Старец Даниил Катунакский – «русский пропагандист» на Афоне

Старец Даниил Катунакский. Фото: СПЖ

Сын благочестивых родителей и друг «святого мыловара», Димитриос Димитриадис поселился на Горе Афон и сам стал святым. О нем наш сегодняшний рассказ.

Будущий старец родился в 1846 году в Смирне от благочестивых родителей Стаматиуса и Марии. Семья была многодетная. У Демитриоса (так крестили его родители) было еще пятеро братьев и сестер. Кроме родителей, большое влияние на духовное развитие старца оказал его старший друг, который хоть и был простым и необразованным человеком, но вел поистине подвижническую жизнь. Он превратил свою мастерскую, где варил на продажу мыло, в настоящую келью подвижника. Там были даже ремни, к которым он привязывал свое тело, чтобы не заснуть во время продолжительных ночных бдений. Люди его так и называли «святой мыловар».

Когда Демитриос подрос, его больше всего увлекали, помимо Библии, сочинения святых отцов-аскетов. Отрок отличался прекрасной памятью. Еще в молодости ему удалость сделать то, во что трудно поверить – он выучил наизусть все Добротолюбие. Когда желание духовной жизни у него созрело в полной мере, Демитриос решил тайно от родителей покинуть дом и уйти в монастырь на Святую Гору.

Мама, узнав, что сын сбежал из дому, была очень опечалена тем, что он не взял у родителей благословения. Она молилась Божией Матери, чтобы Она не допустила его на Афон до тех пор, пока он не вернется домой и не испросит благословения у отца и матери. Богородица услышала ее молитвы. Когда Демитриос уже был на середине пути, встречный ветер вынудил корабль, на котором он плыл, повернуть обратно в гавань. Так Бог вразумил юного странника и утешил его родителей.

Получив благословение, Демитриос благополучно добрался до Святой Горы и поселился в Пантелеимоновом монастыре.

Начало духовной жизни

Первым послушанием Демитриоса на Афоне было ухаживать за восьмидесятипятилетним старцем. По монашеской традиции старец «полировал» душу молодого послушника, избавляя ее от эгоизма, гордости, самомнения и своеволия. Он постоянно унижал Демитриоса, часто к нему незаслуженно придирался и при любой возможности делал ему замечания и упреки. На все эти искушения у молодого человека было только два ответа – «простите» и «благословите».

Монах Даниил, который невольно оказался в центре этих споров, был оклеветан греками и сослан со Святой Горы на несколько лет. Монах Даниил благодарил Бога за то, что сподобил его пострадать и принять незаслуженные гонения.

Душа послушника, проходя такую жизнь, становилась простой и чистой. Глубокое смирение Демитриоса трогало души монахов обители и вызывало к нему ответное уважение. Прошло немного времени и послушника постригли в монахи с именем Даниил. Через время он получил новое послушание и стал помогать престарелому игумену Савве в управлении хозяйством монастыря. Вскоре игумен умер и нужно было избрать нового настоятеля. В монастыре подвизались греческие и русские монахи, между которыми возникли разногласия в связи с выборами нового игумена.

Монах Даниил, который невольно оказался в центре этих споров, был оклеветан греками и сослан со Святой Горы на несколько лет. Все это произошло только потому, что будущий старец, несмотря на то, что сам был грек, не поддерживал националистических грекофильских тенденций на Афоне и никогда не ставил национальную принадлежность выше самого человека. Монах Даниил благодарил Бога за то, что сподобил его пострадать и принять незаслуженные гонения.

Любезно принятый митрополитом Фессалоникийским, будущий старец некоторое время проживал в Фессалониках при одном из тамошних монастырей. Для монахов этого монастыря приезд будущего старца был благословением Божиим. До его появления монахи жизнь свою проживали в праздности и нерадении. Но за время пребывания среди них афонского подвижника, их жизнь сильно изменилась. Он ввел строгий устав, подтянул жизнь монахов до своего духовного уровня, и со временем эта обитель стала образцовой. Когда пришло время расставаться, братия со слезами провожали в путь своего духоносного наставника.

