Виктор Франкл: Сказать жизни «Да»!

Фото: festivalnauki.ru

Война, победу в которой мы недавно праздновали, была ужасной. Но именно в ее концлагерях была написана книга о величии и силе человеческого духа. О ней и пойдет речь.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Наверное, нет ни одного человека, которому были бы неизвестны эти слова из Евангелия от Иоанна. И многие знают, что в оригинале, т.е. на древнегреческом, Слово звучит, как Логос. Но если мы обратимся к словарю, то обнаружим, что понятие Логос включает в себя еще одно значение – смысл.

В 1946 году в Вене была опубликована одна из самых знаменитых книг, написанных в ХХ столетии – «Сказать жизни «Да»». Ее автор, известный австрийский психиатр Виктор Франкл, прошел через нацистские лагеря Освенцим и Дахау. И не просто выжил, а сделал важнейшее открытие, раздвинувшее границы психиатрической науки.

В основе логотерапии лежит идея поиска высшего смысла как главной движущей силы человеческого поведения. В концлагере эта идея получила проверку самой жизнью.

Свою теорию доктор Франкл назвал логотерапией. Сам Франкл о логотерапии говорил так: «…в отношении к логотерапии logos значит "Дух" и в другом значении – "смысл"». В ее основе лежит идея поиска высшего смысла как главной движущей силы человеческого поведения. В концлагере эта идея получила проверку самой жизнью и подтвердила: наибольшие шансы выжить имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто во всем искал высший смысл и находил его даже в страдании.

Идея поиска смысла как основной воли к жизни в человеке, возникла у Виктора Франкла еще до войны. Он был убежден, что именно в ней нужно искать главный источник душевного здоровья человеческой личности. Его, как психиатра, интересовали пограничные ситуации человеческой психики. В 1933-1937 годах он возглавлял отделение по предотвращению самоубийств в одной из частных венских клиник.

Франклу удалось спасти нескольких пациентов от принудительной эвтаназии, совершавшейся повсеместно в психиатрических и неврологических отделениях. Это отчасти стало одной из причин, по которой сам Франкл и его семья были отправлены в концлагерь.

После прихода к власти нацистов, он, как еврей, не мог лечить представителей арийской расы. В 1940 г. возглавил неврологическое отделение Ротшильдской больницы, где работал нейрохирургом. В то время это была единственная больница, куда допускали евреев. Здесь Франклу удалось спасти нескольких пациентов от принудительной эвтаназии, совершавшейся повсеместно в психиатрических и неврологических отделениях. Это отчасти стало одной из причин, по которой сам Франкл и его семья были отправлены в концлагерь.

25 сентября 1942 года доктор Франкл, его родители и жена оказались в нацистском лагере Терезиенштадт. Сюда Франкл взял и рукопись первоначального варианта книги с учением о смысле жизни. Сохранить ее не удалось. Но именно здесь, в лагере, восстановленный по памяти текст книги обогатился самыми ценными мыслями и наблюдениями.

То, с чем Франкл работал в условиях клиники, в концлагере оказалось его ежедневной первоначальной задачей.    

Свою задачу Франкл видел в помощи заключенным, которые оказались в невыносимых для обычного человека условиях. И не только физических. Видеть, как вокруг тебя ежедневно умирают люди – огромный стресс для психики. Потому главной задачей этой помощи являлось предотвращение самоубийств. То, с чем Франкл работал в условиях клиники, теперь оказалось его ежедневной первоначальной задачей.    

Среди заключенных была организована служба информации. Франклом были четко описаны признаки утраты воли к жизни, и, если кто-нибудь из заключенных высказывал суицидальные мысли, немедленно проводилась предупредительная терапия. Здесь, в лагере, человека только так и можно было спасти. Как рассказывал Франкл, самоубийство можно было предупредить, но не остановить. Вытаскивать из петли висельников запрещалось под страхом смерти. Лагерное начальство и надзиратели строго следили за этим.  

«Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, понимал ли он зачем он живет».

*   *   *

Однажды один полумертвый от голода заключенный пробрался в картофельный бункер и попытался разжиться парой картофелин. «Взлом» был обнаружен, и от заключенных потребовали, чтобы они сами выдали преступника. Иначе весь лагерь будет на целый день лишен еды. Все 2500 заключенных предпочли лучше поголодать, чем увидеть своего товарища повешенным.

А вечером этого голодного дня, обращаясь к измученным после изнурительной работы товарищам, доктор Франкл говорил о Боге, о Том, Кто смотрит на каждого из них сверху. Смотрит требовательно и ждет, что «мы Его не разочаруем, что мы не будем жалкими, что мы сумеем сохранить стойкость и в жизни, и в смерти».

