местах. Но уже ко времени I Вселенского собора (325 г.) закладываются прочные основания для возвышения клира над мирянами и превращения последних из активных участников жизни общины в пасомых. В III веке происходит обособление клира и его выделение из класса мирян, наделение его особыми правами. Происходит постепенное перераспределение этих прав от народа к духовенству. Церковные писатели этого времени начинают довольно часто употреблять сами термины: «клирик» и «мирянин». Уже в конце II века, памятник, называемый в науке «Климентины» говорит: «Назначение епископа – повелевать, а назначение простых христиан – слушаться, ибо епископ – наместник Христа».

Нерешенность в течении многих десятилетий вопроса обособления клира и его возвышения над верующими хорошо прослеживается в творениях святителя Киприана Карфагенского, жившего в III столетии. У него можно встретить как указания на важность участия мирян в делах Церкви, так и утверждения власти епископа и духовенства вообще. Например, в одном из своих писем он пишет: «Кротость, учение и самая жизнь наша требуют, чтобы предстоятели, собравшись с клиром в присутствии народа, распоряжались во всем по общему согласию».

Как рудимент былого участия мирян в поставлении священников, в нашем богослужебном чине рукоположения сохранился возглас: «повелите», обращенный к народу.

В другом же своем письме он утверждает: «Епископу одному предоставлено начальство над Церковью». При этом святитель Киприан не ставит под сомнение право народа избирать себе епископа. «Мы знаем, что Богом постановлено, чтобы священное лицо было избираемо в присутствии народа перед глазами всех, и чтобы его достоинство и способность были подтверждены общественным судом и свидетельством». Как рудимент былого участия мирян в поставлении священников, в нашем богослужебном чине рукоположения сохранился возглас: «повелите», обращенный к народу.

Еще одной сферой участия мирян в жизни общины было участие в суде над теми, кто совершил грехи и преступления перед Церковью, чаще всего отступничество во времена гонений. Миряне наравне с духовенством выслушивали исповедь кающихся и принимали решение о прощении кающегося либо о непрощении. Один из таких случаев описан у церковного историка Евсевия Кесарийского: «Он пал к ногам епископа, валялся у ног не только клира, но и мирян, пока наконец своими слезами не тронул чадолюбивую Церковь».

Перераспределение полномочий от мирян к клиру в III веке выражалось, прежде всего, в том, что, во-первых, у мирян постепенно отнималось право проповедовать в Церкви, а во-вторых, духовенство становилось профессиональным, в том смысле, что оно устранялось от мирских житейских занятий и содержание свое получало исключительно от церковной общины.

Следует также сказать, что на Западе возвышение клира над мирянами происходило более быстро и было более основательным, чем на Востоке. Там более четко очерчивались права духовенства, более строго регламентировались обязанности простых мирян по отношению к ним. И хотя это еще не выходило за рамки древней церковной традиции, но в последующем обусловило те различия между Западом и Востоком, которые способствовали отделению католичества от Православия, оформленного в 1054 г.

Отношения клира и мирян в IV-VIII веках

Тенденция выделения клира из среды мирян и наделение его особыми полномочиями, проявившаяся в III веке, продолжила набирать обороты и в последующие века. Выражалась она в основном в возрастании стремления утвердить безбрачие всего духовенства, а также в желании отстранить народ от избрания епископов и низшего духовенства.

Безбрачие священства

Введение безбрачия священства виделось средством выделить клир как некое сообщество святых (более праведных) из среды грешного народа. Как известно, в апостольское время безбрачия не требовалось ни от епископов, ни от диаконов. В апостольских посланиях выражено лишь требование, чтобы кандидат на эти должности был «одной жены муж». Однако уже в начале II века в среде христиан появляются лица, которые укоряют духовенство за брачное сожительство.

Так святой Игнатий Богоносец в послании к Поликарпу пишет о том, что некоторые миряне, проводившие девственную жизнь, пренебрегали епископами, живущими в браке. Святой Игнатий призывает таковых христиан к смирению. Уже в II веке призывы к безбрачию становятся все настойчивее и звучат уже не только из уст мирян, но и епископов.

Упоминаемый выше памятник Canones ecclesiastici говорит: «Хорошо, если епископ не женат». А святой Климент Александрийский называет безбрачных священников «избраннейшими из числа избранных». Святитель Епифаний Кипрский писал: «Ты скажешь мне: в некоторых местах пресвитеры, диаконы и иподиаконы еще рождают детей. Но это не на основании правила, скажу я, а вследствие расслабления мыслей человеческих и по недостатку достойных служителей ради множества».

