Как наши новомученики относились к раскольникам

Мученики и исповедники ХХ века. Фото: monastery.ru

Сегодня, как и сто лет назад, Украинскую Церковь тяготит раскол. И нам было бы не лишним знать, что думали о разделении Церкви святые новомученики и исповедники.

После трагических событий 1917-го года огромная и некогда великая держава погрузилась в хаос. Православная Церковь претерпевала лишения вместе со своей паствой. Тогда Церковь была не просто гонима – тело Ее разрывал еще и обновленческий раскол, инициированный и подкрепляемый атеистической властью. Сегодня, как и сто лет назад, Украинскую Церковь тяготит раскол. И нам будет не лишним знать, что думали о разделении Церкви святые новомученики и исповедники, какие основания церковности полагали наши святые предки-новомученики.

*   *   *

Как нельзя от тьмы ждать света, так нельзя от раскола ожидать плодов правды. Поступки обновленцев можно охарактеризовать так: сотрудничество с силовыми органами, участие в захватах храмов, доносы и клевета. Когда действующий храм переходил к обновленцам, будущие новомученики и исповедники со своей паствой служили по домам. Случалось, что называли такие службы «катакомбными». Вообще, верные Церкви ясно и четко противопоставляли себя обновленцам-раскольникам. Так, в 1920-1930-е годы «катакомбная церковь», «истинно-православные христиане» и подобные названия были самыми распространенными самоназваниями церковных общин, лишившихся своих храмов.

Главной задачей православного христианина во все века была задача подвизаться за Истину и не отпасть от Церкви. А еще – считать эту позицию принципиальной. Потому что, где компромисс с совестью – там нет Бога, там теряется самое драгоценное – бессмертие и счастье.

«...Их имена ты, Господи, веси»

Канонизированного в лике новомучеников в РПЦЗ митрополита Арсения (Стадницкого) в начале 1924 года в Бутырке принуждали перейти к «обновленцам». Сохранилось описание одной из таких попыток властей.

«Ужасную роль посредников по делам ГПУ выполняли впавшие в раскол епископы. Архиепископ Евдоким (Мещерский), обновленческий «митрополит», в стенах ГПУ понуждал митрополита Новгородского Арсения перейти в обновленчество. Митрополит Арсений сказал ему, своему бывшему сослуживцу по Московской Академии:

– Но ведь вы же знаете, что обновленчество беззаконно.

– Что ж поделать, они требуют, – ответил архиепископ Евдоким, кивая головой на дверь чекиста. Когда митрополит Арсений остался непреклонен, архиепископ Евдоким с гневом сказал ему:

– Ну и сгнивайте в тюрьме!

И с этим покинул узника».

Священномученик Фаддей (Успенский) вместе с митрополитом-исповедником Агафангелом (Преображенским) и священномучеником Кириллом (Смирновым) составил документ о новых раскольниках-обновленцах, в котором было сказано, что «Живая Церковь» не есть Церковь Христова, но церковь воров и разбойников; церковь инквизиторов, ибо властители ее управляют не словом любви и убеждения, а террором и насилием.

Чтобы основательно подтвердить позицию святителей, приведем ситуацию в Харьковской епархии начала двадцатых.

Кафедру в Харькове с конца 1922 г. фактически возглавил будущий священномученик епископ Павел (Кратиров). Под предводительством владыки духовенство начало борьбу с обновленческим расколом. Недолго продолжалась эта борьба, ибо 17 марта 1923 г. ГПУ арестовало епископа вместе с 13-ю священниками и двумя мирянами. В этот день в Благовещенском соборе на службе пел только хор, так как все священники были арестованы. Милиция опечатала собор и забрала ключи у приходского совета. 23 марта собор был передан обновленцам.

Чтобы нанять адвоката для защиты арестованного епископа Павла в суде, верующие собрали огромную сумму денег. Но адвокат не потребовался: суда не было. Постановлением Особой Комиссии ГПУ УССР по административным высылкам от 2/15 мая 1923 было определено: «Выслать из пределов Украины сроком на 3 года». Причина ареста и высылки епископа Павла и некоторых священников была в том, что они не признавали ВЦУ как каноническое учреждение и не желали подчиняться ставленникам «Живой церкви».

Общество Любви

Отношение к раскольникам у новомучеников складывалось из самого понимания церковности. Церковь должна быть обществом любви. Церковные каноны – это плотина, которая сдерживает страсти. Кто становится на платформу раскола, тот уже не веру поддерживает, а мирские ценности. Впасть в раскол для наших святых – это лишить себя опоры, это остаться без основы, без духовного фундамента. В расколе нет Святого Духа. Тут действует принцип апостола: «Дружба с миром – вражда против Бога» (Иак. 4:4).

Патриарший местоблюститель священномученик Петр (Полянский) в письмах дал четкое указание, почему необходимо слушать канонические постановления:

«Если отличительным признаком учеников Христовых, по слову Евангелия, является любовь, то ею должна проникаться и вся деятельность служителя алтаря Господня, служителя Бога мира и любви. И да поможет мне в этом Господь! Вас же прошу исполнять с любовью, как послушных детей, все правила, постановления и распоряжения Церкви... уставы и правила ее многие считают произвольными, лишними, обремененными и даже отжившими. Но мудрецы все при всей своей самоуверенности не изобрели средств укрепить нашу волю в добре, дать человеку почувствовать сладость духовной свободы от страстей, мира совести и торжества победы в борьбе со злом, как это делают труды и подвиги, предписываемые уставами Церкви.

