Как летчик-истребитель стал «вечным Православием»

Монах Руф (Резвых). Фото: pravme.ru

Памяти монаха Руфа (Резвых), 1922-2009 гг.

Монах Руф, в миру Василий Резвых, родился в многодетной крестьянской семье в 1922 году в одном из сел недалеко от Вятки. Отец Василия умер рано, и его мать осталась одна на руках с пятерыми детьми в голодные 1930-е годы.

С самого детства у Василия был ярко выраженный талант к рисованию. Сколько он себя помнил – никогда не расставался с карандашом и бумагой. Сначала мальчик посещал художественный кружок, а потом продолжил учебу в художественном училище, параллельно посещая занятия в аэроклубе. Но в страну ворвалась Великая Отечественная война. В 1941 году, 19 лет от роду, Василий попадает в школу летчиков, а через год направляется в авиационный полк в Баку в качестве летчика-истребителя.

Во время одного из боевых вылетов с молодым человеком произошло событие, которое он запомнил на всю жизнь. У самолета стал отказывать мотор. С трудом дотянув до аэродрома, истребитель рухнул на посадочную полосу так, что по всем законам физики Василий не мог остаться в нем живым. В самую последнюю секунду летчик закричал: «Господи, помоги!» – и произошло невероятное: он получил лишь незначительные травмы.

Так его жизнь разделилась на до и после катастрофы. После этого случая Василий стал серьезно задумываться над своей дальнейшей судьбой и над тем, как отблагодарить Бога за то, что Он сохранил ему жизнь. Небесное заступничество было настолько явным, что летчик стал размышлять о монашеском постриге.

После Победы Василий Резвых поступил в Ленинградский академический художественный институт. Будучи на втором курсе, он узнал, что в Вырице живет старец, к которому приходят люди за духовным окормлением. Так Василий сподобился встретиться на своем жизненном пути с преподобным Серафимом Вырицким. «Тебя ждет другой путь и другое учение», – сказал ему тогда старец.

В институте стало известно, что Василий ходит в храм и посещает богослужения. Его вызвали в деканат, где был декан и какой-то человек в штатском. «Возможно, вы ищете в храме сюжеты для рисования?» – дал подсказку декан. «Нет, профессор, я хожу в храм для того, чтобы молиться Богу», – честно ответил будущий подвижник. Так он пожертвовал Христа ради тем, что увлекало его с самого детства.

Небесное заступничество было настолько явным, что летчик стал размышлять о монашеском постриге.

После того, как Василия отчислили из института за религиозные убеждения, он работал лаборантом в одном из вузов. В 1949 году, во время поездки в Троице-Сергиеву лавру, другой известный старец, схиигумен Савва (Остапенко), благословил его на монашество. Так волею судеб Божьих Василий оказывается в Киево-Печерской лавре, где 19 декабря 1958 года принимает постриг с именем Руф.

Прописаться в Лавре удалось только благодаря тому, что он стал учеником Духовной семинарии. Но сухие книжные знания его мало привлекали. Монах Руф был человеком молитвы и деятельной духовной жизни. Тучи богоборческой власти уже сгущались над насельниками монастыря. Киево-Печерскую лавру собирались закрыть под предлогом ремонта обители. Чтобы настроить народ и жителей города против монахов Лавры, готовили разного рода провокации.

В мае 1960 года центральная газета «Правда Украины» написала о «чудовищных, хулиганских действиях» против фотокорреспондента газеты Осадченко. Этот человек пришел с фотоаппаратом в Лавру и стал провоцировать монахов своим поведением и высказываниями. В конце концов монах Руф не выдержал и забрал у него фотоаппарат. Но это было как раз то, чего власть и добивалась. За углом уже заранее стояла машина с милицией.