Среди мирян стало распространяться мнение о том, что только безбрачный священник способен преподать Таинства во всей их полноте. Это мнение в апогее своего развития доходило до того, что люди отказывались принимать из рук женатого священника Причастие, считая его недействительным. Против этого мнения в числе прочих писал и святитель Григорий Богослов: «Не говори: меня должен крестить епископ <…> или хоть священник, но безбрачный, воздержный, человек ангельской жизни, ибо несносно, прибавляли они, если осквернюсь во время очищения (крещения – ред.)».

Как известно на Западе обязательный целибат для священства был, в конце концов, принят, а на Востоке Церковь узаконила мнение святителя Пафнутия. Собственно, не его мнение, а практику древней Церкви.

Против пренебрежения женатым священством выступали поместные соборы, на пример Собор Гангрский (340 г.): «Если кто о священнике, находящемся в супружестве рассуждает, что не должно причащаться у него, когда он совершает литургию, то да будет он под клятвою».

На Западе обязательный целибат для священства был, в конце концов, принят, а на Востоке Церковь узаконила мнение святителя Пафнутия. Собственно, не его мнение, а практику древней Церкви.

На I Вселенском Соборе (325 г.) сторонники целибатного священства пытались ввести таковое как обязательное, но разбор данного вопроса закончился речью святителя Пафнутия Фиваидского, девственника и строгого аскета: «Не возлагайте тяжкого ига на лиц посвященных: честен брак и ложе не скверно. Как бы от избытка строгости не произошло вреда для Церкви; ибо не все могут принять на себя подвиг бесстрастия. Довольно того, чтобы по древнему преданию Церкви, вступивший на служение Церкви в безбрачном состоянии и будет оставаться таким. А кто женился до посвящения, тот отнюдь не должен оставлять жены».

Собор удовлетворился мнением святителя Пафнутия и не ввел обязательного целибата, но однако же и не стал принимать какое-либо правило в защиту женатого священства, как впоследствии сделал Гангрский собор. Тем самым споры о безбрачии священства продолжились. Как известно на Западе обязательный целибат для священства был, в конце концов, принят, а на Востоке Церковь узаконила мнение святителя Пафнутия. Собственно, не его мнение, а практику древней Церкви.

Исключение из процесса избрания клириков

Что же касается второй тенденции, исключения народа из процесса избрания клириков, то начавшись в IV веке, она привела к тому, что в IX веке духовенство уже выбирало себя само. В начале этого периода, право народа в избрании клириков было неоспоримым, что свидетельствуется множеством примеров из житий святых. Народ мог избрать епископа при негативном отношении других епископов, как например святого Мартина Турского или святителя Иоанна Златоуста, или при полной неподготовленности кандидата к епископскому служению, как, на пример святого Амвросия Медиоланского, который в момент избрания не был даже крещен.

Этот порядок был утвержен целым рядом соборных постановлений. Так в Окружном послании I Вселенского собора говорится: «По кончине кого-либо из епископов на его место может быть возведен и новообращенный, если только он будет достоин и народом избран». А в правилах поместного Гиппонского собора (конец IV века) сказано: «Никто не должен быть посвящен, если за него нет ручательства народа».

Однако со временем все более явственной становилась проблема, когда народ избирал недостойных епископов, а точнее различные политические, а порой и военные силы делали это, прикрываясь мнением народа. Все чаще при избрании имели место беспорядки и злоупотребления. Часто корыстолюбивые и честолюбивые кандидаты, домогались епископства, играя на настроениях народа или привлекая на свою сторону авторитетных граждан или представителей властей.

Истории Церкви известны случаи, когда избрание епископов сопровождалось массовыми побоищами со смертельным исходом. Все это вело к тому, что постепенно духовенство старалось отстранить народ от процесса избрания клириков.

Уже в IV веке святитель Григорий Богослов говорит: «Теперь есть опасность, чтобы чин самый священный не сделался у нас наиболее смешным, потому что епископство приобретается не добродетелью, но происками». Истории Церкви, к сожалению, известны случаи, когда избрание епископов сопровождалось массовыми побоищами со смертельным исходом. Все это вело к тому, что постепенно духовенство старалось отстранить народ от процесса избрания клириков.

