«Я не умер. Я только келью поменял». Памяти архимандрита Ипполита (Халина)

Архимандрит Ипполит (Халин). Фото: СПЖ

Сегодняшний материал посвящен памяти настоятеля Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, архимандрита Ипполита (Халина) (1928-2002). 

Человек, о котором будет идти речь в этой публикации, – гигант духа, явленный Богом для нашего укрепления в вере, надежде и любви в преддверье скорбных времен. К этому старцу ехали люди со всех уголков мира. Но удивительно то, что его имя до сих пор остается мало известным даже среди православных людей. Архимандрит Кирилл (Павлов) говорил о старце Ипполите, что это «самый добрый старец на земле». А схиархимандрит Макарий (Болотов) сказал так: «Если бы в России было сто таких монахов, как отец Ипполит, то она бы с корнями поднялась на Небо». Старец Иоанн (Бузов), получив просфору от отца Ипполита, переданную духовными чадами батюшки, заплакав, поцеловал ее со слезами и сказал: «Ведь ему является Сама Матерь Божия».

Свои духовные подвиги отец Ипполит тщательно скрывал, и большинство из них так и остались для нас неизвестны. В своих поучениях он также был немногословен. Но то влияние, которое отец Ипполит оказывал на тех, кто его хотя бы раз в жизни видел, было потрясающим.

*   *   *

Биография архимандрита Ипполита небогата внешними событиями. Родился будущий старец в 1928 году в семье простых крестьян, в которой кроме него было еще семеро детей. Из мальчиков Сергий (так его крестили в детстве) был самым младшим. Все братья старца погибли на фронте в Великую Отечественную войну, поэтому забота о многочисленной семье легла на его плечи.

Учился будущий подвижник на литейщика, закончил педучилище. Отслужив в армиии три года и еще какое-то время поработав в миру, он в двадцать девять лет ушел в монастырь Глинской пустыни. Здесь по милости Божией он стал послушником знаменитого старца схиархимандрита Анронника (Лукаша). Чем-то они были похожи друг на друга. И тот, и другой любили молчание, главное качество обоих – беспредельная любовь к Богу и людям, кротость и полушание.

Сергий жил в одной келье с другим молодым послушником Иваном Масловым, который также стал впоследствии известным старцем. Всего лишь год пробыл Сергий в Глинской пустыни. В 1958 году его переводят в Псково-Печерский монастырь, где он принимает монашеский постриг с именем Ипполит, после чего его рукополагают в иеродиаконы, а через два года в иеромонахи. И здесь Господь являет ему особую милость – он становится духовных другом и учеником преподобного Симеона (Желнова).

За восемнадцать лет жизни на Афоне отец Ипполит заслужил доверие и уважение местных монахов. До сих пор отца Ипполита вспоминют афонские старожилы, как человека святой жизни.

Третий цветок, с которого, как пчела, собрал мед отец Ипполит, был Валаамский исихаст иеросхимонах Михаил (Питкевич), у которого он некоторое время служил келейником. Об этих светильниках Церкви Христовой у нас уже были отдельные публикации. На опыте трех великих столпов благочестия построил свое собственное здание святости отец Ипполит, взяв от каждого из них самый лучший нектар духа жизни во Христе и вырастив на их основе свой собственный.

– Отец, – обратился как-то архимандрит Ипполит к священнику из Белгорода, – сколько крыльев у Ангелов?

– Два.

– А у Серафима?

– Шесть.

– А у человека?

– Не знаю, батюшка.

– У людей может быть столько крыльев, сколько любви...

В 1966 году иеромонаха Ипполита посылают на Афон в русский Свято-Пантелеимонов монастырь, который к тому времени уже собрались забрать себе греки, так как там осталось менее десяти насельников. Батюшка был в числе первых монахов, которым советское государство разрешило поехать на Святую Гору.

Это были очень трудные годы его жизни. С одной стороны, между СССР и Афоном был железный занавес и никакой помощи монахи от РПЦ получать тогда не могли. С другой стороны, сами афонские монахи относились к приезжим из Советского Союза, как к агентам КГБ и как могли препятствовали им в любых начинаниях. Но за восемнадцать лет жизни на Афоне отец Ипполит не только заслужил доверие местных монахов, но и их всецелое уважение. До сих пор отца Ипполита вспоминют афонские старожилы, как человека святой жизни.

Отец Ипполит не производил впечатления великого старца, по крайней мере такого, как его рисует воображение некоторых любителей поискать прозорливых старцев.

В 1984 году отец Ипполит тяжело заболел и вынужден был вернуться обратно в Советский Союз. Послужив на нескольких приходах, в конце 1991 года он становится настоятелем Рыльского Свято-Никольского мужского монастыря, который к тому времени находился в абсолютных руинах.

