«Пал Палыч, рятуй!»: как грузчик стал святым и остановил эпидемию

Старец Павел Таганрогский. Фото: shahteparh.ru

«Пал Палыч, рятуй!». Надо сказать, это была самая удивительная молитва, которую мне приходилось слышать. И обращена она была к таганрогскому старцу Павлу Стожкову.

«Пал Палыч, рятуй!». Надо сказать, это была, наверное, самая удивительная молитва, которую мне когда-либо приходилось слышать. Тем более странно такое воззвание звучало с уст маститого протоиерея вполне себе интеллигентного вида, который произносил его не только «с чувством, с толком, с расстановкой», но и с необыкновенной надеждой в голосе, размашисто осеняя себя крестным знамением. Можно было бы списать всё на личное чудачество батюшки или на проблемы со слухом у автора этих строк, но не в сложившейся ситуации – слишком острым был накал страстей и слишком дорогой – «цена вопроса»: наш паломнический автобус без видимых на то причин застрял на КПП, и пограничники напрочь отказывались пропускать его дальше.

В сотый раз пересматривались документы, руководитель группы, белый как стена, то и дело бегал в зелёненький домик пропускного пункта и назад, не понимая в чём дело. Возможность отправиться в столь желанную поездку с каждой минутой все больше становилась похожей на утопию. Мы нервничали, забыв о молитве. Только отец Геннадий, присев возле водителя, тихонько, но настоятельно взывал: «Пал Палыч, рятуй!»

Пограничник недоуменно обернулся на молящегося отца Геннадия, нахмурился и медленно прошел по салону.

Дверь автобуса в очередной раз распахнулась. Внутрь поднялся руководитель группы, а за ним – молодой пограничник с ворохом наших паспортов, миграционных карточек и ещё каких-то бумажек в руках. По виду вошедших было понятно, что ничего хорошего нам не светит. Воцарилась тревожная тишина. «Пал Палыч, рятуй!» – донеслось с переднего сидения. Пограничник недоуменно обернулся на молящегося отца Геннадия, нахмурился и медленно прошел по салону, пристально всматриваясь в наши перепуганные лица. Потом также неспешно вернулся назад, к двери. Мы напряглись, ожидая наихудшей развязки, но она оказалась неожиданно положительной.

– Щасливої дороги! – погранец привычным жестом отдал честь и покинул автобус, оставив нас в полнейшей растерянности.

Пейзажи за окном быстро сменяли друг друга, и с каждой минутой от злосчастной границы нас отделяло все больше километров, а мы все никак не могли успокоиться, радуясь продолжению или, правильнее сказать, началу долгожданного паломничества.

Он был прославлен сравнительно недавно – в 2016 году, и вошел в историю Православной Церкви как пример того, что благочестивая жизнь для истинного христианина возможна не только в монастыре, но и в миру.  

Когда эмоции немного поутихли, кто-то вспомнил об чудной молитве отца Геннадия, к тому времени – мирно сопящего на переднем сидении. Разбудили, расспросили и все вместе порадовались тому, насколько удивителен и неисповедим Божий Промысел. Тогда, с помощью рассказа батюшки, нам посчастливилось ближе познакомиться с праведным Павлом Таганрогским – удивительным святым и нашим, к слову, земляком. Он был прославлен сравнительно недавно – в 2016 году, и вошел в историю Православной Церкви как пример того, что благочестивая жизнь для истинного христианина возможна не только в монастыре, но и в миру.  

*   *   *

Павел Павлович Стожков – уроженец нынешнего Кролевецкого района Черниговщины. Его можно было бы назвать мажором в привычном нам понимании – сын зажиточных дворян, наследник огромного поместья, большого количества крепостных (за окном подходил к концу ноябрь 1792 года). Все это, вместе с отличным образованием, сулило юноше безбедное будущее, но – только с точки зрения родителей. А те хватались за голову от выходок сына: в 16 лет он, никого не предупредив, отправился паломничать по святым местам и так странствовал целый год. А родные тем временем сходили с ума от безызвестности.

