Константинопольские властители и святой князь Владимир

Крещение святого князя Владимира было обусловлено его глубоким личным обращением к Богу. Фото: СПЖ

При святом князе Владимире была крещена Русь. Его заслуга в этом настолько огромна, что переоценить ее просто невозможно. Но почему же именно христианство выбрал князь?

Святому Владимиру удалось то, чего не смогла достичь его бабушка, святая равноапостольная княгиня Ольга: крещение русского народа и династический брак с представительницей императорского дома Византийской империи. Однако взаимоотношения святого Владимира с Константинопольскими властителями также были очень непростыми.

«Повесть временных лет» условно разбивает историю Крещения Руси на три событийных отрезка:

  • посольства представителей разных вер к Владимиру;
  • посольства Владимира в разные страны для исследования вер;
  • собственно Крещение Владимира и Руси.

Вы к нам...

«Пришли болгары магометанской веры, говоря: «Ты, князь, мудр и смыслен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету"».

Здесь следует остановится и задаться вопросом: а почему вдруг Владимиру стали предлагать магометанскую веру или вообще какую-либо другую взамен язычества? Владимир захватил Киев, убив своего брата Ярополка в конце 978 – начале 979 г. После этого последовало восстановление или, скорее, укрепление уже приходившего в упадок языческого культа. Владимир строил капища, воздвигал идолов и не возражал (как минимум) против человеческих жертвоприношений. Языческая партия восторжествовала, а христианская наоборот потерпела поражение. Но по какой-то причине ему начинают предлагать переменить веру и начинается это с волжских болгар, которые пришли в Киев в 986 году, после того как князь Владимир воевал с ними и заключил после войны мир в 985 г.

Посольства с предложением вер к князю Владимиру могли начаться не иначе, как по причине того, что Великий князь разочаровался в язычестве и на повестку дня вновь вышел вопрос о крещении Руси. В «Повести временных лет» это представлено как избрание подходящей веры, но как будет видно в дальнейшем, это был вопрос о крещении, то есть принятия христианской веры, причем именно Православия. Вопрос этот начал обсуждаться во властных кругах Руси и стал известен многим заинтересованным лицам, которые поспешили предложить Владимиру свою веру и сделать его, таким образом союзником.

Но вернемся к описанию посольств ко двору Великого князя Владимира.

«И спросил Владимир: "Какова же вера ваша?". Они же ответили: "Веруем Богу, и учит нас Магомет так: совершать обрезание, не есть свинины, не пить вина, зато по смерти, говорит, можно творить блуд с женами.  Даст Магомет каждому по семидесяти красивых жен, и изберет одну из   них красивейшую, и возложит на нее красоту всех; та и будет ему женой. Здесь же, говорит, следует предаваться всякому блуду. Если кто беден на этом свете, то и на том", и другую всякую ложь говорили, о которой и писать стыдно. Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд; потому и слушал их всласть. Но вот что было ему нелюбо: обрезание и воздержание от свиного мяса, а о питье, напротив, сказал он: "Руси есть веселие пить: не можем без того быть"».

Равноапостольный князь Владимир. икона. Вторая половина XIX века. Государственный Исторический музей, Москва. Фото: icons.pstgu.ru

Непредвзятый читатель, прочитав этот отрывок, может решить, что послов из Волжской Болгарии выслушивает сластолюбивый пьяница, а не ищущий Бога человек и не мудрый государственный деятель. И здесь же кроется противоречие: ни пьяница, ни блудник не стал бы вообще задумываться о перемене языческой веры, которая вполне дозволяла и пить, и блудить. Образ Владимира немного исправляется при беседах со следующими послами.

«Потом пришли иноземцы из Рима и сказали: «Пришли мы, посланные папой", и обратились к Владимиру: "Так говорит тебе папа: «Земля твоя такая же, как и наша, а вера ваша не похожа на веру нашу, так как наша вера - свет; кланяемся мы Богу, сотворившему небо и землю, звезды и месяц и все, что дышит, а ваши боги - просто дерево". Владимир же спросил их: "В чем заповедь ваша?". И ответили они: "Пост по силе: "если кто пьет или ест, то все это во славу Божию", - как сказал учитель наш Павел". Сказал же Владимир немцам: "Идите, откуда пришли, ибо отцы наши не приняли этого"».

