Памяти Черкасских новомучеников: где проектируют гонения

Собор Черкасских новомучеников и исповедников. Фото: cherkasy.church.ua

Сегодняшний наш материал посвящен целому сонму новомучеников Черкасских, день памяти которых Церковь установила праздновать 26 мая.

Господь собирает святых с земли в Свои Небесные житницы так же, как мы собираем урожай с огорода. На нашей украинской земле есть сравнительно небольшой участок, который принес Богу урожай мученической святости намного больше, чем в каких-либо других местах нашей Родины. Этим местом стала черкасская земля. Если в других регионах количество канонизированных новомучеников исчисляется единицами или десятками, то на Черкащине это сотни.

В этом нет никакой мистики или тайны. На то были вполне объективные причины. Когда в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого столетия по всей стране проходила первая, еще сравнительно не самая мощная волна репрессий, многие священнослужители и верующие люди были осуждены на срок от пяти до десяти лет работы в исправительно-трудовых лагерях. После отбытия этого срока большинству из них не разрешалось возвращаться в крупные промышленные города, такие как Киев, Харьков и т.п. Поэтому освободившиеся священники и миряне старались поселиться ближе к дому, но там, где это было еще разрешено.

Черкассы, Умань, Звенигородка приняли в свои дома многих освободившихся священников. В этих городах стояли части НКВД, и органы спокойно разрешали поселяться здесь бывшим заключенным из числа духовенства.

Черкассы, Умань, Звенигородка приняли в свои дома многих освободившихся священников. В этих городах стояли части НКВД, и органы спокойно разрешали поселяться здесь бывшим заключенным из числа духовенства. Кроме того, на Черкащину ссылались монахи Киево-Печерской лавры, а также духовенство из приграничных областей, которое для Советской власти считалось неблагонадежным. В результате в больших и малых городах Черкасской области собралось немалое количество священников, монашествующих и мирян, пострадавших от властей за веру свою.

Шли годы, новоприбывшие страдальцы понемногу обживались на этой территории, кто-то из священства устраивался на светскую работу и ходил в храм, а кому-то удавалось найти место в каком-нибудь из местных приходов. В декабре 1936 года в СССР произошло знаменательное событие. Была принята Конституция страны. В числе прочего в ней было провозглашено равенство гражданских прав и свободы совести (вероисповедания). Православные воспряли духом: наконец-то власть страны повернулась лицом к Церкви и дала возможность людям свободно, без страха, ходить в храмы и исповедовать свою веру.

Через месяц после этого события была проведена всесоюзная перепись населения, где в числе прочих стоял вопрос и об отношении к религии. Люди не стали скрывать свои убеждения, тем более что новая Конституция давала им на это полное право. Так перепись показала, что несмотря на два десятка лет жесткой антирелигиозной пропаганды, когда, казалось бы, должно уже вырасти новое атеистическое поколение, большинство жителей страны по-прежнему считали себя православными христианами. В сельских районах число верующих доходило до ста процентов.

В июле 1937 года был издан секретный указ, в котором постановлялось в четырехмесячный срок, до начала августа, очистить страну от «несознательных религиозных элементов».

Такое открытие было шоком для Советской власти. Сталин был уверен, что верующих в стране наберется едва ли десять процентов. В 1937 году Пасха совпала с первомайскими праздниками. Ярость, гнев и страшную злобу вызвало у идейных коммунистов в правительственных верхах известие о том, что люди вместо того, чтобы идти и демонстрировать солидарность трудящихся, идут в храмы, причащаются и освящают пасхи. Вся эта цепочка событий привела к небывалому доселе террору против верующих.

В июле 1937 года был издан секретный указ, в котором постановлялось в четырехмесячный срок очистить страну от «несознательных религиозных элементов». Стала работать адская репрессивная машина. По приказу Ежова страна была разбита на оперативные сектора, к каждому из которых были прикреплены те или иные воинские и милицейские подразделения.

В Черкассах стояла 58 стрелковая дивизия НКВД, но даже она не могла справиться с планом по зачистке этого региона. Слишком много здесь скопилось «служителей культа» и их сторонников. Документы свидетельствуют, что за период  зачистки было проведено около 150 заседаний троек НКВД, львиная доля которых заканчивалась оглашением смертного приговора.