Естественно, что малолетнему паломнику крепко влетело после возвращения домой, но он не оставил мыслей о том, чтобы посвятить жизнь Христу: «Всё моё желание от юности было молиться Богу, а намерение – идти по святым местам», – будет вспоминать праведный старец в почтенном возрасте.

Отец не разделял стремлений сына, и, очевидно, устав переубеждать, выделил Павлу, как младшему, часть наследства, разрешив распоряжаться им по своему усмотрению.

Время не сохранило информацию о том, в каких обителях побывал молодой человек, но известно, что его паломничество продлилось 10 лет.

На тот момент юноше исполнилось 25 лет, и он совершил очередной, по мнению общества, совершенно опрометчивый и необъяснимый поступок – получив колоссальные по тем временам средства, Павел, как первые христиане, раздает их нищим. Вдобавок – дает вольную всем своим крепостным. После этого с чистой совестью он отправился по святым местам. Время не сохранило информацию о том, в каких обителях побывал молодой человек, но известно, что его паломничество продлилось 10 лет.

Надо отметить, что особую любовь Павел Таганрогский питал к Свято-Успенской Почаевской Лавре: «Кто в Киеве будет, а Почаев минует, тот и в Киеве не будет», – подчеркивал он. В те времена странствия по Российской империи были непростыми даже для богатых людей. Простые странники преимущественно ходили пешком, в лучшем случае – подъезжали на телегах в обозах других таких же; ели что Бог пошлет, ночевали где придётся.

Такая жизнь закаляла и крепила, поэтому, когда через 10 лет странствий Павел Стожков появился в маленьком городке на берегу Азовского моря – Таганроге, – никто не узнал в коренастом загорелом бородатом мужчине с мягким малороссийским говором дворянина. В городе он прослыл чудаком: снимал домик в Депальдовском переулке, работал грузчиком, но, в отличии от своих коллег, не пил ни капли, трудился на совесть и стоило зазвучать благовесту с колокольни, – оставлял всю работу и бежал на службу.

Он вел настолько поразительно праведную жизнь, что вскоре о странном грузчике заговорили во всем Таганроге.

Павел сам любил зажигать лампады и вытирать иконы – всегда носил с собой маленькую скамеечку и белое полотенце. Практически весь свой скромный заработок мужчина жертвовал на храм и вел настолько поразительно праведную жизнь, что вскоре о странном грузчике заговорили во всем Таганроге.

Что привлекало в нем людей – сказать достаточно сложно. Он не был юродивым или блаженным в классическом смысле, не был больным, обладал ясным умом и не имитировал безумие. Тем более безумно и блаженно звучали его наставления в ожесточенном нравами и сердцами обществе – настолько простыми они были: не пропускать молитв и богослужений в храме, усердно поститься, жертвовать на церковь и стараться творить дела милосердия и добра.

Но при этом был крайне милосердным человеком и этому же учил всех, кто приходил к нему за советом.

Всех, кто знал Павла Павловича, привлекали в нем его ревностное благочестие, любовь к церковной службе, к молитве, а также потрясающее нестяжание: человек, которому часто жертвовали огромные по тому времени деньги, не оставлял себе ничего, все до последней копейки отдавая в храмы или бедным. Он неукоснительно соблюдал все посты, спал на деревянной лавке, положив под голову что-то из одежды, истово и много молился. Но при этом был крайне милосердным человеком и этому же учил всех, кто приходил к нему за советом.

Особенно любили чудаковатого грузчика заключенные, которых он часто посещал, принося милостыньку. Оцените степень доверия: узники даже передавали через него покаянные записки для священников. Для умерших заключенных он сам покупал гроб и все необходимое, готовя их к христианскому погребению, и сам молился за них.

Вскоре вокруг Пал Палыча, как он сам себя называл, образовалась настоящая община его последователей и учеников. Люди, видя усердие в молитве, почитании Церкви и праздников, стали обращаться к нему за советом, многие захотели подражать ему.

Между тем в скромном домишке в Депальдовском переулке образовался типичный монастырь в миру.

Нам, конечно, сложно представить юродивого, организовавшего обитель (с требованием беспрекословного послушания). Между тем в скромном домишке в Депальдовском переулке образовался типичный монастырь в миру. Кто-то испрашивал благословение жить в келье, люди семейные (купцы, мещане, торговцы) продолжали трудиться и жить в своих семьях – старец с любовью их окормлял долгие годы, показывая пример покаянного подвига в миру. Павел Павлович был очень строг и к себе, и к тем, кто находился рядом с ним. В духовной жизни не бывает мелочей, считал он.

Кстати, я не ошиблась, назвав 50-летнего мужчину старцем – Господь действительно благословил Своего праведника даром прозорливости. Очевидцы рассказывали, что он знал наперед, в чем именно должен каяться пришедший к нему собеседник. Кого-то ругал прилюдно, даже мог ударить палкой, других наставлял тихо и ласково. Часто в присутствии посетителя набрасывался на своего послушника, громко укоряя его за какой-то грех. Тот лишь виновато пожимал плечами и просил прощения, а гость сгорал от стыда, понимая, что речь о его собственном прегрешении. К Павлу Павловичу зачастую обращались за помощью и в болезни, когда врачи умывали руки.

Келья блаженного Павла Таганрогского. Переулок Депальдовский (ныне Тургеневский), 82.Фото: pravoslavie.ru

Современники блаженного старца вспоминали, как однажды к нему приехал мужчина, у которого дома от онкологии умирала жена. Услышав о необычном чудотворце, бедолага поехал в Таганрог с последней надеждой, но только-только отворил дверь кельи, как получил от старца увесистый удар палкой по голове. «Чего приехал?! – закричал Пал Палыч. – Твоя жена тебе дома уже вареников наварила». Ничего не поняв и вконец разозлившись, мужчина отправился домой. Каким же было его потрясение, когда дома его встретила бодрая и совершенно здоровая жена с миской вареников.

Скромному иеромонаху Дамиану, однажды пришедшему к нему за советом, таганрогский старец предсказал, что он со временем станет великим человеком: «таким, шо больше й буть не може». Спустя много лет Дамиан (Касатос) действительно стал «великим человеком» – Патриархом Иерусалимским. И таких случаев – великое множество.

До последних дней старец оставался деятельным и активным, живым, подавая собственным поведением пример для всех, кто знал его. Так, уже в почтенном возрасте, он лично носил вверх по лесам кирпичи во время достройки приделов Успенского собора в Таганроге.

Говорят, праведный Иоанн Кронштадский приветствовал Павла Павловича словами: «Здравствуй, столпе от земли до неба». Старец отвечал ему: «Здравствуй и ты, солнце от запада на восток».

Весной 1879 года блаженного посетил праведный Иоанн Кронштадтский. Современники свидетельствовали, что он приветствовал Павла Павловича словами: «Здравствуй, столпе от земли до неба». Старец отвечал ему: «Здравствуй и ты, солнце от запада на восток». По сей день в келии Павла Таганрогского сохранились иконы, освященные святым Иоанном.

О святости старца еще больше заговорили после его праведной кончины в 1879 году. Так сбылись ещё одни его слова: «Хоч я и умру, а мое мисце не останеться пустым… Мий куст николы не буде пуст». 

Накануне смерти Павел Павлович лично отдал распоряжения по поводу похорон, разослал приглашения на отпевание, причастился Святых Тайн. В последние дни он был очень радостным и напевал: «Понесли Павла в могилу, а с могилы – да в собор». Те, кто находился рядом с праведным старцем, вспоминали о ярком сиянии и необыкновенно счастливом выражении его лица после смерти.

В погожий день на ясном небе вокруг солнца, стоявшего в зените над Никольским храмом, внезапно образовалась радуга.

Прославление старца Павла Таганрогского в лике местночтимых святых состоялось 20 июня 1999 года. В этот день его мощи были торжественно перенесены в Свято-Никольский храм Таганрога, тогда и вспомнили о странной песенке Пал Палыча. Торжество сопровождалось чудесными природными явлениями, длившимися больше часа и засвидетельствованными СМИ: в погожий день на ясном небе вокруг солнца, стоявшего в зените над Никольским храмом, внезапно образовалась радуга, а над местом, где проходили торжества, сложился крест из облаков.

Вы спросите: а откуда взялась такая фамильярщина – «Пал Палыч, рятуй!» – ко святому? И вправду, мы привыкли взывать ко святым угодникам с уважением, часто прибавляя и все церковные «титулы»: святая блаженная Матроно, святый великомучениче и целителю Пантелеймоне. Из уст в уста верующие передают рассказ о случае, когда появилось это простое обращение. 

Однажды к старцу пришли двое путников, которые совершили паломничество в Иерусалим. Тот попросил рассказать, как они переплывали Черное море. Оказалось, что на обратном пути разыгрался шторм. Паломники стали призывать Бога и всех святых. «Пал Палыч, рятуй!» – вскричали они, вспомнив о праведном старце. В какой-то момент перед перепуганными людьми появился сам блаженный Павел: в светлых одеждах, со знакомым им посохом в руке он прошел по палубе судна. После этого шторм утих, а паломники отправились в Таганрог, чтобы поблагодарить старца за свое спасение. Тот велел им молчать об этом случае, пока он жив, и рассказать обо всем лишь после его смерти. Так и случилось.

А вот несколько наставлений Павла Таганрогского, надо сказать, с конца ХІХ века ничуть не утратившие актуальности, напротив – особенно ярко звучащие в контексте последних событий в мире и в нашей стране:

  • Молись крепко и настойчиво. Скверное чувство станет тебе подсказывать, что эта молитва не искренняя, что полна сомнений, а ты все-таки молись; сделаешь что дурное, не падай духом и молись, ведь кто же тебе в этом помочь может? Какой человек? Никто, как Бог, и ты Ему молись, молись и всегда молись. У него и правда вечная, и сила несокрушимая!
  • Всегда молиться Богу. Искать утешение и наслаждение в молитве. Ради молитвы оставлять и сон, и еду. Молитвенное бодрствование считать самым благодатным временем.
  • Выше всех жертв почитать Бескровную Жертву, приносимую в храмах за грехи наши по установлению Господа нашего Иисуса Христа.
  • Возлюбить чистоту душевную паче телесной, стремиться к ней всеми силами души и поддерживать её неослабно добрыми делами, трудами и молитвами.
  • Будь добрым ревнителем Православия! От апостолов и доныне Церковь сия стоит и, несмотря на слабости и пастырей, и паствы, она свята и, кроме как в ней, нигде нет истины.

Мне остается добавить, что в том паломничестве мы взывали «Пал Палыч, рятуй!» часто. И каждый раз помощь приходила так, будто святой праведный старец стоял рядом и крепкой рукой таганрогского грузчика сам решал наши проблемы.

И ещё: когда в 1892 году в Таганроге распространилась холера, и число смертей приблизилось к тысяче, на могиле старца Павла был отслужен молебен. Сразу после этого моровое поветрие прекратилось.

Пал Палыч, рятуй!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Помог ли вам карантин правильно провести Великий пост?
да, я остро осознал, насколько мы смертны
25%
нет, новости и паника постоянно отвлекают от молитвы
32%
внешние события не должны влиять на духовную жизнь
42%
Всего проголосовало: 317

Архив

Система Orphus