Безумство – единственный способ сохранить рассудок

Преподобный Иоанн (Кевролетин). Фото: поисков.рф

Сегодняшний рассказ посвящен памяти преподобного Иоанна (Кевролетина), духовного наследника Симеона Верхотурского, принявшего на себя подвиг юродства.

Наверное, каждому православному христианину известно имя праведного Симеона Верхотурского, жившего в XVII веке. Но мало кто знает еще об одном Верхотурском святом – преподобноисповеднике, принявшем на себя подвиг юродства, отце Иоанне (Кевролетине), почившем относительно недавно, в 1961 году. Через 32 года после смерти отца Иоанна, в 1993 году, его честные останки были перезахоронены в Верхотурском монастыре против алтаря Преображенского храма. Память старца Иоанна празднуется в день его успения – 27 января.

Подвиг отца Иоанна во многом был похож на жизнь праведного Симеона. Они жили и действовали в одном Духе и преподобный Иоанн более чем достоин занять свое место в сонме молитвенников и заступников Верхотурских земель, рядом со святым Симеоном.

*   *   *

Родился будущий исповедник в 1875 году в бедной крестьянской семье. Денег у родителей не было, поэтому грамоте он учился дома. Свою жизнь с Богом и Церковью Иоанн связал с самого детства. Еще юношей он ушел в небольшой монастырь, который находился на живописных берегах реки Кыртомки недалеко от Алапаевска. Устав обители был строгий. Вкушали пищу только раз в день, а богослужения велись по полному уставу, без сокращений. В 1907 году Иоанна постригли в мантию с именем Игнатий, а через несколько лет рукоположили в иеродиакона, затем в иеромонаха. После государственного переворота 1917 года монастырь был закрыт, а самого отца Игнатия арестовали. Но поскольку обвинений на него найти не удалось, то через пару месяцев его вынуждены были выпустить на свободу.

Тогда, в начале ХХ века, в устоявшуюся систему жизни, быта, сословных отношений, более-менее стабильной экономики вдруг ворвался новый порядок или, вернее, беспорядок. Все, что веками созидалось и казалось незыблемым, стало катастрофически быстро рушиться. А на место разрушеного пришло нечто такое, что трудно, как говорят, «натянуть на голову». Это уже позже Советская власть вынуждена будет вернуться к дореволюционным представлениям о браке, частной собственности и человеческих правах. А в первые годы Красного террора дикость фантазий большевицкого представления о том, каким должно быть общество новой формации, не знали предела.

Что было делать человеку, совесть которого не позволяла ему принять новые ценности правящего режима? Оставалось только одно – стать для мира сумасшедшим.

Что было делать человеку, совесть которого не позволяла ему принять новые ценности правящего режима? Оставалось только одно – стать для мира сумасшедшим. Безумие, как форма поведения, которая не вписывается ни в какие общественные рамки, но при этом и не преследуется законом ввиду болезненного состояния мозга ее носителя, оставалась единственной лазейкой, через которую можно было остаться самим собой и при этом избежать расстрела или тюремного заключения. Таким путем пошло немало подвижников того времени, и это дало им возможность дожить до глубокой старости, ни в чем не уступая миру.

Отец Игнатий пришел к этому решению не сразу. Сначала был второй арест и ссылка в 1932 году в Сибирь. Сроки и время освобождения из этой ссылки нам не известны. Вернувшись домой, старец взял на себя подвиг юродства, который пронес до конца жизни. Нередко его видели в женском халате, со скуфейкой на боку, как у звездочета, в шиворот-навыворот надетой одежде. Странное, непредсказуемое поведение вызывало у многих осуждение, ропот, а то и прямые угрозы, которые иногда заканчивались избиением старца.

Таков был новый образ жизни подвижника. «Психически больной человек, – говорили люди, – что с него возьмёшь». Но за всем этим скоморошеским нарядом и безумным поведением прятались большие духовные дары: смирение, любовь, рассуждение и, как позже выяснилось, прозорливость. Случаев того, как этот дар проявлялся у старца,  немало в его жизнеописании. Но на них мы не будем останавливаться.

