«Пикасо́»: второй урок «секспросвета»

21 Июня 17:31
1738
Фото: depositphotos.com Фото: depositphotos.com

Отрывки из книги Андрея Власова «Пикасо́. Часть первая: Раб». Эпизод 8.

Время действия: 1992 год

Место действия: типичная советская школа

Действующие лица: Воронцов Игорь Степанович (школьное прозвище – Степашка), 35 лет, харизматичный классный руководитель, верующий православный христианин; ученики школы.

Согласно планам районо, лекций о половой жизни полагалось две. Эту вторую тоже проводил на классном часе Степашка.

Не успел он еще открыть рот, как Ира Голубева задала ему вопрос.

– Игорь Степанович, вы в прошлый раз говорили о сотворении человека. Вы знаете, я прочитала… И у меня вопрос. Почему Адам и Ева до грехопадения не видели своей наготы, а после – увидели и стали стыдиться.

– Это очень просто. Они стали друг другу чужими. Вот представьте себе ребенка лет, эдак, пяти. Вот когда его, к примеру, купает мама, он будет ее стесняться?

– Нет, – сказала Голубева.

– А если его придет купать чужая тетя?

– Ну, тогда да.

– А в чем разница? Ребенок стесняется чужого человека. Так и здесь. Совершив грех, первые люди стали чужими друг другу. Можно сравнить, что Адам говорит о своей жене до греха и после. До – он говорит: «это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего. Потому оставит человек отца своего и мать свою и при-лепится к жене своей; и будут два одна плоть». А после: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел». Чувствуете разницу? Так, сегодня мы с вами будем говорить о само́й семейной жизни. Выбирать себе спутника мы уже научились… Правда, Сорокина? – сказал учитель, проходя мимо двух, вечно шушукающихся подружек. – Запомните раз и навсегда, что семья, брак – это единственное, что человечество вынесло из райской жизни. Первый брак, между Адамом и Евой, был заключён ещё в раю, до грехопадения. Всё остальное появилось уже позже: общество, государство, наука, школа и всё прочее. Вдумайтесь в это… – Воронцов потряс перед собой руками. – Семья – это единственный кусочек райской жизни. Мы даже не можем сказать, какая тогда была природа, какие были тогда физические законы, потому что после грехопадения всё изменилось, а брак был, – он немного помолчал. – Поэтому только от супругов зависит, превратить свой брак в райскую жизнь или наоборот. Итак, первый закон семейной жизни: «оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть».

Половина класса усмехнулась.

– Это не то, что вы подумали, – сказал Воронцов. – Точнее, не только то. Что значит быть одной плотью? – он вышел на середину класса. – Вот у меня две ноги, две руки, голова, ну и все остальное. Это мое тело. Мое! Моя рука, моя нога. Точно так же я могу сказать, моя жена… Понимаете? Вот раньше, до свадьбы, так скажем, мы можем думать о человеке в категориях: нравится – не нравится, красивый – не красивый, хороший – плохой. После свадьбы мы можем думать лишь в категориях: моё – не моё, – он немного прошёлся по классу. – Вот моя рука, какая бы она не была, больная, здоровая, она моя. У другого, может быть, и лучше, но то не моя. Точно так же и с мужем, и женой. К примеру, рука заболела, мы же не кидаемся сразу к врачу и не кричим: отрежьте мне поскорее руку. Правда? Мы что делаем? Мы её лечим всеми возможными способами и лишь только в самых крайних случаях, когда эта больная рука может заразить и погубить весь организм, мы можем её ампутировать. Точно так же и в семье. Что-то не так пошло с мужем или женой, нужно всеми силами стараться исправить ситуацию, а не бежать скорей разводиться. Потому что «одна плоть». Кстати сказать, нужно помнить также и о том, что, например, если у меня одна нога заболела… ну, допустим, наложили гипс, – он приподнял и немного согнул одну ногу. – Что происходит со второй ногой?  Правильно, она принимает на себя тяжесть всего тела. Точно также и в семье – запил, допустим, муж, жена тянет на себе все семейные заботы. Вот… Заметьте, не бежит сразу разводиться, а тянет, тянет…

Кто-то тяжело вздохнул.