Отец Ипполит не производил впечатления великого старца, по крайней мере такого, как его рисует воображение некоторых любителей поискать прозорливых старцев. Простой, пожилой, сутулый монах в стареньком выцветшем подряснике. На безрукавке, которую он носил, не было даже сантиметра нештопаной ткани. На ногах – рваные, перевязанные какими-то веревками, кеды. Поучения его были самые простые: «Молись», «Ходи в церковь», «Читай Евангелие, Псалтырь», «Твори добрые дела и Бог поможет».

Безмолвник по натуре, старец не предавал словам особого значения. «Не говори языком, его черви съедят. Говори сердцем, тогда тебя услышат, даже если ты скажешь шёпотом, даже если ты будешь молчать…» – так учил батюшка. Сам он говорил часто неразборчиво, молитвы читал без интонации, просто, монотонно и, казалось бы, нудно. Такой себе обычный старенький монашек, ничего из себя не представляющий. Но что-то было в нем такое, что, независомо ни от человека, который с ним общался, ни от желания самого старца, сразу же западало в душу. Это была великая благодать Божия, которая жила в отце Ипполите и которую он, как и положено монаху, никому зримо не показывал.

Батюшка жил в каком-то совершенно ином мире, и из этого другого мира смотрит на то, что происходит в мире здешнем. Старец видел будущее и прошлое, как настоящее, и от его взора невозможно было ничего утаить. Но он не открывал это знание никому, не ошарашивал своей прозорливостью. Он, как добрый ангел, менял настоящее в человеке так, что его будущее становилось спасительным для его души. Таких примеров изменённых судеб людей – сотни.

Батюшка жил в каком-то совершенно ином мире, и из этого другого мира смотрит на то, что происходит в мире здешнем. Старец видел будущее и прошлое, как настоящее, и от его взора невозможно было ничего утаить.

Владимир Савочкин знал архимандрита Ипполита десять лет. Впервые он повстречал старца в девяностых годах, когда был бизнесменом, за которым охотились бандиты, нанятые банком, и еще другие бандиты, которые с банком не были связаны. Все они хотели от него денег, которые занял его директор фирмы, первым замом которого был Владимир. Директор умер, долги повисли на Владимире. Тогда было модно заливать людей живыми в бетон, пытать утюгом и т.п.

Мысленно простившись с жизнью, Владимир приехал к отцу Ипполиту за советом, но ничего кроме общих фраз от него не услышал. Разочаровавшись в старце, он поехал домой ждать неминуемой гибели. Но на следующую ночь ему во сне является отец Ипполит, который подходит к его кровати, трижды благословляет крестным знамением и исчезает. Утром Владимир проснулся с уверенностью, что все для него закончится хорошо. После этого его жизнь и в самом деле начала меняться. То, как он вышел из этой тупиковой ситуации, иначе как чудом назвать было невозможно.

Таких ситуаций, когда люди приезжали к старцу на грани самоубийства, а выходили из его кельи ободренные и воодушевленные, можно привести множество. Старец в отношении паломников не допускал ни малейшего духовного насилия, никому никогда не навязывал своей воли, потому, что обладал истинным смирением и искренне считал себя грешнее всех вопрошавших. 

Как-то женщина, врач-гинеколог, осознав всю тяжесть совершенных ею грехов (по роду деятельности ей приходилось совершать аборты), пришла на исповедь к молодому монаху. Тот накричал на нее, обозвал убийцей, которой нет прощения. Грубо выгнав ее из храма, чтобы та «не оскверняла его своим присутствием», иеромонах стал демонстративно кадить все вокруг, «очищая» то место, где стояла женщина. При этом он кричал о том, что видит реки крови, текущие по стенам. Бедная женщина после такой экзальтированной сцены впала в отчаяние. У нее начала развиваться страшная депрессия, в результате которой ей захотелось покончить жизнь самоубийством.

От отца Ипполита шла такая любовь, что, казалось, она пронизывает каждую клеточку тела тех людей, которые с ним соприкасались.

Женщину с трудом уговорили приехать к отцу Ипполиту. Тот, увидев несчастную, сказал:

– Что, батюшка вас сильно обидел? Ну ничего, вы его простите, он же молодой еще, у него жизненного опыта нет. А вы матушка не печальтесь. Ведь вы не ведали, что творили...

Простые и незамысловатые слова. Но они подействовали на женщину живительно, она как-будто заново родилась. От отца Ипполита шла такая любовь, что, казалось, она пронизывает каждую клеточку тела тех людей, которые с ним соприкасались. Он говорил: «Следовать за Христом – не значит говорить или читать. Это значит – идти по Его окровавленным следам. По кровавому следу Спасителя. Потому, что Любовь иначе недоступна!» 