В IV веке Поместный Лаодикиский собор принимает правило: «Да не будет дозволено сборищу народа избирать имеющих быть поставленными во священство». Под «сборищем народа» здесь разумеется городская чернь, охлос.

В законодательстве Юстиниана (VI в.) в правилах, регламентирующих избрание епископов упоминаются лишь знатные граждане. Таким образом, мало-помалу круг лиц участвующих в избрании клириков постоянно сокращался, и в VIII веке VII Вселенский собор окончательно исключает из этого процесса мирских лиц: «Всякое избрание в епископа или пресвитера, или диакона, делаемое мирскими начальниками, да будет недействительно по правилу, которое глаголет: аще который епископ мирских начальников употребив, чрез них получит епископскую в Церкви власть, да будет извержен, и отлучен, и все сообщающиеся с ним. Ибо имеющий произвестися во епископа должен избираем быти от епископов…»

Справедливости ради следует заметить, что это правило редко когда соблюдалось. И в Византийской империи, и в Российской, в Сербии, Болгарии, Румынии и других странах решающую роль в избрании епископов, а в особенности патриархов, часто играло мнение светских правителей. А в случае с Константинопольским патриархатом в период османского владычества, решающим было вообще мнение иноверных, мусульман.

Рискнем высказать мнение, что возможно именно в сегодняшней Украинской Православной Церкви за всю 2000-летнюю историю Церкви (разве что за исключением первых веков) светские правители максимально удалены от процесса избрани клириков.

Выводы

Возвращаясь к вопросу, поставленному немецкими католиками можно сказать, что, конечно же Церковь «упразднять» священство не собиралось никогда. Что же касается участия мирян в жизни христианских общин, что как видим из истории Церкви, таковое участие было обусловлено, прежде всего глубоко воцерковленным сознанием и высоким моральным уровнем самих мирян. Коль в первые три века христианства оно находилось на должной высоте, то миряне и клириков избирали, и в делах общины участвовали наравне с духовенством. А коль в последующем моральный уровень мирян падал, то и их участие в церковных делах приносило Церкви больше вреда, чем пользы.

Конечно, таковое падение нравов было связано с тем, что Церковь в IV веке из гонимой превратилась в государственную. Принадлежность к ней, а тем более занятие в ней высоких должностей, уже не несло в себе угрозу жизни и благосостоянию, а наоборот, способствовало материальному благополучию и карьерному росту. Соответственно и мотивация для духовенства становилась иной. Многие люди стали принадлежать к Церкви просто по факту крещения, а не по внутренним убеждениям и намерениям исполнять заповеди Божии.

Многие люди стали принадлежать к Церкви просто по факту крещения, а не по внутренним убеждениям и намерениям исполнять заповеди Божии.

Соответственно, в те периоды истории, когда эти корыстолюбивые и честолюбивые мотивы исчезали, моральный уровень мирян повышался, и также повышалась и их роль в жизни Церкви. Ярким примером этого является возникновение церковных братств в Украине после принятия унии с католичеством в 1596 г. Тогда намного выгодней стало перейти в унию и многие такой возможностью воспользовались. Но те, кто остался в Православии осознали свою ответственность за жизнь Церкви и стали активно ее защищать.

В нынешней Украине, таким примером может служить появление Общественного союза «Миряне». Сегодня УПЦ подвергается притеснениям как со стороны власть имущих, так и со стороны радикально настроенных слоев общества. СМИ создают вокруг УПЦ атмосферу вражды. Соответственно принадлежность к УПЦ в житейском измерении приносит больше лишений, чем выгоды. Это обуславливает более высокую христианскую сознательность церковного народа.

С другой стороны, попытки властей и радикалов лишить УПЦ ее названия и храмов делают необходимым активную защиту Церкви со стороны мирян. Поэтому в УПЦ миряне не жалуются на отстраненность от дел Церкви. Таких дел, что называется, выше головы, бери и делай.

А во что могут превратить католичество немецкие католики, дай им волю участвовать в церковных делах? Ответ лежит на поверхности: будет сплошной феминизм и ЛГБТ. Именно такие настроения господствуют в среде католических мирян Германии. Какое отношение это имеет к христианству – неизвестно.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к словам патриарха Феодора, что англикане – это Церковь-сестра
поддерживаю, мы все христиане
4%
есть только Православная Церковь, все остальные – отпавшие от нее
64%
после предательства Феодора серьезно не воспринимаю его слова
32%
Всего проголосовало: 838

Архив

Система Orphus