Здесь также князь Владимир предстает перед читателями в образе примитивного варвара, которого можно купить тем, что придать богословский смысл поглощению еды и напитков. Да и вообще выставить пост, как квинтэссенцию всего западного христианства – это уж слишком. Однако здесь мы находим упоминание миссии латинского епископа Адальберта, который приходил на Русь с миссией при святой княгине Ольге и потерпел неудачу, ибо как выяснилось, его на Русь и не звали.

«Услышав об этом, пришли хазарские евреи и сказали: "Слышали мы, что приходили болгары и христиане, уча тебя каждый своей вере. Христиане же веруют в того, кого мы распяли, а мы веруем в единого Бога Авраамова, Исаакова и Иаковля".  И спросил Владимир: "Что у вас за закон?". Они же ответили: «Обрезаться, не есть свинины и заячины, соблюдать субботу". Он же спросил: «А где земля ваша?". Они же сказали: "В Иерусалиме". А он спросил: "Точно ли она там?". И ответили: "Разгневался Бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам за грехи наши, а землю нашу отдал христианам". Сказал на это Владимир: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?"».

Здесь мы видим уже вполне логичный ответ, но тем не менее создается впечатление, что князь Владимир колеблется, что он размышляет какую веру выбрать и взвешивает все «за» и «против».

Далее Повесть временных лет рассказывает о беседе князя Владимира с греческим философом и уделает этому очень большой объем текста.

«Затем прислали греки к Владимиру философа, так сказавшего: "Слышали мы, что приходили болгары и учили тебя принять свою веру…» Этот философ сначала критикует вероучение ранее приходивших послов, а затем раскрывает все домостроительство нашего спасения начиная от Адама и Евы и заканчивая Страшным Судом. В конце своей проповеди он показывает Владимиру изображение Страшного Суда, которая приводит в трепет Великого князя: «И, сказав это, философ показал Владимиру завесу, на которой изображено было судилище Господне, указал ему на праведных справа, в веселии идущих в рай, а грешников слева, идущих на мучение. Владимир же, вздохнув, сказал: "Хорошо тем, кто справа, горе же тем, кто слева". Философ же сказал: «Если хочешь с праведниками справа стать, то крестись". Владимиру же запало это в сердце, и сказал он: "Подожду еще немного", желая разузнать о всех верах.  И дал ему Владимир многие дары и отпустил его с честию великою».

Получается, что на князя Владимира более всего произвела впечатление проповедь греческого философа, но и после нее князь не решает вопрос о крещении окончательно.

Мы к вам...

Далее следует посольства уже от князя Владимира в разные страны с целью воочию увидеть различные веры. Послы возвращаются и также подтверждают, что самая лучшая вера – Православие.

«Они же вернулись в землю свою. И созвал князь бояр своих и старцев, и сказал Владимир: "Вот пришли посланные нами мужи, послушаем же все, что было с ними", - и обратился к послам: "Говорите перед дружиною".  Они же сказали: "Ходили в Болгарию (Волжскую – Ред.), смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали - на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, - знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать"».

«Где тебе любо»

И только после этого князь Владимир, дружина и бояре решают вопрос окончательно: «И спросил Владимир: "Где примем крещение?". Они же сказали: "Где тебе любо"».

И сразу же за этими словами Повесть временных лет огорашивает нас сообщением о том, что князь Владимир вместо того, чтобы просить у византийцев крещения… пошел на них войной!

«И когда прошел год, в 6496 (988) году пошел Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне в городе. И стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города, и сражались крепко из города. Владимир же осадил город».