– Второй закон семейной жизни: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Вообще, по всей строгости, развод допустим только в случае прелюбодеяния, когда происходит супружеская измена. Брак тогда перестаёт существовать как бы автоматически. Насколько важным является соблюдение чистоты до брака, о чем мы говорили в прошлый раз, так еще более важным есть супружеская верность.

– А я вот с вами не согласна, Игорь Степанович, – воскликнула Женя Кольчина. – Вы вот нас в прошлый раз так настращали, что до свадьбы ни-ни. Это какой-то ужас. Если люди, к примеру, не могут сразу жениться, что им, терпеть годами? Это же с ума можно сойти. Даже врачи говорят, что это вредно.

– От воздержания, уважаемая Евгения, еще никто не умер и даже не заболел. Когда юноша и девушка встречаются друг с другом, они должны научиться видеть друг в друге именно любимого человека, а не только объект вожделения. Понимаете, научиться уважать друг друга, ценить. А то, как часто бывает: не успели познакомиться, брык, сразу в постель и давай дружить организмами. А ведь семейная жизнь не сводится только к сексу. Вообще, мы в прошлый раз говорили, в человеке нужно научиться видеть не только тело, но и душу, и дух…

– Ну, все-таки, Игорь Степанович. Если люди любят друг друга, что, ни капельки нельзя?

Учитель вздохнул.

– Мы же с вами уже говорили. Любовь и влюбленность – это разные вещи. Любовь согласна ждать столько, сколько необходимо. Ну, а влюбленности, конечно, подавай все сразу. Вот, кстати, открою вам девочки один мужской секрет. Вот, ухаживает за вами молодой человек, а вы ему – бац, и говорите, что так, мол, и так, до свадьбы – никакого секса. Если он вас любит, то будет ждать. А если он просто хочет побыстрее добраться до ваших прелестей, то его как ветром сдует. И подумайте еще вот о чем, это касается вообще всего вашего поведения. Подумайте, что лет эдак через пять в мире появится человек, для которого вы будете святой… – Степашка замолчал и оглядел класс.

Все притихли. На лицах учеников отразилось напряжённое обдумывание этой, мягко говоря, неожиданной мысли.

– Да, да, святой. Появится ребенок, для которого вы будете самой лучшей на свете, самой чистой и праведной. И хотя бы ради этого человека не опускайтесь до низости, подлости, грязи, дурных поступков. Вспомните о нем, об этом человеке, когда вам захочется сделать что-нибудь нехорошее.

Воронцов прошелся по классу и вернулся к предыдущей теме.

– Или еще, знаете, как бывает, парень хочет затащить девушку в постель и ставит ей ультиматумы: или секс, или я от тебя ухожу. Так вот, знайте! – учитель поднял руку. – Вот если так ставится вопрос, можете сами от него смело уходить, потому что он бросит вас в любом случае. Дадите вы ему, не дадите, всё равно бросит. Исключения бывают только в художественной литературе.

– Ну, Игорь Степанович, – послышались возгласы с мужской половины класса, – так не честно! Зачем вы им наши секреты выдаёте. Вы и нам тогда, что-нибудь про них расскажите, чтобы и мы знали.

– Хорошо, – согласился Степашка, – только без девочек. Кто захочет, может потом остаться.

– Ну да, ну да, – одобрительно загудели ребята.

– Теперь о взаимоотношениях в семье. Как вы думаете, кто должен быть в семье главный?

Вопрос был провокационный. Поднялся шум. Мальчики доказывали, что муж. Девочки – что жена, ну или, по крайней мере, оба. Спорили оживлённо, с воодушевлением. Задело! Степашка посмеивался и ходил туда-сюда между рядами.

 – Ладно, – он поднял вверх руки, призывая к тишине. – Внимание, правильный ответ. Главный в семье – муж.