Но каким образом на самом деле проходили эти заседания? Никаких разбирательств по сути дела не было. Канцелярская машина НКВД писала в срочном порядке необходимые для расстрела бумаги. Еще до ареста, когда жертвы ничего не подозревали и не знали, что их ждет, следователи придумывали показания несуществующих свидетелей, описывали от их лица свои фантазии, придуманные ими же самими истории «подрывной работы» и утверждали приговор согласно наспех сколоченному делу. Сделав всю необходимую канцелярскую работу, немедленно арестовывали людей и, ничего им толком не объясняя, оглашали приговор и тут же приводили его в исполнение.

В небольшой по размеру Черкасской области были уничтожены сотни людей, документальных свидетельств о смерти которых не осталось. Из них канонизировано всего 103 человека. Это те христиане, о мученической кончине которых чудом сохранились какие-то факты.

По всей стране приговоренных к смертной казни было так много, что иногда, для ускоренного воплощения этого решения партии в жизнь, приговоренных людей массово заталкивали в баржи и топили в море. Черное море, по сути, является огромной могилой христианских мучеников, сложивших там свои головы.

Так в небольшой по размеру Черкащине были уничтожены сотни людей, документальных свидетельств о жизни и смерти которых не осталось. Из них канонизировано всего 103 человека. Это те христиане, о мученической кончине которых чудом сохранились какие-то факты. В суматохе тех лет следы многих и многих людей, даже не расстрелянных, а осужденных на разные сроки заключения, были безвозвратно потеряны. 

Из числа огромного количества осужденных на Черкащине известен лишь один случай возвращения из заключения осужденного из духовенства. Речь идет о схиархимандрите Аввакуме (Старове) – последнем старце политой мученической кровью Черкасской земли. Известно, что это был прозорливый духовник, наделенный многими благодатными дарами от Бога. Есть надежда, что в скором времени и этот подвижник восполнит число канонизированных черкасских исповедников веры Христовой.

Кроме исторической и духовной ценности, история жизни и смерти черкасских новомучеников важна нам для понимания того, что происходит в нашей стране сейчас. Духовенство в конце тридцатых годов уничтожали формально как «врагов народа», как «пособников империализма», как людей, составляющих «угрозу» стране советов и «работающих на вражескую разведку». Было ли так на самом деле? Нет, конечно. Эти люди не представляли для государства никакой угрозы. Вся их вина сводилась лишь к одному – они верили в Бога и служили Ему согласно Евангельским заповедям.

Был бы человек, а причин, по которым его можно будет уничтожить, найдут тысячи. И хорошо бы нам оказаться готовыми, когда придет наше время ответить за свою веру.

Для того, чтобы расстреливать этих людей, не нужно было на самом деле вести какое-то расследование и находить компрометирующие их факты. Достаточно было только команды сверху. «Был бы человек, а дело найдется», – так говорили тогда в народе.

С течением времени методы богоборцев не слишком изменились. Разве что враг стал более хитрым и аккуратным, но от этого не менее настойчивым. Сегодня, с подачи определенных политических сил, на Украинскую Православную Церковь активно клеятся ярлыки «врага народа», «сторонника страны-агрессора», «пособника оккупантов». Конечно, для любого здравомыслящего человека это очевидная ложь.

В наши храмы ходят граждане нашей страны. Служат и работают в ней также украинцы. Все мы считаем Украину нашей Родиной и молимся о том, чтобы на эту землю пришел мир, и люди жили на ней счастливо. Так в чем же на самом деле наша вина? Да в том же, в чем обвиняли и новомучеников черкасского края. Наша вина в том, что мы не «прогибаемся» под человеконенавистническую идеологию, мы не принимаем новые «ценности», которые извращают естественный порядок жизни людей. Наша вина в том, что заповеди Евангелия и законы духовной жизни для нас важнее политических веяний и националистических идей, в том, что для нас на первом месте стоит Бог, а уже потом все остальное.

Зная историю прошлых лет, мы должны отдавать себе отчет, что когда слуги антихриста дадут команду, никто не будет искать даже формально какой-то минимально оправданной причины для того, чтобы нас уничтожать. Она будет не нужна, так же как она была не нужна и в 1930-х годах прошлого столетия.

Был бы человек, а причин, по которым его можно будет уничтожить, найдут тысячи. И хорошо бы нам оказаться готовыми, когда придет наше время ответить за свою веру. Да помогут нам в этом святые новомученики Черкасские.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Слова иерарха Фанара Поликарпа, что он считает папу своим предстоятелем, это:
фактическая уния Фанара с РКЦ
34%
свидетельство, что уния скоро наступит
57%
просто дипломатический оборот
9%
Всего проголосовало: 595

Архив

Система Orphus