К каким несчастным последствиям может привести уклонение от церковных постановлений, показывает горький опыт братий наших по духу и плоти, отколовшихся от единения со Святой Церковью, блуждающих во мраке предрассудков, и тем самопроизвольно отчуждающих себя от упования вечной жизни».

Великий исповедник веры, который буквально десять лет не видел солнца, так как его выпускали из камеры без окон на прогулку только по ночам и обращались к нему только по номеру, дал четкое указание, как необходимо относиться к вере:

«Для всякого православного человека, переживающего наши события, они не могут не внушать опасений за судьбу Православной Церкви, пагубный раскол, возглавляемый епископами и пресвитерами, которые забыли Бога и предают своих собратий и благочестивых мирян, - это все, может быть, не так еще опасно для Церкви Божией, которая всегда крепла, обновлялась страданиями. Но грозен, опасен дух лести, ведущий борьбу с Церковью и работающий над ее разрушением под видом заботы ...».

Замечательна в этом контексте строчка из письма из ссылки сщмч. Виктора (Островидова): «Я живу милостью Божией хорошо. Только все опасаюсь, как бы опять куда на "курорт" не попасть. Враги Православной Церкви – обновленцы – ведь не дремлют, а, наверное, опять какие-либо козни против нас строят. Бог им судья. Не ведают, что творят. Они ведь, пожалуй, думают, что, предавая нас на страдания, „служат Богу", как об этом предсказывал Сам Господь во святом Евангелии...».

«По плодам их...»

Видим, что отношение к раскольникам складывалось у новомучеников «по плодам их». С самого начала раскола было видно, насколько тесно они сотрудничали с органами ГПУ, и как часто по их доносам арестовывались иерархи и священство.

Известно, что для потерявшего совесть все средства хороши. Пребывающие в расколе лишены благодати, и потому их средства лишены любви и сострадания. Ложь, клевета, явная злоба и предательство. Тот, кто предал Церковь, часто становится Иудой среди собратьев.

Откровенную клевету на себе испытал Одесский и Херсонский архиерей сщмч. Прокопий (Титов). Он пробыл всего лишь два года на кафедре. 16 февраля 1923 г. он был арестован и посажен в Одесскую тюрьму. Был осужден на смерть, позже смертная казнь была заменена на высылку за пределы Украины. Все гонения на архиепископа начались из-за неприятия церковного раскола. Он писал: «В связи с появлением обновленчества, к которому я по своим убеждениям не примкнул, я был привлечен к суду за содействие белым».

Неслучайно сщмч. Марк Новоселов называл обновленческий раскол растением, которое не Отец наш Небесный насадил. Не являлись обновленцы служителями правды и Истины. Соответственно и совместная молитва с подобного рода раскольниками является недопустимой. Это явно видно из писем святителя Афанасия (Сахарова), епископа Ковровского, исповедника и песнописца: «Да лучше пускай все храмы наши будут закрыты, только не должно православным молиться с отступниками. Посмотрите, – все эти «живые» пропитаны чувством злобы – чувством не христианским. Они всецело находятся сейчас во власти духа злобы и не имеют спокойствия. А вот я смотрю сейчас на заключенных за дело Христово, слышу о православных пастырях, в других тюрьмах находящихся, – какое спокойствие и благодушие у всех».

Однако, несмотря на откровенную греховность раскола, врата любви все равно были открыты для возвращающихся в лоно Церкви кающихся епископов и священников. Бог не желает погибели отделившихся, но их покаяния и возвращения в Отчий Дом – Церковь Христову.

Исцеление покаянием

В двадцатые годы сщмч. Онуфрий (Гагалюк) дает обзор практики приема в Церковь обращающихся от обновленческого раскола на юге Украины в нынешних Одесской, Херсонской, Николаевской, Днепропетровской, Харьковской, Кировоградской областях. Тут с согласования со святейшим патриархом установилась практика приема вернувшихся из раскола по определенным принципам.

Во-первых, если иерарх или клирик принял хиротонию до раскола у верного архиерея, то от таких требовалось:1) отречение письменное от обновленческого раскола перед его представителями; 2) публичное отречение от обновленчества перед верующим народом и 3) таинство исповеди перед православным священником.

После этого покаявшиеся принимаются в Церковь Божию в сущем сане: иереями и диаконами. Однако, если иерей или диакон был «рукоположен» в расколе, или его рукополагал запрещенный епископ, то совершалось благодатное рукоположение.

Вся эта практика имеет в себе огромный смысл. По мысли того же новомученика, Церковь мы исповедуем в Символе веры «Единой»: «Hе может быть двух Цеpквей. И кто не в нашей Православной Церкви, кто в разрыве с Hею – тот находится вне Церкви Божией. С момента подчинения обновленцев безблагодатному самочинному ВЦУ… это – не Церковь Божия, а религиозные Общества, именующие себя христианскими... Hе удивляйся им, ибо в основе их лежат слова Самого Спасителя Hашего, Милосердного Господа, Который такое отношение устанавливает ко всем отступникам от Церкви: «если церкви не послушает, то да будет он тебе, яко мытарь и язычник» (Мф. 18:17). При том здесь и другие слова Hашего Спасителя: «кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12:30)... по правилу свт. Василия Великого… – в силу одного лишь разpыва с Церковью Православной уже становятся мирянами, при том еще неправославными».

*   *   *

Подвиг веры, который показали новомученики, является свидетельством правильности их слов и убеждений. Они не отпали от Истины, поэтому могли понести крест гонений и достигнуть Царствия Небесного. Они были в благодатной Церкви, поэтому и прославлены честью у престола Святой Троицы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus