Отдание Рождества. Что празднуем, или Почему мир боится Ребенка

Христианство зарождается не в страхе, а в ночной тишине, в теплой пещере. Фото: pravoslavie.ru

Святки все еще продолжаются, но мы уже потихоньку отдаляемся от дня Рождества – 13 января Церковь празднует день Отдания Праздника Рождества Христова.

Примерно с IV века сложилась традиция попразднства, последний день которого, собственно Отдание, отмечался и отмечается с особой торжественностью. Богослужение в этот день во многом повторяет праздничное, а потому у нас есть возможность снова окунуться в благодатное состояние радости, которое мы довольно быстро утрачиваем, погружаясь в текущие жизненные заботы сразу же по выходу из храма.

Всякий читающий этот текст, скорее всего, находится сейчас не в храме, а смотрит в экран своего компьютера или смартфона. Поэтому, пользуясь случаем, хотелось бы снова поделиться некоторыми размышлениями о Рождестве и не только.

*   *   *

Еще со времени учебы в семинарии меня особо увлекали такие предметы как «апологетика» и «основное богословие». Так сложилось, что в Церковь я пришел за полтора года до окончания школы, что не могло не отразиться на моих взаимоотношениях с некоторыми учителями. Не то, чтобы они стали хуже, просто, например, на уроках литературы и истории время от времени возникали дискуссионные вопросы относительно религии вообще или христианства, в частности. Я думаю, каждый, плюс-минус, понимает, о чем идет речь. Естественно, в моменты, когда Церковь или верующие выставлялись в неприглядном виде, меня это возмущало, и я постоянно вступал в споры со своими наставниками.

В силу неопытности и отсутствия соответствующих знаний «сила» моих аргументов сводилась к эмоциям и утверждениями, что «христиане так не могли поступать, потому что они христиане». Наверное, именно в связи с неудачным опытом ведения дискуссий и провальными попытками защитить Церковь Христову и авторитет верующих людей, уже во время учебы в семинарии, мне полюбились указанные предметы. Сегодня я их уже и сам преподаю, а к  любимым «основному богословию» и «апологетике», добавились еще «наука и религия».

А написал я эту автобиографическую преамбулу для того, чтобы плавно подойти к разговору о значении веры, религии и, в частности, самого праздника Рождества Христова для современного человека.

Да, вочеловечение и воплощение Сына Божия, Его Искупительный подвиг имеют спасительное значение для каждого, но вот далеко не каждый относится к Христу как к Спасителю. Поводом к этим размышлениями для меня стали слова протоиерея Александра Шмемана. В одной из бесед (которые сегодня уже, к сожалению, невозможны) на «Радио Свобода» он отметил, что в современном мире Рождество приобретает характер вызова, так как одновременно связано с отрицанием и утверждением. Что же это за отрицание и утверждение?

Новорожденный Богомладенец был и остается подлинным Царем мира, независимо от того считают Его таковым люди или нет.

Прежде всего, по словам отца Александра, Рождество отрицает «образ человека, не только предлагаемый, но, увы, насильно навязываемый материализмом. Сколько бы ни говорил материализм о высоком достоинстве человека, в нём нет и не может быть человека как высшей и абсолютной ценности, ибо человек там – всецело от материи и без остатка ею определён». Последствия такой позиции катастрофичны, но, увы, наше общество этого не замечает или, скорее, не хочет замечать.

Как-то, еще в начале ХХ века, французский писатель Жак Ривьер, в письме к Полю Клоделю спрашивал: «Зачем эти шпили над городами, которые уже для нас никакая не молитва? Зачем кресты на надгробьях?», – на что от своего адресата получил ответ: «Истина нимало не интересуется количеством людей, которых ей удалось убедить». Новорожденный Богомладенец был и остается подлинным Царем мира, не зависимо от того считают Его таковым люди или нет.

Никто человека не делает настолько человеком, как наш Спаситель. Фото: pravoslavie.ru

Секулярный человек с каждого угла вопит о своих «правах», при этом забывая, как говорил Иван Карамазов: «Если Бога нет, всё позволено». Мы продукт слепых эволюционных процессов – говорят нам сегодня, при этом забывая, например, что отношение к человеку в немецком нацизме было построено как раз на основании Дарвинизма, где германская нация считалась высшей эволюционной ступенью в сравнении с другими народами. Последствия всем известны. Сегодня атеизм интеллектуально более утонченный, а от того и более опасный. Все его силы брошены на борьбу с новорожденным Ребенком, Который, несмотря на Свою кротость, сильно всем мешает.

Никто так не лишает человека «обезьяннего» образа, как Христос. Никто человека не делает настолько человеком, как наш Спаситель. Никто не возводит человека на уровень Божественной жизни, как Богочеловек. Современный мир так не любит Ребенка, потому что ему нужны не люди, а обезьяны.

Сегодня атеизм интеллектуально более утонченный, а от того и более опасный.

Что же тогда Рождество утверждает? С указанным отрицанием Рождество утверждает, что говорить о «правах человека» если и возможно, только в контексте Рождества. Какие права у обезьяны? «Человек – это звучит гордо», – сказал Максим Горький. Но в ответ хочется спросить: чем же здесь гордиться, если человек одинок во вселенной, является лишь продуктом слепых сил природы, безволен, появляется на свет, чтоб бороться, страдать, а потом уйти в небытие? Такое существо можно лишь пожалеть.

Но вот мире появляется Ребенок. Только потому, как писал святитель Афанасий Великий, что «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом», мы и можем говорить о ценности каждой отдельной личности, которая есть индивид, т.е. неделимая часть мироздания – онтологический «атом» вселенной. Сегодня силы зла пытаются разделить, расчеловечить человека, отрицая духовную составляющую его природы, отрицая свободу воли и выставляя сознание, как иллюзию, загнать его в информационное «облако» виртуальной реальности. Мы все понимаем, что это не фантастика и цель борьбы с Ребенком нам всем ясны. Короткометражный фильм «Облака» с соответствующим сюжетом, заканчивается «замечательным» призывом: «Очисти землю от себя».

Мир продолжает тонуть в болоте порока, продолжает довольствоваться своим нахождением в нечистотах, ему не нужен Царственный путь, а потому новорожденный Ребенок для него опасен. Люди в Рождество занимаются чем угодно, но только не молитвой. Празднуют, что угодно, но только не пришедшее в мир спасение. Радуются чему угодно, но только не вочеловечшемуся Богу. Готовы доверять кому угодно, но только не Владыке вселенной, принявшему на Себя, как говорил святитель Григорий Нисский, нашу «зловонную плотяность». При всеобщем праздновании Рождества, одновременно происходит и всеобщее забвение Рождества.

Христос разрушил привычное, но навязанное материализмом представление о религии. Нам со школьной скамьи внушают, что религия появилась из страха перед необъяснимыми природными явлениями, но христианство зарождается не в страхе, а в ночной тишине, в теплой пещере. Кого может напугать Ребенок, да еще и появившийся на свет не в царских палатах, а в загоне для скота? И, тем не менее, Он победил мир (Ин. 16, 33). Несмотря на все сопротивление, которое Ему оказывается, начиная с Ирода, и заканчивая современными политическими воротилами, Он все равно продолжает Свое победоносное шествие в сердцах людей.

*   *   *

Подводя черту под сказанным, хотелось бы снова обратиться к словам протоиерея Александра Шмемана: «Вот почему недостаточно знать, что есть Рождество, и недостаточно его просто по старинке праздновать. Нужно в наши дни всем существом своим вглядеться в излучаемый им свет, понять, что в нем только и сияет образ подлинной человечности, что свет этот – последний и единственный, что вне его – кромешная тьма и уничтожение человека, сколько бы ни было в мире дутых деклараций».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к словам Думенко, что ПЦУ «терпит» УПЦ?
все верно, глава Фанара тоже так сказал
5%
это иллюстрация выражения «наглость – второе счастье»
60%
мне все равно, что говорит этот человек
35%
Всего проголосовало: 626

Архив

Система Orphus