34 валаамских мученика: высокая цена веры. Хватит ли средств у нас?

Фото: i.ytimg.com

В день памяти валаамских святых, поговорим о притеснениях христиан, повсеместно происходящих в наши дни. Церковь по-прежнему гонима. Что мы можем сделать для нее?

О святых преподобномучениках валаамских, память которых чтит Церковь 4 марта, известно не так много, правильнее было бы сказать – мизерно мало.

Мы знаем, что 34 преподобномученика Валаамской обители пострадали в XVI веке. «Преследуя православных корел (жителей Карелии, – примеч. авт.), отряд из новообращённых лютеран… по льду перешел с материка на остров и напал на монастырь. 20 февраля 1578 года 18 достоблаженных старцев и 16 послушников были мученически истреблены за твёрдость в православной вере», – сказано в житии святых.

Здесь же приводятся и их имена, сохранившиеся в синодике Васильевского монастыря с пометкой «побиты от немец на Валааме старцы и слуги»: священноинок Тит, схимонах Тихон, инок Геласий, инок Серий, инок Варлаам, инок Савва, инок Конон, инок Сильвестр, инок Киприан, инок Пимен, инок Иоанн, инок Самон, инок Иона, инок Давид, инок Корнилий, инок Нифонт, инок Афанасий, инок Серапион, инок Варлаам, послушники Афанасий, Антоний, Лука, Леонтий, Фома, Дионисий, Филипп, Игнатий, Василий, Пахомий, Василий, Феофил, Иоанн, Феодор, Иоанн.

Надо немного окунуться в историю, чтобы понять обстоятельства гибели насельников Валаамской обители.

Итак, почему шведы?

Усиление русско-шведского соперничества относится к середине XIII века. Еще в 1240 году Александр Невский в сражении на Неве не допустил продвижения шведов вглубь русских земель; на этот ратный подвиг князя благословил архиепископ Новгородский Спиридон. Военно-политическое соперничество Швеции и Руси продолжалось и впоследствии. Ореховецкий мирный договор несколько смягчил ситуацию, но ненадолго.

Уже в XVI веке русско-шведские отношения были далеки от добрососедских: постоянные стычки из-за рыбного и тюленьего промыслов зачастую заканчивались кровопролитием, в котором страдали мирные жители. Причина обострения конфликта между странами – установление прямых торговых связей России с Британией в обход Швеции как посредника. Роль последней постепенно сводилась к нулю, доходы страны падали, и шведский король Густав I решил исправить ситуацию путем открытого военного столкновения.

Карта острова Валаам и прилегающих к нему островов.  Издание «Валаамский монастырь и его подвижники». – СПб. : Валаамский монастырь, 1889. Фото: ru.wikipedia.org

Не последнюю роль сыграл и конфликт на Карельском перешейке – между двумя государствами постоянно велись споры из-за государственной границы в этом месте. Так, первым шагом стало нападение шведского отряда на Печенгский монастырь в 1554 году. В ответ на провокацию шведов царь Иван Грозный объявил Густаву I войну, которая стала своего рода прелюдией к масштабной и затяжной Ливонской войне.

К этому времени в Швеции уже прочно укоренилось лютеранское вероучение. Политические неурядицы только усиливали фанатичную ненависть новообращенных лютеран к православным. На занятых землях продолжалось искоренение православия: жестоко уничтожались не только мирные жители, но и храмы, и монастыри. В 1570 году началась война со шведским королем Юханом III, получившая название «долгой ненависти». Так, главнокомандующий шведскими войсками в Карелии Герман Флеминг придерживался тактики выжженной земли, полностью уничтожая на своем пути все дома и убивая всех людей.

В Кирьяжском погосте регулярные войска вместе с добровольцами (таких было много, поскольку грабежи мирного населения приносили большую добычу) сожгли центральную слободу, две церкви и монастырь на о. Каннансаари. Мирные жители пытались скрыться на островах, но шведы захватили лодки и прочесали все окрестности.

«Во время большой войны шведы сожгли много домов и убили много людей, – записал со слов местных жителей собиратель народных преданий Т. Швиндт. – Шведы шли на судах вдоль берега и разоряли все подряд. Высаживались на берегу, заходили вглубь деревень, все жгли, уничтожали, возвращались на корабли и шли дальше. Об этом рассказали беглецы с Куркиниеми. Разорение было настолько жестоким, что из всей деревни остались в живых лишь один человек и одна корова. Этот человека звали Вепся. Он ушел в чащу, натерев хвоей ноги, чтобы собаки не взяли след. Скрывался там на лесном озере».

Валаамский монастырь в конце XVIII века. Фото: ru.wikipedia.org

Православные монахи предпочитали принять смерть в стенах родной обители. Так случилось уже известное нам побоище на Валааме. К слову, в начале XVI века на архипелаге жили около 600 иноков, но неоднократные нападения шведов, которые, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), «пылали ещё фанатическим пристрастием к своей лишь родившейся вере», привели к запустению благодатного острова и появлению еще одного сонма святых. На Валааме, писал святитель Игнатий, «нет камня, который не был запечатлён кровью подвижническою».

Казалось бы, со времени тех кровопролитных войн прошло много лет. Давно пали империи, груз векового опыта навеки схоронил прах тиранов и гонителей – римских, азиатских, советских. На дворе ХХІ столетие, иные люди, иные нравы, но упрямые факты доказывают: ничего не изменилось – меняются только исторические декорации.

