Блаженная Екатерина: «Надо подставлять свою кожу, а не чужую»

Блаженная старица Екатерина Пюхтицкая. Фото: mospat.org

Сегодняшний наш рассказ об одной из стариц Пюхтицкого Успенского монастыря, который был основан в 1891 году по благословению святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Отец Иоанн Кронштадский часто говорил своим духовных чадам: «Идите в Пюхтицы, там три ступени до Царствия Небесного. Целуйте эту землю, она освящена пришествием Божией Матери». Пюхтицкий Успенский монастырь был единственным женским монастырем на территории бывшего СССР, который в годы безверия оставался открытым. В нем подвизались как прославленные, так и малоизвестные святые. Одной из таких стариц была блаженная матушка Екатерина (Малкова-Панина) (1891-1968).

Родилась будущая святая в 1889 году в Финляндии в крепости Свеаборг в семье военного инженера Василия Васильевича Малкова-Панина. Ее отец был в то время одним из самых известных и талантливых архитекторов военных укреплений. Мама Екатерины, Екатерина Константиновна, была дочерью купца первой гильдии, крупного промышленника и владельца писчебумажной фабрики, Константина Петровича Печаткина.

Всего в семье Малковых-Паниных было шесть детей и всех их готовили к светской жизни. В начале века Екатерина закончила Бестужевские курсы, по окончании которых работала в энтомологическом обществе. Первая мировая война изменила судьбы многих людей. Екатерина Панина оставила работу, поступила на курсы сестер милосердия и по их окончании перевелась в летучий отряд Георгиевской общины, сестры которого выносили раненых солдат из поля боя на собственных руках. Столкнувшись лицом к лицу с запредельными человеческими страданиями, Екатерина раз и навсегда поняла цену человеческой жизни, и то, что только Бог может быть опорой и надеждой человеку в этой юдоли печали и слез. 

Война сказалась на здоровье Екатерины. Оправившись от тяжёлой продолжительной болезни, она нанялась в служанки к одним состоятельным людям, жившим в селе под Петербургом. Она хотела приучить себя к тяжёлому физическому труду перед тем, как отправиться жить в монастырь. Благодать Божия уже тогда почивала на будущей старице.

Когда девица Екатерина тридцати трех лет от роду подошла к воротам монастыря, где Бог ей судил провести остаток жизни, у входа в обитель она встретила группу послушниц, идущих на полевые работы. Те стали насмехаться над шляпкой, которая была у нее на голове. Екатерина подошла к одной из послушниц и натянула свою шляпу на ее голову со словами: «Мне она больше не нужна, а вот тебе пригодится», что и сбылось в дальнейшем – эта послушница вернулась в мир.

Столкнувшись лицом к лицу с запредельными человеческими страданиями, Екатерина раз и навсегда поняла цену человеческой жизни, и то, что только Бог может быть опорой и надеждой человеку в этой юдоли печали и слез. 

В число насельниц Пюхтицкого монастыря Екатерина была принята в июле 1922 года. С первых дней пребывания в обители новая послушница стала вести себя несколько странно. Часто ходила босая или в чулках, чаще всего в тапках, сшитых из сукна. В монастыре ей давали сапоги, но блаженная всегда дарила их. Зимой надевала валенки, но не обшитые кожей.

Однажды в суровую зиму Екатерина шла в тапках по двору монастыря. Одна сестра, увидев ее в таком виде, сжалилась над ней и предложила:

– Мать Екатерина, можно я Вам валенки дам?

Та остановилась и посмотрела на нее пристально.

– Ну что ж, можно, – сказала она и, отойдя немного, обернулась и спросила – А они не обшиты кожей? 

– Задники обшиты.

– Не возьму! 

– Почему? 

– Потому что надо подставлять свою кожу, а не чужую.

Все работы и послушания матушка выполняла прилежно и старательно. При этом часто говорила какую-то, на первый взгляд, несуразицу. А со временем люди стали замечать, что в этих бессвязных разговорах матушки часто скрывался некий тайный смысл, а иногда и явные пророчества.

Со временем люди стали замечать, что в этих бессвязных разговорах матушки часто скрывался некий тайный смысл, а иногда и явные пророчества.

Подвижница часто уходила в лес и подолгу не возвращалась. Все это время она, ничего не вкушая, проводила в посте и молитве. «Новый стиль» богослужения, который стали вводить в Пюхтицком монастыре власти Эстонии под влиянием Константинопольского Патриарха, блаженная не приняла и сразу же ему воспротивилась.

Когда началась Великая Отечественная война, Екатерина ушла домой ухаживать за больными и старыми родителями, которые жили в Таллине. В 1942 году она похоронила мать, а в 1947 году – отца. После этого матушка снова возвратилась в монастырь и, по откровению Святого Духа, взяла на себя крест старчества и юродства.

Одевалась блаженная причудливо и странно, теплой одежды никогда, даже в лютые зимние стужи, не носила. По ночам, как правило, молилась. Монахиням благословляла жить просто, никогда никого не осуждать. Говорила, что гордость – поглотитель всех добродетелей. Учила старица и бережливости, она сама относилась с благоговением ко всему, что даровал Господь, в частности так говорила даже о воде: «За каждую каплю ответите».