Монашеская жизнь на Афоне

Возвратившись на Афон, монах Даниил поселился в монастыре Ватопед. Уже в Ватопеде у него крайне обострилась болезнь, которой он страдал очень давно. Острый приступ нефрита не давал ему возможности даже встать с постели. Будущий старец стал со слезами молиться Божией Матери, чтобы Та избавила его от этой напасти. И случилось чудо. В день празднования Пояса Пресвятой Девы монах Даниил исцелился и до самой смерти эта болезнь его больше не беспокоила.

После исцеления он решил покинуть Ватопедский монастырь, поскольку особножительный устав обители был отцу Даниилу не по нраву: здесь у каждого монаха было свое индивидуальное питание, они имели личную собственность, а богатые люди, которые решили принять монашеский постриг, могли иметь при себе в кельях еще и прислугу. Старец Даниил считал такие монастыри абсолютно чуждыми иноческому духу. Поэтому, несмотря на глубокую любовь к нему монахов Ватопедского монастыря, старец Даниил удалился в дикие безводные места Каталонии, которые находились в труднодоступных районах Афона. Там ему предстояло подвизаться в полном уединении и крайней нищете.

В день празднования Пояса Пресвятой Девы монах Даниил исцелился и до самой смерти эта болезнь его больше не беспокоила.

К тому времени старец Даниил уже был довольно прославленным духовником. Ему предлагали игуменские кресла в богатых монастырях Греции. Также было намерение рукоположить старца во епископы, но от всех этих предложений он отказался, предпочитая жить в месте, где пить можно было только дождевую воду, которая собирается в небольшой резервуар, а для того, чтобы запастись хотя бы небольшим количеством продуктов, необходимо преодолеть длинный путь к морю по труднодоступным, узким и опасным тропинкам.

Здесь, в тени увесистых деревьев под редкие крики небесных птиц, старец все свое время посвящал молитве, чтению Священного Писания и творений Святых Отцов, а также Божественному созерцанию, которое все чаще и чаше касалось его сердца. За годы, проведенные в такой жизни, Бог изобильно наградил монаха Даниила Своими благодатными дарами. Постепенно к нему, как пчелы на нектар, стали собираться другие подвижники, которые искали мудрого старческого окормления. Место, где жил старец, стало застраиваться, появился храм и кельи для все прибывающих насельников.

Видя чистоту жизни старца, дьявол всячески пытался нападать на него. Делал это он как открыто, являясь ему во время ночных бдений под видом разных чудищ, так и скрыто, через людей, которые всячески пытались вредить старцу. Так, монахи Большой Лавры, главного афонского монастыря, стали обвинять монаха Даниила в том, что он расширяет свои кельи для того, чтобы его маленькая община стала служить «пропагандистским планам русских». Гонения на старца дошли до того, что его почти вынудили покинуть Каталонию. «Чемодан, вокзал, и т. д.» – это на самом деле старый, давно применяемый сатаной способ травли тех, кто ему неугоден.

Незадолго до этого у старца в Греции умер близкий друг, о посмертной участи которого здесь также нужно сказать несколько слов.

Значение Литургического поминовения для спасения души

Человек, о котором идет речь, был очень набожный и попросил сына, чтобы тот после его смерти заказал по нем сорок литургий. В Греции – это особый вид поминовения. Священник в течении сорока дней ежедневно служит заупокойные литургии именно по этому усопшему. Батюшка, который согласился взять на себя этот труд, смог отслужить только тридцать девять литургий. В ночь на сороковой день, перед тем как он должен был отслужить последнюю литургию, у него очень сильно разболелся зуб. Боль была так велика, что ночью пришлось вызывать врача и удалять этот зуб. В таком состоянии он не мог на следующий день быть на службе. Решив отслужить ее через день, он все же не хотел огорчать заказчика и сказал ему, что полностью отслужил все сорок литургий.

В ту же ночь сыну усопшего снится дивный сон. Он увидел себя в очень красивом месте. Невозможно было словами передать, как выглядело все это великолепие по той причине, что в нашем языке нет таких слов. Он также увидел дивной красоты дворец, возле которого находился его отец.