Монаха Руфа осудили на пять лет заключения в колонии. Его мать писала в Верховный Совет письма с просьбой освободить ее сына, который прошел всю войну, награжден множеством наград и принимал активное участие в боевых операциях. Но все было напрасно. Так монах Руф нес свой исповеднический крест.

После завершения лагерных мытарств он вернулся в Киев и, поскольку получить прописку иначе было невозможно, стал работать дворником, чистил туалеты на Днепровской набережной, лишь бы жить поближе к родной обители. 18 лет он ютился в подвальной комнате, кротко и смиренно неся свой монашеский крест.

Экскурсоводы музея Киево-Печерский заповедник любили старца, позволяли ему прикладываться к мощам Печерских святых и приводить с собой других православных. Всем им запомнилось добродушное лицо, ласковый взгляд старца и его быстрая речь. Отец Руф дружил с разного рода блаженными и юродивыми, понимал их язык и записывал в тетрадку их пророчества.

В 1988 году Лавру вновь открыли, и подвижник стал нести при монастыре разного рода послушания. Многие верующие Киева до сих пор помнят щуплого старца в видавшем виды подряснике, старом бежевом плаще и порыжевшей от времени фетровой шапке. С собой он неизменно носил затертый коричневый портфель, наполненный книгами, зарисовками иконостасов и рукописями. Часто он любил останавливаться и заводить беседу с молодежью, которая тогда стала приходить к вере.

Как вспоминали современники, монах Руф обладал многими Божьими дарами, которые скрывал по своему смирению. Еще задолго до бомбардировок войсками НАТО Белграда, он предсказал эту войну, а также некоторые из политических событий, свидетелями которых являемся сегодня мы с вами.

Одна из духовных дочерей старца была свидетелем, как монах Руф исцелил бесноватую женщину. Ведя очень строгую постническую жизнь, старец помогал выживать многим людям в голодные 1990-е годы. Многодетная мать по имени Наталья рассказывала, как у них в доме закончилась еда. Чем кормить детей, она не знала. Помолившись, женщина легла спать, надеясь на милость Божию. На улице в это время была сильная метель. Вдруг в 12 часов ночи Наталья услышала звонок в дверь. Это было монах Руф, который стоял на пороге с сумками, наполненными продуктами. Господь послал старца к этой семье, чтобы спасти их от голода.

Многие верующие Киева до сих пор помнят щуплого старца в видавшем виды подряснике, старом бежевом плаще и порыжевшей от времени фетровой шапке.

Таких случаев чудесной помощи, которые получали люди от этого внешне ничем не выдающегося монаха, можно привести множество. Люди, знавшие старца, дали ему прозвище «вечное Православие», потому что он, с кем бы ни встречался, всегда старался рассказать что-то назидательное и полезное о вере.

Монах Руф сам был как воплощенное чудо веры на земле. Чистая, духовно тонкая и чуткая душа старца всегда отзывалась на любое горе и беду, которые он видел. Он всех любил, за всех молился, всех прощал и всем помогал. Таким его запомнили люди.

Бог открыл Своему избраннику время его упокоения. За год до кончины он переселился на постоянное жительство в Лавру. Последние месяцы жизни он был на всех службах, молился недалеко от клироса, перебирая четки. Это был подлинный подвижник Православия, прошедший лагерь за исповедание веры, защитник Отечества, но, самое главное, смиренный и кроткий старец.

Его кончина была поистине блаженна. Монах Руф пособоровался, причастился, закрыл глаза и мирно отошел к Богу 26 марта 2009 года на 88-м году жизни. Похоронен он на старинном монастырском кладбище Киево-Печерской лавры, за храмом Рождества Христова.

Упокой, Господи, душу успопшего раба Твоего монаха Руфа и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как Зеленский отреагирует на обращение миллиона верующих?
начнет работу по отмене антицерковных законов
6%
продолжит курс поддержки ПЦУ и давления на УПЦ
50%
«не заметит» обращения
44%
Всего проголосовало: 1225

Архив

Система Orphus