Старец творил чудеса, но так, что никто не мог понять в тот момент, что происходит самое настоящее чудо. Как-то к нему приехали родители, у которых сын был неизлечимо болен. Его состояние уже было критическим. Готовились к срочной операции, хотя врачи не давали никаких гарантий, что она будет успешной. Отец Ипполит, выслушав их горе, очень просто, как-то по обыденному, осенил больного человека крестным знамением и сказал, как бы за между прочим: «Да нет у тебя никакого рака».

Разочарованные родители уехали от старца унылые и возмущенные. «Как же нет рака, когда есть! И нужно было ехать 600 километров, чтобы сына осенили крестом и сказали нелепость. Ведь он уже десятки раз сдавал анализы и обследовался». Сомнений в том, что он страшно болен ни у кого не было. Но когда перед операцией их сын еще раз обследовался, оказалось, что у него действительно больше рака нет. Таких примеров в жизнеописании старца очень много. И при всем этом батюшка часто говорил: «Я уже сорок лет в постриге и еще ни одного дня не прожил как монах».

Расслабленного подростка, которого родители привезли в монастырь на носилках и оставили там, вернувшиеся через год отец и мать увидели на монастырском поле, косящим траву.

После общения со старцем у людей исчезали не только раковые клетки, но и патологические микроорганизмы в крови, приходили в норму воспаленные лимфоузлы. Расслабленного подростка, которого родители привезли в монастырь на носилках и оставили там, вернувшиеся через год отец и мать увидели на монастырском поле, косящим траву. И все это происходило как бы само по себе, словно старец был и не причем.

Сила благодати отца Ипполита действовала не людей мгновенно. Вертолетчик, который перед тем, как отправиться на войну в Чечню, приехал к старцу за благословением, а потом рассказывал: «В одном из боев нас подбивают и вертолет начинает терять высоту. Я вижу, как снизу на нас направлено дуло какого-то боевого орудия и понимаю, что сейчас машина разлетится вдребезги. Я закричал: «Господи помоги! Отец Ипполит, молись!» И в ту страшную минуту я вижу как из-за облаков появляется дивный образ Божией Матери». Как он очутился с напарником на земле летчики не помнят. Но образ Богородицы видели все члены спасенного экипажа.

Отец Ипполит всегда уходил от разговоров о конце света, о будущем страны и т.п. Он жил только настоящим моментом жизни. Но в некоторых исключительных случаях, когда это было нужно и спасительно, старец говорил человеку, что его ждет в будущем и чего нужно опасаться, чтобы не попасть в беду. Интересно то, что даже животные реагировали на отца Ипполита как-то по-особенному. Его любили кошки, собаки, птицы. По благословению старца монастырь завел коров, чтобы получать от них молоко. Когда старец приехал в одно хозяйство для приобретения там животных и зашел в коровник, находящиеся там коровы одновременно перестали жевать свой корм и все, как одна, повернули головы в сторону архимандрита. Эта картина удивила тех, кто присутствовал при этой немой сцене.

В монастырском стаде был очень бодливый бык, которого все сильно боялись. Когда батюшка подошел к нему, бык стал на колени, наклонил голову, старец что-то ему сказал и тот больше никогда не бодался.

А вот правящий архиерей, в отличие от животных, старца не жаловал. Приезжая, он часто его ругал за то, что главный монастырский храм до сих пор не отреставрирован, не расписан и не позолочен, за то, что строительные работы введутся не так активно, как бы ему хотелось. В храме служба шла, и «это главное» – говорил старец. А ремонт отец архимандрит старался в первую очередь сделать в корпусах, чтобы монахини не мерзли, чтобы не болели от сквозняков. За это отцу Ипполиту доставались от архиерея резкие и колкие упреки и «обличения».

Старец, который всех своих духовных чад призывал прежде всего к кротости и смирению, и сам любые поношения пил, как родниковую воду. Никто и никогда не слышал от него ни одного слова упрека или осуждения.

Однажды владыка сразу после службы во время престольного праздника вышел на амвон и при большом стечении народа стал прилюдно кричать на отца Ипполита, обзывая его. Потом взял кружку и пошел в храм собирать деньги с народа, иллюстрируя таким образом отцу Ипполиту как нужно действовать, чтобы совершать ремонт в храме. Старец стоял молча, не проронив ни слова, только слезы тихонько катились по его щекам. Плакал отец Ипполит не от обиды или досады, а потому что ему было до глубины души жаль своего владыку.

