Дети нацистской верхушки: два разных взгляда на фашизм

Фото: СПЖ

9 мая мы отмечаем 75-летнюю годовщину Победы. Преступления нацистов были ужасающими. Но сейчас нам приходится сталкиваться с попытками оправдать и возродить фашизм.

В этом году мы отмечаем 75-летнюю годовщину победы над фашизмом. 9 мая 1945 года Патриарх РПЦ Алексий I произнес такие слова: «Бог посрамил дерзкие мечты злодеев и разбойников, и мы видим их теперь несущими грозное возмездие за свои злодеяния. Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, – дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества».

Ужасающие преступления нацистов перед человечеством были очевидными всегда и для всех. После 1945 года невозможно было и подумать, что идеология, где одна нация может считать себя выше других и на этом основании уничтожать целые народы может быть когда-нибудь кем-либо оправдана. Но сейчас такой уверенности нет.

Ныне в Украине героизируются формирования, воевавшие в составе армии Третьего рейха, в их честь проходят марши и шествия, открываются памятники и мемориальные доски. Ветераны СС «Галичина» – желанные гости в школах и детских лагерях. Уже много лет украинских детей воспитывают на примерах солдат армии, которая 75-80 лет назад убивала украинских, еврейских, русских детей тысячами и десятками тысяч, выкачивала из них кровь, использовала для медицинских опытов и прочее.

Фото: cont.ws

И именно отношение нацистов к детям – самая большая загадка.

Мы знаем, что чужих детей не бывает. Когда страдает ребенок – это трагедия для любого нормального человека. «Счастье всего мира не стоит одной слезы на щеке невинного ребёнка», – писал в одном из своих романов Федор Достоевский.

Принято считать, что многие нацистские лидеры такие как, например, М. Борман, Г. Гиммлер, Г. Геринг, были прекрасными отцами, заботливыми дядями. Об этом свидетельствуют их дети и близкие. И не только они. Но невозможно представить, как один и тот же человек, только что ласкавший одного (своего) ребенка, мог расстреливать или отправлять в газовую камеру другого. Как человек мог быть любящим, нежным отцом и одновременно садистом и убийцей? Как он мыслил, что чувствовал? И чувствовал ли что-либо вообще?

Полностью мы это никогда понять не сможем. Но стоит взглянуть на идею фашизма глазами тех, кто был ближе всех к его вождям. Глазами их собственных детей и внуков.

Мартин Адольф Борман

Мартин Адольф Борман в молодости​​​​Фото: hadashot.kiev.ua

Мартин Адольф Борман был старшим сыном рейсхляйтера Мартина Бормана, крестником Гитлера. К слову, Гитлер считал, что христианская религия несовместима с национал-социализмом, в чём его активно поддерживал Борман, негативно относившийся к христианству. Парадокс состоит в том, что все члены нацистской верхушки старались духовно породниться между собой. Именно через Церковь, которую они все отрицали и на членов которой устраивали гонения. Но, может быть, у них была какая-то своя, суррогатная церковь? Оказывается, нет, Мартин Борман-младший рассказывал, что его крещение происходило в обычной церкви.

«Церемония крещения была сложной, – писал он. – Гитлер – католик, а мои родители – протестанты, поэтому по церковным законам ему не позволялось держать ребенка. Он просто присутствовал на церемонии, считаясь крестным отцом, а я был на руках у Ильзы Гесс, жены Рудольфа Гесса».

Весной 1945 года М. Борману-младшему было 15 лет. Был отдан секретный приказ – детей Бормана убить. Они должны были умереть, как и дети Геббельса, которых отравила цианидом их мать. Но личный секретарь Бормана отказался выполнить этот приказ. Он вручил Мартину Борману-младшему фальшивые документы и велел бежать. 15-летнего мальчика приютил крестьянин, истинный католик. В 1958 году М. Борман стал католическим священником.

Борман-младший на встрече с отцом в школе НСДАП, 1942 г. Фото: © /АиФ

Впоследствии, в различных интервью, М. Борман рассказывал, что жизнь в семье этого простого крестьянина стала для него настоящим открытием. Он встретил настоящих верующих людей, тогда как в его собственной семье вера была под запретом.

«Отец не верил ни в кого, кроме Гитлера. Конечно, он был крещен, но это для него была лишь формальность – в доме даже распятие нигде не висело. По его приказу закрыли церковь в Оберзальцбурге, где мы жили. Один раз сестра, играя, надела на лоб повязку, на которой был христианский крест, и побежала к отцу, чтобы он ее обнял… Я никогда не видел его в такой ярости. Он закричал страшным голосом: «Немедленно сними это!» – и показал на крест. То, что я стал священником, в его глазах было бы предательством…».

Нужно сказать, что священником Мартин Адольф (от второго имени он со временем отказался) стал сознательно. Он всю жизнь чувствовал себя в ответе за все, что совершил его отец и понимал, что должен хоть как-то исправить это. Каждый день он сталкивался с людьми, судьбы которых были покалечены войной. Особенно впечатляет его рассказ об одном солдате, которому он, как ни старался, так и не смог помочь. В этой истории, мне кажется, отражена в полной мере подлинная трагедия фашизма.

«Клаус! Ткни эту тварь штыком!»

«Это произошло после войны. Я уже принял сан священника. Как-то ко мне пришел бывший солдат Вермахта. Он рассказал, что во время восстания в Варшаве он был среди тех, кто зачищал от повстанцев подвалы домов. Из одного подвала внезапно выскочила и побежала маленькая девочка, лет пяти или шести. Но она споткнулась и упала недалеко от него. Он захотел ее поднять и спасти. Но внезапно услышал окрик обер-лейтенанта: «Клаус! Ткни эту тварь штыком!». И он, подчиняясь приказу, проткнул ее штыком в грудь. Она не закричала, а задохнулась. Это были секунды. Задыхаясь, она смотрела на него. Он понял, что совершил что-то невообразимое. С чем он не сможет жить.  

Он исповедовался через 20 лет после войны. С тех пор бывший солдат, ставший почтовым служащим, так и не женился, и у него не было детей. По его словам, он не мог смотреть в их глаза. И все годы каждый день жил с этим воспоминанием. Он сказал: «Бог не простит меня, я не могу себе представить, что со мной будет за то, что я сделал». Даже как священник я не знал, что ему сказать. Через неделю этот человек повесился. 

Понимаете, это не только реальная история, но и метафорическая. Таково большинство людей. Потом они все поймут. Они и сейчас понимают, но в момент, когда от них зависит жизнь и судьба других людей, – они слушаются приказа. Они подчиняются идее. Надо быть цельным человеком и постоянно думать о том, что ты делаешь, и главное, не бояться быть собой, не бояться противостоять приказам, чтобы в критический момент не совершить нечто чудовищное».

До конца своих дней Мартин Борман-младший посещал с лекциями школы в ФРГ, пытаясь объяснить всю суть ужасов нацизма.

Этой историей Борман-младший призывает задуматься – всякий грех, особенно грех смертный, уже несет наказание здесь, на земле. Убивая другого, человек в ту же минуту убивает и себя. Пример этого несчастного солдата – яркое свидетельство тому. Тот удар штыком в маленькую польскую девочку таки догнал его через столько лет.

Мартин Борман-младший умер 11 марта 2013 г. До конца своих дней он посещал с лекциями школы в ФРГ, пытаясь объяснить всю суть ужасов нацизма. «Единственный путь не допустить возрождения фашистских и расистских тенденций, –  говорил он, –  это просвещение. Особенно это касается молодых людей, не испытавших нацизм на своей шкуре и покоренных его внешним блеском».

Всю свою жизнь М. Борман не переставал благодарить Бога за великую милость к их семье, так как все дети и внуки Мартина Бормана-старшего стали убежденными христианами.