– О! О! – одобрительно загудела мужская половина класса и, так же неодобрительно – женская.

– Но это только половина ответа. Муж – он не только главный в семье, он ещё и несёт ответственность за всё, что в ней происходит.

– Во всём виноват муж. Вот этот правильно! – воскликнула Кольчина.

– Знаете, почему жена называется женой? – спросил Игорь Степанович.

– Почему?

Учитель написал на доске слово «жена».

– Слово «жена» отвечает на вопрос «чья?»

– В смысле?

– Ну, в смысле, чья она, кому принадлежит.

Воронцов опять взял мел.

– Слово «жена» происходит от слова «мужена», – он дописал эти две буквы впереди. – То есть чья? Мужена. И в Священном Писании сказано: «к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою».

– Нет, Игорь Степанович! – воскликнула Вика Ракицкая и даже встала из-за парты. – Я не согласна!

Вика была красивой статной девушкой, на которую редко кто не заглядывался, но настолько холодной и высокомерной, что ни один парень в школе не решался за ней ухаживать. Она перешла к ним в класс только в позапрошлом году, и за это время ни с кем не сошлась, не подружилась, сидела себе одна за партой и ничуть этим не смущалась.

– С чем ты не согласна? – переспросил учитель.

– Я никогда в жизни не подчинюсь ни одному мужчине! – Вика выпрямилась во весь свой высокий рост и гордо подняла голову. Всем своим видом она олицетворяла правильность и неизменность этих слов.

– Виктория, дорогэнька, – ласково сказал Воронцов. – То, что ты не хочешь никому подчиняться, означает лишь то, что ты ещё не встретила в своей жизни мужчину, которому бы тебе захотелось подчиниться… Садись.

Вика села. Учитель продолжал.

– А поскольку таких мужчин становится всё меньше и меньше…

– Мужик измельчал, – философским тоном вставила Наташа Черникина.

– …то поэтому вероятность того, что ты его встретишь, снижается с каждым днём. Но если это всё-таки произойдет, ты в миг забудешь всю свою спесь и высокомерие, и побежишь за ним как собачка, хоть на край света. Вот вспомнишь тогда, моё слово… Кстати, помните фильм «Москва слезам не верит»?

– Да, – отозвалось большинство класса.

– Вот там вот, именно такая ситуация.

– И всё-таки, Игорь Степанович, это не честно. Муж, получается, может командовать себе, сколько хочет, а жена должна всё время подчиняться? – заявила Черникина. – Я считаю, что у них должны быть равные права.

– Вы никак не можете уразуметь, – с досадой сказал учитель. – Мы же с вами только что сказали, что муж и жена – это одна плоть, один организм. Они имеют совместное бытие и оба должны трудиться для созидания своей семьи. Про права здесь вообще речи быть не может. Какие права имеет желудок по отношению к печени? Или рука по отношению к глазу? Вот вы беспокоитесь о равноправии… А, скажите мне, полетит ли самолёт, если пассажиры будут иметь равные права на его управление вместе с пилотом? У каждого в семье своя функция, своё место и своё служение. В семье, кстати, наиболее проявляется вот тот эгоизм и альтруизм, о чём мы говорили в прошлый раз. Вот сравните, пожалуйста, две фразы, – он взял мел и стал писать на доске. – «Я хочу иметь жену» – И вторая: «я хочу быть мужем». В чём разница? Разница в том, что в первом случае человек хочет брать, а во втором – отдавать. И я вас призываю настроить себя именно, вот, по второму варианту. «Я хочу быть мужем». «Я хочу быть женой». А можно ещё и усилить этот смысл: «Я хочу быть хорошей женой». Ну, в общем, запомнили? Мужчина – глава семьи, он принимает решения, и он же несёт за всё ответственность. Идём дальше…

– Игорь Степанович, – сказал Коля Нечаев, – ну, это тоже так несправедливо. Жена же тоже бывает виновата.