Старец, который всех своих духовных чад призывал прежде всего к кротости и смирению, и сам любые поношения пил, как родниковую воду. Никто и никогда не слышал от него ни одного слова упрека или осуждения. Если и нужно было какого-то человека обличить в грехах, то батюшка делал это настолько мягко и деликатно, что у того невольно просыпалась совесть от той любви и сострадания, которые чувствовались в словах духовника.

Очень полезно нам прислушаться к мнению старца по поводу возможности заразиться через Евхаристическу чашу: «Нигде так не причащают, как у нас, православных христиан, Плотью и Кровью Христовой. Наше Причастие – это великое чудо. Все причащаются из одной Чаши, и никто не заболевает. Это свидетельство того, что в Чаше содержится нечто непостижимое для разума. А ведь стоят в храме болящие и страшно болящие. Случается ведь и в больницах люди заражаются, а у нас такого не бывает никогда, потому что это Кровь Христова. Это великая тайна».

Старец придавал огромное значение Причастию Тела и Крови Господней: «Когда ты причащаешься, ты очищаешься воистину. Тело и Кровь опаляют наши грехи. Грех побеждается по вере нашей святым Причастием. Силы демонов ограничены. Они же твари. И они свои силы берегут. Зато у Господа сила бесконечная. Когда человек приступает к Чаше со Христом, против него вся нечесть ополчается, ведь он к Источнику Вечной Жизни подходит! Он весь изменяется во Христе, перерождается в Нем!»

Молитва Иисусова никогда не покидала старца. Он ею дышал. На вдох «Господи Иисусе Христе», на выдох «помилуй мя».

Отец Ипполит любил пошутить, мог ответить вопрошавшим сказкой, стихом и даже песней. Цитировал стихи Пушкина, Лермонтова, Омара Хайяма и других поэтов. Его юмор всегда был добрым и со смыслом. Монахини монастыря, зная «всеведение» старца, старались следить за своими мыслями. Одна работница трапезной хотела угодить отцу Ипполиту и спросила, что ему приготовить. Старец ответил: «Картошку». Та не может заснуть, все думает, как же ей приготовить картошку: с луком или без, жареную или в духовке... Среди ночи архимандрит посылает к ней келейника с просьбой, чтобы та дала ему спокойно помолиться и не тревожила его своими «с луком или без, жареную или в духовке». Молитва Иисусова никогда не покидала старца. Он ею дышал. На вдох «Господи Иисусе Христе», на выдох «помилуй мя».

Отец Ипполит все время сильно болел. У него были серьезные проблемы с почками, легкими, печенью, желудком. От лечения старец не отказывался, но особо его и не придерживался. Чуть легче стало, он и забывал пить лекарства. Не лечился, а подлечивался. День и час своей кончины отец Ипполит знал заранее. За полгода до смерти он привез в монастырь огромное количество яблок и благословил матушкам их замочить: «Потому что к тому времени, когда яблоки будут готовы, людей приедет в монастырь очень много». Так и случилось. Яблоки доставали даже на сороковой день после смерти старца, так что хватило всем.

В декабре 2002 года отца Ипполита неожиданно поразил инсульт. В течении двух недель он лежал, не приходя в сознание. Семнадцатого декабря его сердце перестало биться. На похороны старца приехали тысячи людей. Накануне похорон ночью, после всенощной, все приехавшие видели какой-то таинственный белый круг вокруг Луны, а на следующий день во время отпевания 19 декабря вокруг Солнца стояла радуга. На девятый день после смерти отца Ипполита замироточил крест на его могиле. Миро истекало так обильно, что под крестом образовалась большая лужа благоухающей маслянистой жидкости. Вскоре стали мироточить некоторые фотографии старца, которые его любящие чада хранили у себя дома. Замироточили даже четки и скуфья отца Ипполита, которые он подарил Игорю Подуданскому, исцеленному старцем от неизлечимой болезни.

Были случаи, когда старец являлся во сне своим духовным чадам, наставляя и вразумляя их. «Я не умер. Я только колью поменял», – сказал он одному из них.

Бесноватые, которые приходили на могилку отца Ипполита, также исцелялись от своей одержимости. На сегодня уже собраны сотни свидетельств чудес, которые происходят на могиле старца. Еще больше свидетельств тех, кто сподобился получить спасительную чудесную помощь от старца при жизни.

Уверен, что вопрос канонизации архимандрита Ипполита – это лишь вопрос времени, потому что сегодня собраны неоспоримые свидетельства его святости, и Сам Господь неоднократно являл то, что старец находится в Свете Его Божественного сияния.

Упокой, Господи, раба Твоего архимандрита Ипполита, и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus