Притча: о намерениях и делах. О вразумлении нерадивого монаха

Фото: optina-pustin.ru

Некоторый брат желал удалиться в пустыню, в обитель, но родная мать его противилась этому.

Он говорил ей:

– Мать! Отпусти меня, потому что я хочу спасти душу мою.

Мать, не имея возможности удержать его, отпустила. Он же, пришедши в пустыню, жил в нерадении всю жизнь свою.

Между тем мать его умерла. По прошествии некоторого времени и сам он сделался болен, пришел в самозабвение и, восхищенный на суд Божий, нашел тут мать свою в числе судимых. Она, увидев его, удивилась и сказала:

– Что это значит, сын? И ты пришел на это место осужденных! Где же слова твои, которые ты повторял мне всегда: «Хочу спасти душу мою».

Устыдился он, услышав это, – стоял, не имея, что отвечать. И вот раздался голос, повелевающий возвратить его, а взять другого брата из общежительного монастыря.

Возвратившись в себя, он поведал присутствовавшим все, что видел и что слышал. В подтверждение слов своих он просил, чтоб кто-нибудь сходил в общежительный монастырь и посмотрел, скончался ли тот брат, о призыве которого он слышал. Посланный нашел, что это так.

Видевший видение, выздоровев, заключил себя в затворе, пребывал там неисходно, помышляя о спасении своем, принося покаяние и оплакивая свое прежнее поведение в состоянии небрежения. Умиление и слезное покаяние достигли в нем величайшего развития. Многие уговаривали его несколько снизойти себе, чтоб не подвергнуться какому-либо повреждению от непрестанного плача; но он не соглашался на это, – говорил:

– Если я не мог вынести обличение матери моей, то как вынесу обличения и муки в день суда, в присутствии Христа и Ангелов Его.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Есть ли смысл карантинных ограничений в храмах после пуска транспорта?
да, лишняя предосторожность не помешает
15%
нет, это просто нелепо
49%
дело вообще не в смысле, это вопрос политический
36%
Всего проголосовало: 293

Архив

Система Orphus