Даже с учетом нравов того времени, так не поступают. Должна быть веская причина враждебности князя Владимира к грекам, от которых он собрался просить крещения. И причину этого открывает нам арабский летописец Яхъя Антиохийский, повествующий о том, что в это время произошел мятеж под предводительством византийского полководца Варды Фоки против Константинопольских императоров Василия II и Константина VIII Порфирогенитов (Багрянородных):

«И взбунтовался открыто Варда Фока, и провозгласил себя царем в среду, день праздника Креста, 14 сентября 987 г. И овладел страной греков до Дорилеи и до берега моря. И дошли войска его до Хрисополя. И стало опасным дело его и был им озабочен царь Василий по причине силы его войск и победы его над ним. И истощились его богатства и побудила его нужда послать к царю руссов (а они его враги) чтобы просить их помочь ему в настоящем положении. И заключили они между собою договор о свойстве: и женился царь руссов на сестре Василия…».

Условием этого династического брака было крещение князя Владимира и всей Руси. Великий князь Владимир послал в помощь Византийским императорам отряд в 6 тысяч воинов с помощью которого они одержали победу над мятежниками. Вот как об этом повествует византийский историк Зонара:

«Когда Дельфина (союзник Варды Фоки – Ред.) стал лагерем у Хрисополя, император внезапно напал на него с народом русским, ибо вступив в родство с князем русским Владимиром, через выдачу за него сестры своей Анны, он легко завладевает противником».

Здесь следует пояснить, что речь идет не о совершившемся браке, а только о договоренности об этом.

Понуждение к браку

Но когда угроза свержения Византийских императоров Василия II и Константина VIII миновала они решили, что выполнять обещание, данное варварскому князю уже не обязательно и выставив нежелание самой царевны Анны идти замуж за Владимира отказались от своих обязательств. Именно это и послужило причиной похода Владимира на Корсунь, взяв который он стал угрожать самому Константинополю.

«Повесть временных лет»: «И когда прошел год, в 6496 (988) году пошел Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне в городе. И стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города, и сражались крепко из города. Владимир же осадил город. <…> Люди изнемогли от жажды и сдались. Владимир вошел в город с дружиною своей и послал к царям Василию и Константину сказать: "Вот взял уже ваш город славный; слышал же, что имеете сестру девицу; если не отдадите ее за меня, то сделаю столице вашей то же, что и этому городу"».

Таким образом князь Владимир вынудил Константинопольских правителей выполнить перед ним те обязательства, которые они должны были выполнить в силу предыдущей договоренности. Здесь следует обратить внимание на два момента:

Во-первых, это вероломство и недальновидность Константинопольских властителей Василия II и Константина VIII. Мало того, что их поступок нечестный, ибо нарушать данное слово просто потому, что уже беда миновала, является весьма неприглядным действом. Но кроме этого императоры рисковали еще и тем, что князь Владимир мог вообще отказаться принимать крещение от православных. Русь могла принять веру от мусульман, иудеев или же, на худой конец, от западных христиан. Эта опасность выглядела бы тем большей, если бы мы слепо поверили тому описанию выбора веры, которое содержится в «Повести временных лет».

Во-вторых, тот факт, что князь Владимир не отказался от того, чтобы принять крещение именно от православных, а силой заставил греков выполнить свои обязательства, говорит о том, что решение о Крещении Руси было им принято на каком-то гораздо более глубоком уровне, чем тот о котором мы читаем в «Повести временных лет». И об этом говорят все наши летописи.

Митрополит Иларион: «Как ты уверовал? Как воспламенился любовию Христовою? <…> Как взыскал ты Христа? Как предался Ему? <…> Не видел, как изгоняли бесов именем Христовым, возвращали здравие больным, как прелагался огонь в холод, воскресали мертвые. Не видев всего этого, как ты уверовал? Дивное чудо! <…> Но ты, о блаженный, без всего этого притек ко Христу. Руководствуясь только своим добрым смыслом и острым умом, ты постигнул, что Един есть Бог, Творец невидимого и видимого, небесного и земного, и что послал Он в мир для спасения своего возлюбленного сына. И с сими помыслами вступил ты в святую купель».