– Я не говорю, что жена не бывает виновата. Я говорю об ответственности. В конце концов, именно мужчина делает женщине предложение выйти за него замуж, а не наоборот. Значит, он во всём виноват.

– Да! – подтвердила Черникина.

– Итак, вы поженились, – Игорь Степанович хлопнул в ладоши. – Медовый месяц прошёл. Всё. Наступает настоящая жизнь. Со всеми её радостями и невзгодами. Ну, с радостями вы сами разберётесь. А мы поговорим о кризисах в семейной жизни.

– Слово-то какое, неромантичное, «кризис», – сказала Лиза Сорокина.

– А тебе всё романтику подавай, – обернулся на неё Коля Нечаев.

– Да! – воскликнула Лиза. – Представь себе!

– Кризис… да, слово нехорошее, но то, что он у вас будет, это сто процентов. Поверьте мне, – Воронцов приложил руку к сердцу. – Обязательно вас будут посещать мысли, что-то вроде: «ну, как можно было выйти замуж за такого идиота».

Народ засмеялся.

– Или муж обязательно когда-нибудь подумает: «ну, как можно было жениться на этой дуре».

Народ засмеялся ещё больше.

– Да-да, будет… будет. Но что главное в таких случаях понимать, так это то, что это всё временно, это пройдёт. Опять выглянет солнышко, и вы опять скажете: «да не такая она уже и дура… и, вообще, мне, наверное, с ней даже и повезло». А если у вас уже будут дети, попробуйте посмотреть на свою половинку глазами детей. «Да, она и дура, и некрасивая, и ворчит не по делу, и всё прочее… но мои дети ведь её любят». «Да, он и выпивает, и приходит домой поздно, и мне внимания не уделяет… но для моих детей он же самый лучший». Вот попробуйте тогда так помыслить, стопроцентно помогает.

Кризисы в семье могут быть разные. Супруги отчуждаются друг от друга, начинаются недомолвки, невозможность прийти к общему мнению по самым пустяковым вопросам. Знаете, каждый себе говорит: «да это, конечно, мелочь, но если я сейчас уступлю, она тогда мне совсем сядет на шею». И вперед, доказывать свою правоту… Опять же, разлад в сексе… тоже очень показательный признак.

Первый год совместной жизни – самый непростой. На первый год приходится половина всех разводов…

– А почему? – выкрикнул кто-то.

– Потому что люди узнают друг о друге много нового и неожиданного. Например, муж разбрасывает по всей квартире грязные носки или забрызгивает зеркало в ванной зубной пастой. Мелочь… но знаете, как такие мелочи раздражают. Чтобы притереться друг к другу, нужно время. А люди, порой, не хотят притираться. Говорят: «Вот делай так, как я говорю, и всё»! А он не хочет так делать, потому что он всю жизнь делал иначе.

– И что же делать? – спросила Ира Голубева.

– Что делать, вы уж решайте сами. Я вам скажу, чего не надо делать в таких случаях. Записывайте. Пять «нельзя». Чего нельзя делать при наступлении кризиса в семейной жизни. Ну их, наверное, можно и больше придумать… Итак, первое «нельзя». Нельзя замыкаться в себе. Прекращать разговаривать друг с другом. Особенно женщины это полюбляют…

– Так! Опять вы на женщин! – запротестовала Черникина.

– Ну, что я могу поделать, – Игорь Степанович улыбнулся и развёл руками. – Ну, нравится им… Надумает там себе что-то и ходит дуется. Спрашиваешь: «Что?» – молчит. Опять: «Что?» – молчит. Потом, бах, взрыв! Говоришь: «Ну, чего ты раньше не сказала…» А она: «А ты должен был догадаться…» Так что говорите друг с другом, объясняйте, чем вы довольны, чем не довольны, объясняйте, просите… хвалите друг друга почаще, – он увидел, как хихикает народ и сказал. – И, кстати, просто незаменимая вещь в семейной жизни – чувство юмора. Иногда без того чтобы обернуть всё в шутку, просто невозможно дальше двигаться. Так что смейтесь, смейтесь от души… и над собой, в первую очередь. Какой-то мудрец сказал: «Самые большие глупости в мире совершаются с умным выражением лица».

Второе «нельзя». Нельзя делать шаги, которые потом очень трудно или даже невозможно отмотать назад. Например, поругались. Она взяла и запустила в него… в одном случае тарелкой, а в другом – обручальным кольцом. Чувствуете разницу? Тарелку можно собрать и выбросить, купить потом новую. А вот надеть обратно обручальное кольцо уже о-очень сложно.

– Отсюда вывод, – выкрикнул Дима Гончарук, – бросайтесь друг в друга тарелками.

– В общем, есть такая пословица: «Фарш невозможно провернуть назад». Помните всегда об этом.

Ученики засмеялись.

– Третье «нельзя» логически вытекает из второго. Нельзя говорить фразы, типа: «я тебя не держу», «если ты такой, то нам лучше разойтись» и тому подобное. Как правило, эти фразы произносятся с совершенно противоположным намерением. Женщина, к примеру, кричит: «Уходи!», а в душе думает: «Не вздумай этого сделать!» Но знаете, есть пословица: «Не плюй в колодец, вылетит – не поймаешь». Вот… Подумайте, что, скорее всего, ответит мужчина, которому сказали «уходи»? Что он начнёт сразу расшаркиваться и лепетать: «Ну, ты моя лапушка, я от тебя ни за что не уйду». Хотя женщина именно это и мечтает услышать. Ну нет, правда… А что он скажет? Скажет: «Ну и уйду, раз так», да еще и дверью хлопнет. А потом они, как два дурака, будут сидеть где-то там по разным квартирам и мечтать о том, как бы вернуть всё обратно. А между ними будут стоять вот эти самые слова, и не факт, что они смогут их друг другу простить. Поэтому нельзя друг другу говорить слова, которые нельзя будет потом… ну, в общем, нельзя себя делать заложником вот этих самых обидных слов.

Четвёртое «нельзя» почти такое, как и третье. Нельзя ставить друг другу ультиматумы. Говорить что-то вроде: «Если ты пойдешь с друзьями на футбол, то домой можешь потом не приходить». Что он, скорее всего, скажет? Правильно. Скажет: «Ну и не приду». Или он, к примеру, говорит: «Если ты мне ещё раз не погладишь вовремя рубашку, и я опоздаю из-за тебя на совещание, я возьму и уеду к маме». Даже если ваша вторая половина и испугается этого ультиматума, она потом будет всё время искать повод поквитаться. Вот, не пойдёт он на этот самый футбол, а потом будет жену изводить всякими там придирками, а себя при этом оправдывать: «Ну, я же не пошёл на футбол». В общем, ничего хорошего из ультиматумов не выйдет.

И «нельзя» пятое. Нельзя, когда вы выясняете отношения, говорить: «А вот у таких-то там, в семье, вот так». Особенно нельзя приводить в пример своих родителей: «А вот в моей семье папа всегда делал то-то и то-то, а ты…»

– О! – воскликнул Гена Беляев. – А у меня мама так всегда говорит.

– Ну и что? – спросил Игорь Степанович. – Из этого что-то хорошее выходит?

Гена сразу сник.

– Не-а.

– Каждая семья уникальна. И те отношения, которые там складываются, они… там складываются. И нельзя в чужую семью слепо переносить свой опыт, пусть даже и положительный. Если хотя бы один из супругов этого не воспринимает. Вот я вам говорил, что мужчина в семье должен быть главный. Но это в общем, ну, как правило. А бывает и наоборот. Вот у меня есть несколько знакомых семей, в которых мужья сидят под каблуком у своих жён и не хотят оттуда вылазить. Им там очень хорошо и комфортно. И что? Мы должны лезть туда со своими правилами? Если им так хорошо, ну и пусть живут себе. В общем, помните, ваша семья единственная и неповторимая, никто, кроме вас самих, не сможет её построить и укрепить. Никто не сможет за вас сделать вас счастливыми. Только вы сами. А для этого нужно трудиться, прилагать усилия, созидать свою семью. И вот тогда в результате этих трудов, в результате совместного преодоления всех трудностей и возникнет та самая, настоящая любовь, о которой вы так мечтаете.

Игорь Степанович умолк. Урок, по-видимому, был закончен. Ученики переваривали сказанное. И тут раздался возглас Коли Нечаева:

– Игорь Степанович, вы нас обманули! Вы обещали про презервативы рассказать.

Учитель вздохнул.

– Ну ладно, слушайте про презервативы… – он прошёлся перед учительским столом, собираясь с мыслями. – Есть такая штука, как контрацепция. Хотя само по себе оно довольно абсурдно: «Нежелательные дети». Правда, дико звучит? Ну, да ладно… Средства контрацепции бывают разные: презервативы, внутриматочные спирали, колпачки, таблетки и прочее.

– Пож-жалуйста, помедленнее, – пошутил Коля. – Я записываю.

– Это всё не суть важно. Важно то, что все средства контрацепции делятся на две категории…

– Оральные и… – съязвил кто-то, и все засмеялись.

– Нет, контрацептивы делятся на абортивные и неабортивные.

– Это как?

– Как вам известно из курса анатомии за седьмой, кажется, класс, у женщины в детородных органах созревает яйцеклетка, которая потом оплодотворяется сперматозоидом. Затем вот эта уже оплодотворённая яйцеклетка… А мы с вами в прошлый раз говорили, что по сути это уже и есть человек. Вот эта клетка должна ещё добраться до матки и там закрепиться, ну и дальше расти. Так вот, неабортивные средства препятствуют оплодотворению яйцеклетки, а другие, абортивные, не дают уже оплодотворенной яйцеклетке попасть в матку. В этом случае происходит мини аборт. Такое же ужасное убийство новой жизни, о чём мы уже говорили.

Все разом вспомнили Воронцова, стоящего на учительском столе.

– Так вот, чтобы не забивать вам голову излишними подробностями, скажу, что кроме этого вашего любимого презерватива, почти все остальные средства – абортивного действия. Теперь о нём, презервативе… Презерватив, как и все остальные средства, не гарантирует на сто процентов невозможность зачатия. Больше того, презерватив не гарантирует защиту от СПИДа и других венерических заболеваний. Сейчас у нас стало модно бороться со СПИДом, и вешают всем лапшу на уши: «Безопасный секс, безопасный секс». Всё это враньё! Презерватив защищает от СПИДа всего на девяносто, с копейками, процентов.

– Ну, так всё-таки защищает, – попробовал возразить кто-то.

– А знаете, что такое девяносто процентов, – не дал ему договорить Игорь Степанович. – Девяносто процентов, это значит – десять половых актов с ВИЧ-инфицированным – и у вас стопроцентное заражение. А что такое десять раз? При желании, это за один день делается.

Ученики заулыбались.

– От других венерических болезней презерватив защищает ещё меньше. Так что думайте головой. Ну вот всё, что я хотел вам сказать… Урок окончен.

Всё начали подниматься из-за парт.

– Игорь Степанович, так мы остаемся? – спросили ребята.

Степашка кивнул.

Когда девочки покинули класс, Воронцов уже по-свойски уселся на парту, ребята расселись вокруг.

– Для начала, бродяги, открою вам страшную военную тайну.

«Бродяги» напрягли внимание. Степашка поднял вверх указательный палец и провозгласил:

– Женщина – тоже человек!

Все выдохнули:

– Ну-у!

– Могу поспорить, – сказал Игорь Степанович, – что вы сейчас так не думаете. Вы смотрите на женщин, как на еду. Правда?

Некоторые смущенно опустили глаза.

– А женщина – тоже человек, – повторил Воронцов, – и относиться к ней нужно, как к человеку. Есть такой закон: «что посеешь, то пожнёшь». Прежде чем как-то поступить с девушкой, подумайте о том, что кто-то так же может поступить с вашей, там… сестрой, дочкой будущей. Если вы согласны, то… Вот встречаетесь вы там себе с девушкой… Попробуйте представить себя на месте её, скажем, отца. Посмотрите на себя с этой точки зрения.

– Игорь Степанович, а женские секреты?

Учитель пожал плечами.

– У каждой женщины свой секрет. Разгадывайте… Не пытайтесь женщину переделывать под себя, лучше сделайте так, чтобы ей захотелось самой стать такой, как вы хотите. Некоторые из них, знаете, как говорят? «Люби меня такой, какая я есть, и я стану такой, как ты хочешь». И ещё один секрет. Знаете, чего хочет любая жена от своего мужа? У каждой, конечно, свои «хотелки», но вот этого хотят все. Каждой нужен от мужа хороший секс и хорошая зарплата.

– Ну, так это мы запросто, – оживились ученики, очевидно имея в виду первое.

– Не скажите, – возразил Игорь Степанович, – это сейчас вы такие могучие, а пройдёт лет десять-пятнадцать-двадцать… Пивко, мягкий диванчик, телевизор… Отрастите себе вот такой мозоль, – он изобразил руками огромный живот, – и приехали. А жене что делать? Вот тогда-то и надо будет показывать свою мужскую силу, а не сейчас. Кстати, пик женской сексуальности – примерно от тридцати двух до тридцати семи лет, у многих вообще после сорока. Какими вы будете в этом возрасте? Так что спортом надо заниматься, не пить, не курить, ну и всё прочее.

– Так, получается, что нам сейчас нужно искать женщин, которым уже тридцатник? – насмешливо спросил Андрей Портновский. – А вам тех, кто помоложе?

– Нет. – Игорь Степанович пристально посмотрел на Портновского. – Во-первых, лично я уже себе нашел. А во-вторых, секс, конечно, очень важная сторона семейной жизни, но далеко не единственная, и даже не самая главная. И не забывайте про второй момент – зарплату. Когда муж не обеспечивает потребности семьи, могут начаться проблемы. Далеко не каждая жена может это вынести, – тут он глубоко вздохнул. – А значит, вам надо стремиться получить хорошее образование, найти хорошую работу. Сейчас это конечно, сложно, времена такие… Ну, в общем, мужики, вы поняли, да? – сказал Воронцов, поднимаясь. – Быть мужчиной, это прежде всего ответственность. За жену, за детей, – он немного походил в раздумье по классу. – Вообще мужик должен всегда отвечать за свои поступки. И всегда точно знать, чего он хочет. Знать, что он делает, почему и зачем. Особенно во взаимоотношениях с девушками. Девушки… они, вот, к примеру, могут целоваться или там даже… вот, просто так, под влиянием момента, нахлынувших чувств, совершенно не отдавая себе в этом отчета. Ну, вот они такие. А мужик – нет. Мужик просто не имеет на это права. Мужчина всегда должен понимать, что он делает и чего он хочет. Если уж целует, то должен себе представлять, зачем он это делает и, главное, а что дальше?

Игорь Степанович опять сел на парту.

– И ещё один женский секрет. Есть такая поговорка: «Очень сложно спорить с голой женщиной».

Ученики засмеялись.

– Так зачем с ней спорить? Ее надо сразу…

– Ох, – вздохнул учитель, – среди знакомых мне молодых людей, юношей, было несколько таких, которые, вот так «сразу…» Так один из них потом квартиры лишился, а другой из окна выбросился. Слава Богу, жив остался. Охмурили их, малолеток, ушлые бабы и сделали с ними что захотели, – он усмехнулся. – На Украине знаете, как говорят в таких случаях: «Взяла налыгачэм за яйця и вэдэ, куды хочэ».

Опять последовал взрыв смеха.