– Папа, что это за чудесный замок? – спросил сын.

– Это то, что для меня построил архитектор. Строитель его возводил тридцать девять дней. Завтра, на сороковой день, я должен был бы туда войти жить, но, к сожалению, этот строитель заболел, у него разболелся зуб, и мне нужно будет еще немного подождать, пока он закончит.

Недоумевая, что бы значил этот сон, сын усопшего пришел к служащему священнику, чтобы рассчитаться с ним и рассказать ему свой сон. После услышанного батюшка признался, что действительно он еще не успел отслужить одну литургию и отложил ее на следующий день.

Случаи чудесной помощи

Старец Даниил неоднократно убеждался, что святые, к которым мы обращаемся с молитвой, находятся близко возле нас и всегда готовы прийти нам на помощь.

Как-то ученик старца, отец Афанасий, подавился большой костью камбалы. Что он не пытался делать – кость не выходила. Горло страшно распухло и вот-вот должна была наступить неминуемая смерть. Старец стал молиться святителю Павлу, патриарху Константинопольскому, которого ариане задушили, обернув вокруг горла его же омофор. Как только он сказал первые слова молитвы, отцу Афанасию пришла в голову мысль просунуть глубоко в горло палец и потянуть кость кверху. Он это незамедлительно сделал и был спасен.

К старцу Даниилу приходили за исцелением многие недужные и бесноватые, и он силой благодати, данной ему от Бога, врачевал их. Самыми сложными его «пациентами» были прельщенные монахи. Одному из них по имени Демос бесы показали во сне место, где находится под землей церковь. Тот поверил, начал копать и в самом деле откопал древний храм. Потом ему якобы явился святой Евдоким и сказал, что он родом албанец. А поскольку монахи не знали откуда родом этот святой, то Демос без сомнения всем объявил, что святой Евдоким албанец, как тот сам ему и поведал. Дальше пошли пророчества, которые тоже стали сбываться. Так Демос полностью стал доверять самому себе и написал даже пророческую книгу.

Так, шаг за шагом бесы вели к погибели Демоса, пока старец Даниил не стал за него молиться. После его молитвы все эти видения и явления прекратились, а Демос пришел в себя, осознав свои заблуждения.

Старец Даниил смог убедить прельщенного монаха в том, что все это бесовские видения и их нужно побеждать смирением, постом и молитвой.

Подобным образам демоны прельстили и отца Антипу, бывшего учителя из Кертиры. Дьявол побуждал его держать в руке горящую свечу до тех пор, пока она сама по себе не потухнет, сказав, что это вменится ему в мученичество. Бедный монах терпеливо жег свое тело до тех пор, пока на руках не образовались страшные раны. Он мог с помощью своих обожженных рук разгонять тучи и даже вызывать дождь. Чуть позже, в течении трех лет ему являлся Сам Господь, как считал монах, и диктовал толкование на Апокалипсис. Старец Даниил смог убедить прельщенного монаха в том, что все это бесовские видения и их нужно побеждать смирением, постом и молитвой.

Вытащил старец из бесовского плена и спирита Костиса Мармара, который много лет подряд напрямую общался с нечистой силой, посвещавшей его в «великие тайны». После обращения Костиса в христианство и глубокого покаяния, бесы буквально преследовали своего бывшего адепта по пятам, не желая отпускать от себя. Только молитвами старца Даниила была спасена его душа.

И таких примеров можно привести множество. Но особенно интересным на наш взгляд был случай с отцом Алопием из монастыря Ксенофонт.

Этот священник отличался особым усердием к Иисусовой молитве и часто, уединяясь, долго творил ее. Постепенно от этого прилежания молитва сама стала входить в его сердце и становиться самодвижущей. Но вдруг случилась беда. Когда отец Алопий начинал творить Иисусову молитву, его тело странным и необъяснимым образом начинало трястись. При этом не только сам священник трясся, но начинали трястись и те, кто находился рядом с ним. На примыкающих к стасидии Алопия скамейках начинало трясти всех монахов. Если в церкви кто-то стоял рядом с ним, то эта трясучка нападала и на тех, кто находился по близости.