Монах Иаков: «Владимир слышал о бабке своей Ольге, как она съездила в Царьград и приняла там святое крещение. <…> Разгорашеся Святым Духом сердце Владимира, хотя святого крещения. Видя же Бог хотение сердца его, провидя доброту его и призре с небесе милостию Своею и щедротами и просвети сердце князю Русскыя земли Володимеру прияти святое крещение».

Преподобный Нестор: «Бысть бо рече князь в тыи годы, володый всею землею Русскою, именем Владимир. Бе же муж правдив и милостив к нищим и к сиротам, и ко вдовицам, элин же верою (православный – Ред.). Сему Бог спону некаку наведы и сотвори быти ему крестьяну (христианину – Ред.) якоже древле Плакиде. <…> Такожде и сему Владимиру явление Божие быти ему крестьянину сотворися. Ему же наречено бысть имя Василий».

Вера непостыдна

Крещение святого равноапостольного князя Владимира было обусловлено его глубоким личным обращением к Богу. О том, что это похвальные слова летописей не являются просто красивыми оборотами речи, говорит вся последующая жизнь святого князя. После крещения он глубоко раскаялся в своих грехах и совершенно оставил их. Из жестокого развратника он превратился в целомудренного, милостивого и мудрого правителя, который заботился о всем народе и о каждом человеке в отдельности, который хоть и устраивал как прежде пиры для своих бояр и дружины, но также и посылал еду для нищих и больных, которые не могли прийти на двор княжий.

После своего личного обращения ко Христу для святого Владимира не существовало выбора веры или раздумья о том, какую веру лучше выбрать. Его обращение в Православие не было обусловлено какой-либо выгодой для себя или для государства. Вместе с этим нельзя сказать, что детская и наивная картина выбора веры, содержащаяся в тексте «Повести временных лет» – вымысел. Вероятнее всего, это описание реальных событий, которые надо по-другому осмыслить, а именно: все это нужно было не святому князю Владимиру, а политической элите Руси, которая могла действительно колебаться и иметь разные мнения. И святой Владимир все дело с Крещением Руси повел таким образом, чтобы решение о принятии христианской веры опиралось бы, говоря современным языком, на общественно-политический консенсус.

*   *   *

Сегодня почти все историки сходятся во мнении, что князь Владимир был крещен за несколько лет до похода на Корсунь. Монах Иаков, летописец XI в. об этом говорит прямым текстом: «По святом же крещении поживе блаженный князь Володимер 28 лет. На другое лето по крещении к порогом ходи. На третье лето город Корсунь взя. На четвертое лето церковь каменную Святыя Богородицы заложи, а на пятое лето Переславль заложи».

Политические выгоды и династический брак с византийской принцессой были далеко не главными факторами Крещения Руси. Это явилось дополнением к основному выбору святого Владимира – обращения от тьмы к свету. К концу его земной жизни Русь стала одним из самых могущественных и влиятельных государств тогдашнего мира. В этом отношении и на святом равноапостольном князе Владимире и на всей Руси исполнились Евангельские слова: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33).

Нельзя также не отметить того, что поведение Константинопольских властителей было далеко от того высокого религиозного сознания, которое просветило сердце святого князя Владимира. Они-то как раз и руководствовались прежде всего политической выгодой и расчетом. Неисполнением своего обещания они поставили под угрозу Крещение целого народа. Но Бог своим чудным промыслом, все устроил ко благу и Русь все же была просвещена светом Христовой истины.

Сегодня в церковных событиях в Украине можно увидеть аналогии с Крещением Руси. «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот, это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас» (Еккл 1:9,10). Сегодня также имеют место и политический расчет и обман, но есть и твердое стояние в вере, и упование на Бога, и искание Царства Небесного прежде всего.

История помогает нам во всем этом разобраться, а главное увидеть, каковы бывают последствия наших действий, результаты наших истинных или ложных надежд.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к законопроектам о ликвидации Церквей за госизмену?
правильно, изменил Родине – отвечай
3%
это бред, Церковь вообще не имеет отношения к политике
67%
ничего необычного, всего лишь новый элемент давления
30%
Всего проголосовало: 511

Архив

Система Orphus