– Да, бывает и такое. И притом не редко. Бывает, девчонки… ну, а чаще, уже взрослые опытные женщины пацанов сами в постель тащат, чтобы потом женить их на себе или ещё там что-то поиметь с них. А когда она голая с ней не поспоришь. И женишься, и квартиру на неё перепишешь, и ещё неизвестно что сделаешь. Вот так и дурят нашего брата. Отсюда вывод – нельзя допускать таких ситуаций, когда они… ну, в общем, когда с ними не поспоришь, – тут Воронцов задумался. – Но бывает и наоборот, – продолжил он после небольшой паузы. – Бывает, что мужчина хочет женщину так сильно, что, кажется, умрёт, если вот прям сейчас её не получит. Классический такой случай описан в Библии, во Второй книге Царств. Там повествуется о том, как один из сыновей царя Давида, Амнон, воспылал жуткой страстью к своей сводной сестре Фамари. В общем, он хитростью остался с нею наедине и сказал прямо, без обиняков: «Ложись со мною». А она ему ответила, что так, мол, не делается, что ты поговори с царём, то есть с Давидом, и он не откажется отдать меня тебе. Но Амнон её не послушал, ждать не захотел. Не захотел себя связывать всякими там штампиками в паспорте и таки овладел ею. А потом, буквально сразу же после этого дела, он возненавидел её так, что, как говорит Библия, ненависть его была сильнее прежней любви. Так что, если вам, не дай Бог, конечно, приведется испытать такое сильное влечение к женщине, что не хочется ни ждать, ни жениться, а хочется взять её, вот здесь и сейчас, то знайте… скорее всего, вам эта женщина опротивеет сразу же, как только вы добьётесь своего. Ну, может не после первого раза, но опротивеет обязательно.

Учитель опять немного прошелся по классу.

– Видите, как ни крути, все опять сводится к целомудрию. Чистота отношений «до» – залог счастья «после». Вообще, полезно запомнить… Чувства – они как река: чем бурнее, тем мельче, а чем спокойнее, тем глубже и долговечней. Ну, все. Урок окончен. Спасибо за внимание.

– Спасибо, Игорь Степанович, – с улыбкой на всё лицо, сказал Залесский. – Мы теперь до свадьбы – ни-ни. Даже целоваться не будем.

– Да, кстати, забыл предупредить, у нас завтра контрольная по геометрии. Девочкам там передайте…

Ученики потянулись к выходу.

– До свидания, Игорь Степанович.

– Спасибо, до свидания.

– До свидания, ребята, – Степашка пошел в подсобку за своими вещами.

Когда он вернулся обратно в кабинет, увидел Васю Белова, того самого, который когда-то в пятом классе ходил к Анне Алексеевне, тогдашнему классному руководителю, извиняться за побитые окна.

– Что тебе, Белов?

– Игорь Степанович, а что потом с ним случилось? Ну, с этим… как его… Амноном?

– Его убили, – ответил Степашка. – Убил брат Фамари, Авессалом… за это самое.

Но это был не главный вопрос, который Вася хотел задать учителю. Смущаясь и опустив глаза, он спросил:

– Игорь Степанович… а… это… Я хотел спросить… А вот что делать, если, как вы говорите, хочется так, что совсем невмоготу?

– О-о, – протянул Игорь Степанович, – это, брат, целая наука. Как побороть живущие в себе страсти, – он на несколько минут задумался. – Знаешь, самое действенное средство – это боль…

Белов поднял на учителя удивленные глаза.

– Да-да, – повторил Степашка. – Боль. Обыкновенная физическая боль, чем сильнее, тем лучше, – он улыбнулся. – Ну, мы, конечно же не мазохисты. Поэтому займемся вторым средством. А на втором месте стоит труд. Тяжелый изнуряющий труд. Дальше идет голод. Ну а потом все остальное: не касаться, не смотреть, не думать, занять себя полезным делом. Но самое главное даже не это. Главное – это помощь Божия. Так что «просите и дастся вам»… Ну что? До встречи, Белов?

– Да-да. Спасибо, до свидания.

Первые две книги серии «Пикасо» можно заказать по адресу [email protected]

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также