В наши дни тема юродства снова становится актуальной. Правда «механизм», если можно так сказать, объюродивания теперь будет несколько иной. Для того, чтобы прослыть безумцем, достаточно будет жить по простым нормам общечеловеческой морали, которая была актуальна до перезагрузочного периода. Я имею ввиду те представления о жизни, которые имело человечество до начала мировой революции, или, как скоро начнут говорить, до «всемирной перезагрузки». Эта перезагрузка сравнительно недавно начала общечеловеческую переукомплектацию общественного сознания. Те, кто не захотят принять перезагрузочную «мораль и нравственность», начнут именоваться безумцами. Это видно уже сейчас. Можно смело утверждать, что любой человек, который станет говорить, что:

– Брак может быть только между мужчиной и женщиной;
– Пол может быть только мужской или женский, что обусловлено рождением человека;
– Только одна вера и одна Церковь содержит в себе Истину, а все остальные несут в себе ложь и заблуждение;
– Спасение возможно только благодаря одному Имени, и нет другого Имени под небом, которым надлежало бы спастись (Деян.4:12);

– Высшей этической и нравственной ценностью для человека является Закон Божий, и нет никаких иных ценностей, которые позволяли бы его нарушить

будет уже сегодня признан «безумцем» и «фанатиком».

Этот список, скорее всего, будет расширяться. Но направление, в котором движется общечеловеческая мораль и нравственность, уже понятно. По большому счету, на христиан в этом мире всегда смотрели, как на юродивых и безумцев. Муж и жена из близкой мне семьи уже много лет назад были записаны своими родителями в разряд ненормальных и психически больных людей по той причине, что они «не хотят смотреть новости и не интересуются тем, что творится в мире и стране», за то, что предпочитают как можно чаще быть в тишине и «живут, как в склепе», за то, что часто становятся на молитву («вы ж недавно молились»), за пост («гробите себя»), за воспитание дочери («монашку из нее лепите») и т.п.

При Новом Мировом Порядке, чтобы стать безумцем, достаточно оставаться таким, каким тебя хочет видеть Бог, и жить по тем принципам, которые прописаны в Слове Божием.

Сегодня только безумец не имеет смартфон и не пользуется гаджетами. Завтра тот, кто откажется от вакцинации, будет признан не только безумцем, но и «врагом народа». Послезавтра таковыми станут все те, кто не понял, что истинный «бог» и «спаситель» человечества не Христос, а тот, кто коронован на царство по доброй воле и с согласия всего мирового сообщества. Тем более, что все религиозные лидеры это подтвердили. При Новом Мировом Порядке, чтобы стать безумцем, достаточно оставаться таким, каким тебя хочет видеть Бог, и жить по тем принципам, которые прописаны в Слове Божием. Правда сомнительно, что это поможет избежать репрессий и преследований. Но то, что так и будет, нет никаких сомнений.

Если во время правления Сталина люди успели написать около четырех миллионов доносов на своих знакомых и соседей, то сегодня на одно мнение здравомыслящего человека в социальных сетях найдется сотня таких, кто устроит на него за это травлю. А при власти антихриста таких энтузиастов будет во много раз больше. Да и сейчас нет смысла переживать по поводу того, что о тебе скажут другие люди. Для верующего человека важным остается лишь одно – каким его видит Бог.

Собственно отец Игнатий так и жил. Вокруг шла стройка века. Вся страна двигалась широкой поступью в «светлое будущее». Пионеры и комсомольцы писали «письма времени» нам, своим потомкам, которые будут жить в начале двадцать первого века. В своих посланиях они поздравляли нас с тем, что мы путешествуем, как им мечталось, в межгалактическом пространстве и садим на Марсе яблони… А старец Игнатий в то же время предупреждал своих чад о том, что вся эта коммунистическая «вавилонская башня» через пол века рухнет с грохотом, и уцелеет под ее обломками только тот, кто будет искать «Царства Божия и правды его». Так и дожил старец до преклонного возраста.

В последние годы он тяжело болел и был незадолго до смерти пострижен в схиму с именем Иоанн. Его духовная дочь рассказывала:

– Я сижу в уголочке, плачу и прошу Царицу Небесную, чтобы Она взяла нашего батюшку к Себе.

А он говорит с улыбкой:

– Смотрите, она молится, чтобы я умер.

Старец любил пошутить. Как-то пришли его навестить женщины и спрашивают:

– Тяжело лежать, батюшка? 

Он им отвечает:

– Так не буду лежать, меня дрова колоть заставят.

*   *   *

Незадолго до смерти старца спросили, когда читать о нем канон на исход души. Отец Иоанн точно назвал день и время, когда начинать чтение. Перед самой своей кончиной старец сам почитал несколько песней этого канона, потом передал книгу своим духовным чадам, чтобы они продолжили чтение, а сам тихо и мирно предал душу в руки Божии.

Преподобный отче Иоанне, моли Бога о нас.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus