Преподобный Ефрем Сирин о том, что нас ждет в раю

Преподобный Ефрем Сирин. Фото: ikonaonline.ru

Загробная участь страшит человека своей неизвестностью, но благодаря некоторым творениям святых отцов завеса этой неизвестности немного приоткрывается.

10 февраля Православная Церковь чтит память преподобного Ефрема Сирина. Из всего письменного наследия святого, в этот раз мое внимание остановилось на трактате «О рае».

Загробная участь страшит человека своей неизвестностью, но вот благодаря таким сочинениям, или, скорее даже, откровениям, завеса этой неизвестности немного приоткрывается. Нам, конечно, частенько хочется немного пощекотать свои нервы и поговорить об аде. Мы и сами, бывает, себе не можем признаться, что инфернальные темы для нас более притягательны. Это, если хотите, своего рода идентификатор нашего внутреннего состояния. Если в душе преобладает грех, то к греху она и тянется, если же добродетель – то к добру. Потому, видимо, среди сочинений преподобного Ефрема и нет трактата «Об аде», только подумать об этом страшно, не то, что писать сколь-либо объемный текст.

Однако об аде святой все-таки упоминает, но только в контексте раскрытия основной темы. Что ж, давайте и мы немного окунемся в это относительно небольшое сочинение преподобного Ефрема Сирина и остановимся на наиболее, как по мне, интересных и поучительных местах.

Естественно ожидать, что далек рай от того, что мы привыкли видеть вокруг себя, а потому и наш автор указывает, что изображает его лишь только в сравнениях: «В светлом венце, какой видим около луны, представляй себе рай; и он так же окружает и объемлет собой и море, и сушу». Любовь двигала преподобным Ефремом к рассмотрению рая, но страх его величия удерживал от пытливости, и только мудрость позволила родиться тому трактату, который мы можем читать сегодня.

«В светлом венце, какой видим около луны, представляй себе рай; и он так же окружает и объемлет собой и море, и сушу».

Один из аргументов сегодня возводимых против христианской доктрины рая, указывает на то, что существование блаженства параллельно с существованием мук – аморально, более того, блаженство блаженствующих будет омрачаться криком грешников. Некоторое возражение на подобные мысли мы находим у преподобного Ефрема. Он пишет, что как бездна отделяет богатого от любви, так и «бездна разделяет праведников и грешных, чтобы первые не привязывались любовью к последним, чтобы добродетельные не чувствовали мук». Как видим, здесь нет указаний на столь популярную сегодня мысль об аморальности Бога, отправляющего Свое творение на мучения.

Праведники будут прекрасно осознавать справедливость наказания и невозможность спасения, в первую очередь, со стороны самих людей, но вместе с тем, они настолько наполнятся любовью, что смогут даже привязаться к грешникам, а потому и придется их в какой-то мере «изолировать» в раю.

Интересно, что дальше мысль преподобного Ефрема развивается к следующему утверждению: «С всепрощением взирают там потерпевшие гонения на своих гонителей, притесненные – на притеснителей, умерщвленные – на убийц, пророки – на побивших их камнями, апостолы – на распинавших их. Сыны света из горних обителей своих приникают (всматриваются, наклонившись) на нечестивых и, смотря на дела их, дивятся, почему, утратив надежду спасения, предались они нечестию». Этой фразой многие недоумения снимаются.

Не Бог отправляет Свое творение на муки, а сами люди изберут тьму, а не Свет или, как пишет Ефрем Сирин, рай для горних – друг, а для чуждых ему – враг.

Как видим, указание на удивление сынов света говорит, что возможность спасения до конца остается в пределах свободы воли человека, что грешники не воспользуются данной им возможностью от чего и пострадают. Поэтому не Бог отправляет Свое творение на муки, а сами люди изберут тьму, а не Свет или, как пишет Ефрем Сирин, рай для горних – друг, а для чуждых ему – враг.

У каждого человека, наверное, был какой-то период испытаний в жизни. И вот когда он заканчивается, проходит еще какое-то количество времени, мы постепенно приходим в себя, боль утихает и потому мы часто говорим, что все произошедшее было будто страшным сном. Это, если хотите, отголосок рая в нас звучит, о чем и свидетельствуют слова преподобного Ефрема: «Видят и праведники, что страдания их миновали, скорби были временны, бремя невечно, как будто никогда не ощущали они тесноты, и пост их был как бы сновидение, после которого восстают они, как от сна, и обретают рай и уготованную перед ними трапезу Царствия».

Вспоминает Ефрем Сирин и о Древе жизни. Напомним, что говорится о нем в книге Бытия: «И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» (Быт. 2, 9). Вкусив от последнего, человек утратил доступ к первому. Но вот апостол Иоанн нам указывает: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр. 2, 7). Именно Древо жизни преподобный Ефрем называет «солнцем рая» и «царем древ», перед которым, веянием ветров, преклоняются все прочие древа.

Сокровища рая постепенно умаляются по мере приближения к его краям, но и у самой его ограды они превосходят все богатства вселенной. Мы часто говорим, что нам было бы достаточно лишь на краешке рая оказаться, но и здесь блаженство выше всех блаженств земных: «Это светлая, чистая, славная и велелепная высота, – продолжает преподобный Ефрем, – верх всякого блаженства. Там видел я кущи праведников, источающие из себя благовонные масти, (которые) разливают благоухание, убраны цветами, увенчаны вкусными плодами».

Образом рая сегодня для нас является Церковь, а потому если для кого-то в тягость нахождение в ней, то такому в тягость будет и нахождение в раю.

Ефрем Сирин задается вопросом: сможет ли вместить рай всех праведников? И далее отвечает, что наши земные единицы измерения утратят свое значение в будущем веке, ведь и преображенные тела воскресших людей приобретут совершенно иные свойства, более характерные для духовного мира. Он напоминает, что некоторый пример мы можем видеть в гадаринском бесноватом, сумевшем вместить в себя целый легион нечистых духов. В отношении же жителей рая Ефрем Сирин пишет следующее: «Тело праведников уподобится духу, который может, когда хочет, расширяться и увеличиваться, а когда хочет – сокращаться и умаляться; когда сократится, – может быть в одном месте, а когда расширится, – быть повсюду».

Не ради рая Бог создал человека, но рай насадил для него. Образом рая сегодня для нас является Церковь, а потому если для кого-то в тягость нахождение в ней, то такому в тягость будет и нахождение в раю. Всякий же, противостоящий Церкви, противостоит и раю, а что находится на противоположном «полюсе», нам всем хорошо известно. Эта замечательная мысль Ефрема Сирина, как никакая другая, должна быть вдохновляющей для нас, христиан, живущих в условиях формирования ненависти к Церкви.

Борцов с Церковью можно только пожалеть, ведь таким образом они борются с собственным спасением. «В искушениях утешайте себя обетованиями! Неложно слово Того, Кто на всех изливает дары Свои, не так скудна Его сокровищница, чтобы могли мы опасаться неисполнения обетовании Его», – подбадривает нас преподобный Ефрем.

На этом, наверное, и остановимся. Невозможно передать все, о чем написал сирийский подвижник. Этим текстом мне хотелось бы лишь подтолкнуть к чтению трактата «О рае», который дает прекрасную пищу для души и ума. Сам же преподобный свое предсмертное завещание начал такими словами: «Я, Ефрем, умираю и пишу завещание, желая оставить каждому на память нечто из того, что у меня есть, чтобы знающие меня поминали хотя за слова мои».

Вот потому и стоит не пренебрегать, но обратится к тому, что для нам оставил этот святой человек, особенно в день его памяти.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к законопроектам о ликвидации Церквей за госизмену?
правильно, изменил Родине – отвечай
3%
это бред, Церковь вообще не имеет отношения к политике
67%
ничего необычного, всего лишь новый элемент давления
30%
Всего проголосовало: 508

Архив

Система Orphus