Молитва, замутненная самонадеянностью, не угодна Богу.

Иеромонаха просили, чтобы он не молился, но молитва уже сама по себе возникала в его сердце. Он старался ее сдерживать, но когда забывался, то вокруг него и люди, и предметы начинали ходить ходуном. Положение было просто катастрофическим. Монах не мог жить без молитвы, но молитва стала для него самого и окружающих предметом мучений. Никто не мог понять, что происходит до тех пор, пока этот монах не пришел за помощью к старцу Даниилу.

Тот, помолившись и подумавши, попросил отца Алопия рассказать подробно с чего это все началось. Монах ответил:

– Когда я молился в уединении, сначала начала трястись щеколда в дверях, потом вся келья, а потом и я сам.

– Какие первые мысли и чувства посетили тебя, когда ты увидел, что задвижка в дверях начала трястись? – спросил старец.

– Я сразу понял, что это бесы. И подумал – пусть себе стучат, они не помешают моей молитве. Разве не тоже самое было и с преподобным Антонием Великим? Я подвизаюсь так же, как и он. Буду творить до последнего молитву и посрамлю бесов.

Тут старец Даниил все понял. Отец Алопий высказал высокомерие и презрение по отношению к врагу, словно достиг уже высоты преподобного Антония Великого. Молитва, замутненная самонадеянностью, не угодна Богу. Научив монаха правильно молиться со смирением, раскаянием и глубоким осознанием того, что он грешник, старец отпустил отца Алопия в монастырь. С тех пор эти явления с ним больше не повторялись.

Смерть праведника

Невозможно перечислить скольких людей отец Даниил утешил, вселил в них силы, даровал надежду, обогрел любовью. Отца Корнилия, который с огромным трудом собрал деньги на постройку кельи, где бы он мог успокоить свою старость, по дороге из Синая на Афон ограбили бандиты. Тот впал от этого в такое отчаяние, что заболел и не мог вставать с постели. Только ласковое письмо старца Даниила вернуло его к полноценной жизни.

«Я умоляю тебя, – писал старец, – собрать всю свою святость и во время испытаний проявить терпение, положась на милость Божию. Придет день, когда душа твоя будет щедро вознаграждена. Представь, что по дороге из Синая ты увидел множество христиан, мучимых жаждой, обнаженных, рискующих потерять и саму свою жизнь, увозимых в рабство в отдаленные уголки Африки. Так вот, поверь мне, если бы ты истратил все свои деньги на то, чтобы выкупить их из рабства и вернуть домой, то ты не был бы так вознагражден, как если терпеливо снесешь постигшее тебя искушение, благодаря Бога».

В дружбе и взаимном молитвенном общении был старец с преподобным Нектарием Эгинским. Сохранилась их обширная переписка.

Для того, чтобы побеседовать со старцем, к нему приезжали с разных уголков земли как простые люди, так и облаченные мирской властью. Ко всем монах Даниил относился одинаково с большой любовью.

В дружбе и взаимном молитвенном общении был старец с преподобным Нектарием Эгинским. Сохранилась их обширная переписка. Кроме того, старец Даниил оставил после себя большое наследие богословских работ, большей частью написанных в форме писем, которые еще ждут своего исследователя.

Подобно многим святым старец Даниил часто и мучительно болел телом. Он страдал от лихорадки, от опухоли правого глаза и от множества других болезней, которые измождали его плоть. Но зато в этом теле вырос могучий богоподобный дух.

Осенью 1929 года, на праздник Рождества Божией Матери, Царица Небесная, Которую он всю жизнь любил и глубоко почитал, забрала его в Горние Обители. Спустя два часа после принятия Святых Христовых Таин, лицо старца просветилось небесным светом и на нем застыла небесная улыбка. Упокой, Господи, душу старца Даниила и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет приезд главы Фанара в Украину?
к усилению поддержки ПЦУ властями и новым гонениям на УПЦ
76%
к миру, консолидации в Церкви и преодолению раскола
3%
ничего не изменится
21%
Всего проголосовало: 936

Архив

Система Orphus