5 воскресений Великого поста

Фото: mk-hram.ru

Четыредесятница – особая часть богослужебного года и каждое воскресенье Великого поста имеет своё особое смысловое наполнение.

Великий пост – не просто покаянная пора, стимулирующая нас к напряжению духовных сил, посильной аскезе и максимально частой исповеди. Церковь видит в Великом посту период цельный, имеющий ясную идею и обладающий внутренней логикой. Четыредесятница – это путь от изгнания из рая к воскресению Христову, от смерти душевной в разлучении души и Бога, к воскресению с Христом в опыте соприкосновения с живой реальностью Его Царства.

В этой связи воскресенья Великого поста также имеют своё смысловое наполнение.

Воскресение первое

Икона «Торжество Православия» (фрагмент: Императрица Феодора и император Михаил III). Византия, первая половина XV века. Фото: ru.wikipedia.org

Празднование в первое воскресенье поста Торжества Православия имеет сугубо историческую основу. В 843 году празднование победы Церкви над иконоборческой ересью пришлось как раз на первое воскресенье Великого поста. Впрочем, в реалиях сегодняшнего дня, событие, имевшее место в IX веке, предстает в особом свете: Церковь ведь победила не просто ересь, Церковь вышла победительницей из многолетнего конфликта с государственной властью, сделавшей иконоборчество, по сути, государственной идеологией.

Согласитесь, начало Великого поста – самое время вспомнить о том, как Церковь не позволила власти диктовать условия, как ей верить. Примечательно и евангельское зачало, читающееся в этот день на литургии. В нём Христос характеризует Нафанаила, говоря: «вот истинный израильтянин, в котором не лукавства». Торжество Православия – праздник Церкви, торжество избранного народа Божия – нового Израиля, и в этот день Церковь предлагает нам нравственный критерий принадлежности к этому народу. Таким образом, праздник Торжества Православия раскрывается ещё и на личном уровне: победа над грехом – Торжество Православия уже на личностном уровне.

Стоит ли напоминать, что первая неделя Великого поста – время, когда для этой победы мы тратим больше времени и сил, чем когда бы то ни было?

Воскресение второе

Григорий Палама. Фрагмент иконы. Фото: mgarsky-monastery.org

У дня памяти святителя Григория Паламы, приуроченного ко второму воскресенью Великого поста, также чисто историческая основа. Победа Григория в продолжительной полемике с Варлаамом Калабрийским, начавшейся с обсуждения исихастских практик и закончившейся спором о Божественных энергиях, была очень знаменательным событием.

В XIV веке, когда оживлённые богословские споры давно стали достоянием прошлого, а ереси уже не колебали основ, богословская полемика, закончившаяся двухкратным соборным осуждением одной из позиций и соборным же утверждением второй, была воспринята как второе Торжество Православия. Схожесть восприятия церковным сознанием событий IX и XIV веков предопределило посвящение второго воскресенья Великого поста памяти святителя, с чьим именем связано второе Торжество Православия.

Воскресение третье

Распятие. Фреска пещерной церкви Каранлык Килисе в Каппадокии. Терр. современной Турции. XI в. Фото: tsaarinikolai.com

Третье великопостное воскресенье (Крестопоклонное) относит нас к тому, с чего в первые века христианства начиналась Четыредесятница. К посту как форме подготовки оглашенных к таинству Крещения.

Древняя Церковь не знала крещения по требованию. Крещение было торжественным входом новообращённых в Церковь, а потому переживалось, как праздник конкретной церковной общины. Крестили в древности нечасто. Как правило – раз в год, либо накануне Пасхи, либо на саму Пасху. За сорок дней до этого оглашенные начинали поститься. Но поскольку и крещение переживалось всей общиной, и в подготовке к крещению оглашенных поддерживала вся община, со временем нормальным стало поститься всей общиной вместе с оглашенными. Это давало возможность и братьев по вере поддержать, и самим достойно к встрече праздника подготовиться. Поститься не всегда легко. Постный подвиг даётся с усилием, особенно если поститься нужно много дней.

Для духовной поддержки постящихся в третье воскресенье Поста Церковь предлагает для поклонения Крест Христов. Молитвословия этого воскресенья тоже посвящены Кресту, однако не столько крестным мукам Спасителя, сколько делу нашего спасения, совершённому на Кресте, и грядущему празднику Воскресения Христова.

Как в древности Церковь укрепляла оглашенных, разделяя с ними несение креста в постном подвиге, так и сейчас она укрепляет постящихся, напоминая о том, что Крестом был побеждён грех и с Крестом неразрывно связано Христово Воскресение.

Воскресения четвертое и пятое

Преподобный Иоанн Лествичник и его лествица духовная. Фото: lampada.in.ua

Четвёртое и пятое воскресенья Великого поста переключают наше внимание от воспоминаний, образов и символов к самой сути постного подвига – аскезе. Эти воскресенья последовательно посвящены преподобным Иоанну Лествичнику, изложившему подвижнический опыт в книге и Марии Египетской, воплотившей подвижнический идеал в жизни. Эти преподобные – совершенно разные люди.

Иоанн с юности жил строгой монашеской жизнью, а Мария всю молодость отдала греху, но основная часть жизни каждого из их прошла в подвиге. Иоанн свой подвиг облёк в словесную форму, дав возможность многим и многим стремящимся к спасению иметь руководство в аскетических трудах. Мария своим подвигом явила силу покаяния, которое, будучи положено в основу подвига, даёт ему возможность принести спасительный плод. 

*   *   *

Мы, христиане, тоже чрезвычайно разные, однако в Четыредесятницу всегда входим вместе. У каждого свой труд, свой подвиг и своё покаяние. Но каждый, в меру его веры, покаяния и труда, пожинает плоды своего, пусть малого и часто несовершенного, но всё же подвига.  

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Помог ли вам карантин правильно провести Великий пост?
да, я остро осознал, насколько мы смертны
25%
нет, новости и паника постоянно отвлекают от молитвы
33%
внешние события не должны влиять на духовную жизнь
42%
Всего проголосовало: 617

Архив

Система Orphus