Гудрун Гиммлер

Гудрун Гиммлер. Фото: SHUTTERSTOCK

Всю свою сознательную жизнь Гудрун Гиммлер, в замужестве Бурвиц, посвятила «защите доброго имени и памяти своего отца». В единственном интервью, на которое она согласилась, она сообщила, что «отца представляют самым страшным монстром геноцида в мире, а я хочу доказать, что это не так, и посвящу этому, если понадобится, всю свою жизнь».

Можно было бы понять усилия дочери, старающейся хоть как-то обелить имя любимого отца. Но Гудрун Бурвиц всегда, вплоть до самой смерти, оставалась именно защитницей идей нацизма, и очень многое сделала для того, чтоб помочь нацистам, стремившимся избежать возмездия. Ее так и прозвали – «нацистская принцесса» или «Мать Тереза от нацизма».

Но разве властям послевоенной Германии ничего не было известно о нацистских симпатиях дочери Гиммлера? Оказывается, на это просто закрывали глаза. 29 июня 2018 года, через месяц после смерти Гудрун, в мировой прессе появилось небольшое сообщение о том, что дочь Гиммлера, как оказалось, работала на германские спецслужбы.   

О том, что, работая в BND (Федеральная разведывательная служба Германии), г-жа Бурвиц была также ведущей фигурой в некоей организации «Тихая помощь», конечно же, не заикнулся никто. Можно было бы сказать, что руководство BND мало интересовалось этой стороной деятельности г-жи Бурвиц, ведь «Тихая помощь» была зарегистрирована, как благотворительная некоммерческая организация. Но не думаю, что для немецких спецслужб было тайной, чем на самом деле являлась эта группировка, и чем она занималась.

«Один высокоуровневый немецкий чиновник сказал, что у Бурвиц была стойкая, непреходящая, настоящая любовь к мужчинам и женщинам, служившим в свое время в худших специальных частях нацистского режима в 1933–1945 годах, – писал корреспондент британской The Daily Mail Тим Стикингс. – Она была ведущей фигурой в зловещей организации «Тихая помощь», ставившей своей целью оберегать нацистских преступников от попадания в руки правосудия».

Генрих Гиммлер с дочерью Гудрун​​​Фото: hadashot.kiev.ua 

Она обеспечивала не только юридическую поддержку бывшим офицерам СС, но и финансовую помощь. Так «Тихая помощь» помогла сбежать массовым убийцам-эсэсовцам Клаусу Барби и Эриху Прибке. И хотя «лионский мясник» Клаус Барби в 1987 году все-таки был арестован и приговорен к пожизненному заключению, «Тихая помощь» не оставила его без поддержки.

По словам одного из ведущих экспертов по истории нацизма британца Гая Уолтерса, «клиентами» «Тихой помощи» были также идеолог холокоста Адольф Эйхманн, штандартенфюрер Вальтер Рауфф, один из руководителей SD, принимавший непосредственное участие в разработке газенвагенов, и доктор Йозеф Менгеле, проводивший опыты над заключенными в Освенциме. Не оставлялись без внимания и нацистские чины помельче, которые оставались в Германии, они обеспечивались работой, жильем, услугами юристов и врачей.

В 1954 году по инициативе Гудрун Бурвиц была создана молодежная организация нацистского толка «Викинг-Югенд». Эта наследница гитлерюгенда просуществовала целых 40 лет. Только в 1994 году ее деятельность признали антиконституционной и запретили. В отношении «Тихой помощи» немецким властям удалось добиться лишь отмены статуса благотворительной организации. После череды скандалов и журналистских расследований «Тихая помощь» больше не всплывала в информационном пространстве, хотя она до сих пор значится в регистре ассоциаций Германии и по убеждению многих, финансирует нелегальные неонацистские организации в Германии и других странах Европы. 

Гудрун Бурвиц до самой смерти, которая последовала в 2018 году, прожила в Мюнхене в 15 километрах от Дахау, где по приказу ее отца было убито 30000 человек. Опрятная, скромная, улыбчивая, обожающая мужа и внучку, по воскресеньям аккуратно посещающая мессу, благопристойная немецкая пенсионерка. Но до последних дней она сохраняла верность своим идеям.

«Несколько лет назад она, в возрасте «круто за восемьдесят», побывала на неонацистском митинге в Ульриксберге (Австрия), где ее «просто боготворили оставшиеся в живых ветераны СС», – сообщает упомянутый выше журналист The Daily Mail Тим Стикингс. – Она обходила выстроившихся перед ней состарившихся, но сохранивших выправку солдат Третьего рейха, и каждый из них трепетал, вытягиваясь в струнку, перед ней и докладывал, в какой именно части служил. Ей девятый десяток, но ум по-прежнему острый, великолепная память и превосходное знание военной логистики. Она – ее отец, но в женском выражении. Она – истинно верующая в идеи нацизма фанатка, и это делает ее чудовищно опасной».

Катрин Гиммлер

Катрин Гиммлер. Фото: feldgrau.info

Однажды на уроке истории кто-то из одноклассников в шутку спросил 15-летнюю Катрин Гиммлер, не родственница ли она того самого Генриха Гиммлера, который вошел в историю, как одна из самых мрачных фигур в истории Холокоста. «Он мой двоюродный дедушка», – ответила Катрин. Дальше, как она вспоминает, урок продолжался в полном молчании.

«Это очень тяжелая ноша, когда у тебя такое наследие», — признается Катрин Гиммлер. По ее наблюдениям потомки бывших нацистов чаще всего бросаются в одну из двух крайностей: или пытаются забыть о прошлом, навсегда отрекаясь от своих предков, как от чудовищной страницы в истории своей семьи. Или – наоборот – полностью отказываются от какого-либо негатива, делая выбор в пользу безусловной любви и преданности.

Редкие личности, такие как, например, Мартин Борман-младший, пытаются осознать то, что произошло, не вычеркивая ничего из прошлого, а извлекая урок и делая правильные выводы. Но для этого нужно обладать немалой внутренней силой и мужеством. Катрин признается, что столкнулась с похожим выбором. Когда она попыталась заговорить с отцом о прошлом своей семьи, он просто не смог говорить.

В 2005 году Катрин написала и издала книгу «Братья Гиммлеры». В ходе работы над книгой ей пришлось перечитать множество писем из семейного архива. И только тогда, по ее собственному признанию, к ней пришло осознание всей глубины трагедии, происшедшей в ее семье. Она долго думала о том пути, который прошел ее двоюродный дед – Генрих Гиммлер.

«В детстве и юности вера для него была очень важна. Хотя идеология германской расы как высшей ценности постепенно уничтожала в нем христианина, окончательно он порвал с католической церковью только в 1936 году. К этому моменту большинство эсэсовцев было уже законченными противниками христианства. Мне кажется, он по своей натуре был человеком, которому обязательно нужно было по-настоящему верить в какую-то большую идею. Посмотрите хотя бы на то, как много времени и сил он уделял разработке ритуалов для разного рода тайных церемоний СС, и вы поймете – это сублимация религии».

По иронии судьбы Катрин вышла замуж за гражданина Израиля, потомка бывшего узника Варшавского гетто. Она сознательно не меняла фамилию и считает, что нужно иметь мужество смотреть правде в глаза, ведь ее семья не является чем-то из ряда вон выходящим, как это может показаться на первый взгляд. Многие немецкие семьи по-прежнему придерживаются политики замалчивания или сочиняют некие мифы о роли их дедушек и бабушек в ужасах прошедшей войны.

«Между официальной историей и тем, как эта история рассказывается в семейном кругу, по-прежнему существует огромная разница, – говорит Катрин Гиммлер. – Многие молодые люди прекрасно осведомлены о Холокосте, но при этом убеждены, что их дедушки и бабушки были против режима и, конечно же, стремились спрятать в своем доме еврея. На самом деле они в это не верят, но изо всех сил пытаются себя в этом убедить».

Но, как признается Катрин, ее не так беспокоит нежелание нынешней молодежи трезво взглянуть на историческую правду, как внутренняя расслабленность и пассивное отношение к плодящимся неонацистским группировкам.

«Меня очень пугает возобновление деятельности неонацистов. Полагаю, сейчас самое время вплотную заняться этой проблемой и понять, что происходит», – говорит Катрин Гиммлер.

Алессандра Муссолини

Алессандра Муссолини. Фото: donnapop.it

В отличие от некоторых других потомков нацистов, невольно чувствующих вину за свое происхождение, итальянский политик Алессандра Муссолини испытывает гордость за своего деда Бенито Муссолини. Алессандра родилась в Риме, ее отцом был третий сын итальянского диктатора. Алессандра Муссолини – член Европарламента от Италии, она основала неофашистскую партию «Социальное Движение». 

Недавно имя Алессандры Муссолини оказалось в центре скандала, когда она заявила, что засудит всякого, кто как-либо заденет память Муссолини и пригрозила подать в суд на любого, кто посмеет непочтительно отозваться в Интернете о ее деде. В ответ с протестами выступили итальянские евреи и антифашисты.

«Со своими угрозами Алессандра Муссолини зашла слишком далеко, чтобы оставить их без внимания, – сказал бывший глава еврейской общины Рима Риккардо Пачифичи. – Угрозы А. Муссолини тем более возмутительны, что она является членом Европарламента. Шести миллионов убитых евреев и 75 лет оказалось недостаточным, чтобы она поняла, к чему привел фашистский режим».

Роберто Делла Сета, еврейский политик, писатель и эколог написал в своем «Твиттере»: «По вине Бенито Муссолини, моего отца в 16 лет исключили из школы, а по вине его последователей шестнадцать членов нашей семьи оказались в руках нацистов и погибли в Освенциме. Я оскорблю вас, Алессандра Муссолини, если скажу, что ваш дед был преступником?»

Энрико Финк, итальянский еврей, музыкант и актер, написал в «Фейсбук»: «Дорогая Алессандра Муссолини, я читал, что вы намерены подать в суд на любого, кто оскорбит память вашего деда. Я полностью понимаю ваши чувства: ваш дед был в конце войны убит, вам не довелось с ним встретиться, о чем вы сожалеете, и вы хотите защитить его память. У нас много общего, мой дед тоже был убит, мне тоже не довелось с ним встретиться, о чем я сожалею. Но проблема в том, что человек, на котором лежит ответственность за смерть моего деда – ваш дед».

*  *  *

Как видим, дети и внуки тех, кого принято считать чудовищами в человеческом обличье, по-разному относятся к нацизму.

75 лет прошло со дня окончания одной из самых кровопролитных войн в истории человечества. Еще живы те, кто может рассказать о ней из собственного опыта. Однако, что же мы видим в том мире, который нас окружает сегодня? Фашизм, как ни странно, опять поднимает голову. И с каждым годом все увереннее.

Но разве он не был побежден? Сметен, разгромлен до основания? Очевидно, нет. Он просто ушел на время в тень, отступил, ненадолго сдал позиции. Потому что фашизм – не где-то там. Он – в сердце. И пока праздник Победы не отпразднован в каждом отдельно взятом сердце, фашизм постоянно будет напоминать о себе. И не просто напоминать. Особенно, если все мы будем равнодушными, молчаливыми свидетелями.  

Аушвиц (немецкое названия лагеря Освенцим), как было сказано в ходе мероприятий, посвященных памяти жертв Холокоста, проходивших не так давно, не упал с неба. И сейчас можно с полной ответственностью утверждать, что семена нового Аушвица уже давно посеяны и буйно взошли. Не только в нашей стране. Но и во всем мире.  

Но тем, кто их посеял и взращивает, не следует забывать, что Аушвиц – это не только возможность удовлетворить «патриотические» мечты об исключительности своего народа и своей нации. Аушвиц – это еще и выстрел в себя. И свидетельство тому – короткая, почти никому неизвестная история простого солдата, который, подчинившись приказу и идейной пропаганде, убил маленькую девочку.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Премьер РФ посетит Афон, – СМИ

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
92%
нет, этим должны заниматься власти
2%
это бесполезно, политики мира не хотят
6%
Всего проголосовало: 250

Архив

Система Orphus