Когда матушка предвидела, что кто-то из монахинь должен скоро умереть, то накладывала на себя строгий пост.

Со временем в обитель стало приезжать очень много народа для того, чтобы посоветоваться со старицей, попросить ее молитв и благословения. С приходящими к ней мать Екатерина вела себя по-разному: с одними говорила иносказательно, с другими – просто, с некоторыми подолгу беседовала, а иных сразу же с гневом выпроваживала. Старице были открыты людские души, которые она читала, как книги. Несмотря на то, что матушке несли немалые деньги, она у себя не оставляла ни копейки, сразу же все раздавала.

С приходящими к ней мать Екатерина вела себя по-разному: с одними говорила иносказательно, с другими – просто, с некоторыми подолгу беседовала, а иных сразу же с гневом выпроваживала. Старице были открыты людские души, которые она читала, как книги.

Монахини монастыря запомнили матушку Екатерину, как кроткую и милосердную старицу. За тех, кто ее недолюбливал или недоброжелательно к ней относился, она горячо и с любовью молилась. Так одна из инокинь с особой злостью относилась к старице. Но когда она умирала в больнице от гнойного аппендицита, блаженная стала молиться за нее со слезами и призывала к этому монахинь обители: «Молитесь! Молитесь! Мать Л. умирает! Она не готова! Молитесь...» По молитвам подвижницы эта инокиня, к удивлению врачей, выздоровела.

Далеко не все сестры монастыря понимали духовный подвиг матушки Екатерины. Некоторые ее считали просто сумасшедшей и даже настояли на том, чтобы ее отправили в психиатрическую больницу. Врачи не признали старицу психбольной, но в палате её сильно избили бесноватые «больные». Вернувшись в монастырь, матушка поселилась в богадельне. Ночью она уходила в поле молиться. А однажды видели, как матушка холодной январской ночью, постелив на снег одеяло, до рассвета молилась с воздетыми вверх руками.

Те, кто помнил старицу, говорил, что у нее были по-особенному выразительные, по-детски чистые, спокойные, ласковые, большие серые глаза. Есть множество свидетельств того, как по молитвам подвижницы выздоравливали безнадежно больные люди. Достаточно было положить на больного платок, который носила на голове матушка Екатерина, как недуг отступал.

За великое смирение, веру, простоту и незлобие Бог даровал Своей избраннице множество даров Святого Духа. В письме одной своей духовной дочери блаженная Екатерина писала: «Когда я отдала свой ум Господу – у меня сердце стало широким-широким...» За много лет до событий старица предрекла владыке Алексию (Ридигеру), что он станет Патриархом. Благодаря своей прозорливости, матушка спасла жизнь многих людей, заранее предупредив их о грозящей опасности. Но не только будущее видела старица. Настоящее она также прозревала в совсем ином свете. Она видела усопших святых, которые входили в храм перед службой, общалась с почившим праведным Иоанном Кронштадтским, говорила сестрам, что он и есть истинный игумен Пюхтицкого монастыря. Не раз она наблюдала, как этот праведник совершает в храме литургию вместе с живыми священнослужителями.

В письме одной своей духовной дочери блаженная Екатерина писала: «Когда я отдала свой ум Господу – у меня сердце стало широким-широким...»

В апреле 1966 года архиепископом Таллиннским и Эстонским Алексием, будущим Святейшим Патриархом, в Пюхтицком монастыре, келейно, в игуменских покоях был совершен постриг в мантию послушницы монастыря Екатерины с оставлением прежнего имени. Последние годы своей жизни блаженная старица очень сильно болела и редко выходила из дома, больше лежала. Но свое положение и болезни она терпела безропотно и с благодарностью. Рядом с ней всегда были Евангелие, Апостол и Псалтырь, которые она часто читала.

5 мая 1968 года, в день празднования жен-мироносиц, матушку Екатерину приобщили Святых Христовых Тайн в последний раз. У ее изголовья были положены Казанский образ Божией Матери, постригальный крест и свеча. По благословению настоятельницы из собора принесли чудотворный образ Успения Божией Матери и им осенили умирающую. Сестры по очереди стали подходить прощаться. Дважды прочли отходную, после чего одна из сестер стала читать акафист Казанской иконе Божией Матери. При чтении 13 кондака «О Всепетая Мати» монахиня Екатерина тихо скончалась.

В марте 2018 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил причислить монахиню Екатерину (Малкову-Панину) к лику святых для местного почитания в Пюхтицком Успенском ставропигиальном женском монастыре.

Моли Бога о нас, святая блаженная старица Екатерина!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет разговор Епифания и главы Госдепа о «помощи переходам» в ПЦУ?
к новой масштабной волне захватов
41%
к давлению властей на УПЦ
46%
ни к чему не приведет
13%
Всего проголосовало: 655

Архив

Система Orphus