Но для того, чтобы помогать выжить другим, нужно самому иметь богатый духовный резерв. Франкл пишет о молитвах и Богослужениях, которые совершались где-то в углу барака или в вагоне для скота, в который голодные и измученные заключенные возвращались в лагерь после работы.

Да, страдания – это зло. Но иногда человек способен переосмыслить страдание как нечто ценное в своей жизни. Как то, что способно открыть в человеческой душе мысли о Боге.

И все же он не раз признавался, что вопрос о смысле страданий для него был самым сложным вопросом, который не просто нужно было решить раз и навсегда. Его нужно было решать ежедневно, каждый час с каждым человеком отдельно. Иначе как можно возродить у человека интерес к жизни, если не объяснить, зачем жить и страдать? И здесь, наблюдая за всем, что происходит вокруг, доктор Франкл делает поразительные, часто даже парадоксальные открытия.

Да, страдания – это зло. Но иногда человек способен переосмыслить страдание как нечто ценное в своей жизни. Как то, что способно открыть в человеческой душе мысли о Боге. И пускай человек в такой момент не обрел еще веру во всей полноте, но страдание поставило его на порог этой веры.

Франкл приводит в пример историю смерти одной молодой женщины. Она знала, что ей предстоит умереть в ближайшие дни. Но, несмотря на это, она не была подавлена, а напротив – душевно бодра. «Я благодарна судьбе за то, что она обошлась со мной так сурово, потому что в прежней своей жизни я была слишком избалована, а духовное мое состояние было не слишком серьезным», – сказала она.

Может быть, кому-то эти слова покажутся слишком простыми, незначительными. Но в них есть настоящее величие человека, не просто смирившегося с собственным страданием, потому что у него нет другого выхода, а осознавшего, что страдание было необходимым, чтобы подняться на новую высоту, подтолкнуть к внутренней духовной работе.

Или, если сказать словами доктора Франкла: «Дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас… Ведь жить – в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение тех задач, которые жизнь ставит перед каждым, за выполнение требований дня и часа… И коль скоро судьба возложила на человека страдания, он должен увидеть в этих страданиях, в способности перенести их свою неповторимую задачу… Жизнь всегда и при любых обстоятельствах имеет смысл и этот смысл охватывает также страдания, нужду и смерть».

*   *   *

Доктор Франкл в своих в своих книгах не так часто упоминает о Боге, и может показаться, что в основе его логотерапии лежит поиск какого-то абстрактного смысла или смысла вообще. Однако же это не так. Виктор Франкл был глубоко верующим человеком, о чем не раз упоминал и в своей автобиографии, и во многих интервью, но, как врач, считал некорректным навязывать кому-либо свои религиозные воззрения.  

Если мы обратимся к его высказываниям, к книгам, то везде увидим призыв к поиску не просто абстрактного духовного смысла. Подавление в себе мыслей о Боге, веры в Бога – вот недуг, которым, по мнению доктора Франкла страдает приблизительно три четверти населения мира. Если мы скрываем мысли о Боге от собственного сознания, пытаемся вытеснить их, то таким образом вызываем в себе постоянный душевный конфликт.

Подавление в себе мыслей о Боге, веры в Бога – вот недуг, которым, по мнению доктора Франкла страдает приблизительно три четверти населения мира.

«Отрицать духовную сторону своей природы – это творить над собой большое насилие». Это доктор Франкл называет «подлинной патологией нашего времени». Он считает, что возникновение многих психологических и психиатрических проблем можно объяснить именно этим.

«Наше время – время интеллектуальной путаницы и перевернутых понятий о ценностях. Оттого наш век есть век глубокой трагедии и кризиса. Это время, непосильное для человеческой души, когда она вынуждена входить в потрясения, кризисы, войны и ожидания войн без укрепляющего и исцеляющего душу религиозного сознания.

Утверждение, что люди являются лишь беспомощными жертвами своих низших инстинктов и материальных интересов, а также продуктом наследственности и среды – убивает человека… Мы калечим себя низко стоящими идеалами. Надо нам понять, что мы, люди, являемся по своей природе духовными существами».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Будете ли вы прививаться от COVID, когда появится вакцина?
нет, опасаюсь возможной чипизации
57%
да, эта вакцина не отличается от любой другой
19%
если вынудят – вакцинируюсь, но как можно позже
24%
Всего проголосовало: 715

Архив

Система Orphus