История Церкви знает множество случаев, когда верные беззаветно, безропотно и смиренно отдавали жизнь за свои убеждения, начиная от первомучеников Империи, сложивших головы на арене Колизея и римских улицах, – и до новомучеников и исповедников нашего времени. В мученическом сонме – тысячи имен, а сколько их еще не открыто – одному Богу ведомо. И это число, как показывает время, увеличивается.

Жуткие факты: преследования христиан в некоторых регионах мира практически достигает уровня геноцида по классификации ООН, – подтверждается в исследовании, проведенном в 2019 году по распоряжению министерства иностранных дел Великобритании (исследование не затронуло Европу, включая постсоветские страны, Австралию, США и Канаду, коснувшись лишь Ближнего Востока, Северной Африки, Азии и Латинской Америки).

Тем не менее, обнародованные данные ужасают: в промежуточном докладе, составленном комиссией под руководством Филиппа Маунтстивена, говорится, что каждый третий человек на планете оказывается жертвой преследований на религиозной почве.

Сегодня 215 миллионов наших собратьев по всему миру живут в странах, где уровень преследований христиан достигает максимального.

Этот же доклад называет христиан наиболее преследуемой категорией верующих. «Данные исследования указывают не только на то, что христиан преследуют во все большем количестве стран, но также на все более жестокий характер гонений», – говорит Филип Маунтстивен.

Сегодня 215 миллионов наших собратьев по всему миру живут в странах, где уровень преследований достигает максимального. На первом месте в списке стран, преследующих христиан – Северная Корея. Следующие в антирейтинге – Афганистан, Сомали, Судан, Ливия, Ирак и Иран. Самым опасным континентом для христиан остается Африка, однако, как отмечается в докладе правозащитников, «религиозный национализм» в отношении христиан усиливается в Юго-Восточной Азии.

Обеспокоенность также вызывают Индия и Пакистан: 168 церквей в этих странах подверглись нападениям или были закрыты, а 110 христиан (из 1922 во всем мире) по сей день находятся в заключении.

В период с ноября 2016 года по октябрь 2017 года по меньшей мере 3066 людей, исповедующих христианство, были убиты за свою веру. В то же время политкорректный социум почему-то старательно не замечает этого: даже страшные теракты с множеством жертв не получают достаточного освещения в СМИ. На Западе предпочитают не замечать «глобальной войны», развернувшейся в последние годы против христиан всего мира – «Easter worshippers» («празднователей Пасхи»). За этим нелепым лингвистическим выпадом лидеров демократической партии США – впечатляющие цифры: преследованиям на данный момент подвергаются примерно 245 миллионов христиан в 50 странах – это на 30 миллионов больше по сравнению с прошлым годом.

Валаамский монастырь. Фото конца XIX века.

Вернемся к житию преподобномучеников. В XIX веке один из иноков близ пустыни игумена Назария на Валааме сподобился увидеть удивительную картину: неведомые ему монахи «шествовали в два ряда из залитой солнечным светом зелёной рощи и пели древним знаменным распевом погребальные молитвословия. Шли они, сложив руки на груди, образом же были пресветлы и очи имели кротости несказанной». Когда шествие приблизилось к иноку, он заметил, что «все черноризцы обрызганы кровью и покрыты ранами. Там, где прошли они, трава оказалась не помятой. Они исчезли так же, как и явились, в зелёной чаще, причём тихие отголоски погребального напева долго носились в воздухе», – говорится в житии.

В августе 2000 года решением Юбилейного Архиерейского Собора 34 преподобномученика Валаамского монастыря причислены к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

*   *   *

…Трудно спорить, что в какой-то степени вера в Христа строится на готовности принести себя в жертву. «Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас», – передает нам евангелист Иоанн слова Спасителя. И если во времена становления Церкви притеснения и гонения на христиан можно было хоть как-то объяснить, то что же происходит сейчас – кому мешают исповедующие имя Христово?

В большинстве случаев агрессии против христиан, приведенных в упомянутом докладе, – противоборствующая сторона – это радикальные исламисты. «Братья-мусульмане», «Боко Харам», «Исламское государство», «Аль-Каида», «Хезболла» – перечень структур, взявших на себя ответственность за самые громкие и кровавые убийства христиан, можно продолжать. Бесчеловечные поступки представителей этих организаций можно объяснить, наверное, только тезисами их идеологии.

Только от нас зависит, кем мы станем по прошествии лет, и какой плод принесем Сеятелю.

Что может противопоставить православие? Какие уроки мы можем вынести из этих событий? И главное – чему нас учат примеры жизни и смерти святых, подобных валаамским преподобномученикам, ведь их гонители и убийцы тоже объясняли свои зверства верой?

Шахиды, в последнее время повсеместно отправляющие себя к Аллаху в людных местах, уносят множество невинных жизней, заявляя, при этом, что они совершают мученический подвиг. Но насколько поразительной является разница между человеком, который отдает свою жизнь за веру, и человеком, отнимающим чужие жизни во имя идеи борьбы с неверными. В первом случае – им движет любовь ко Христу, во втором – ненависть к людям. В этом, наверное, и есть отличие воинствующего «мученичества» фанатиков и жертвенного подвига христианских мучеников. Их святая кровь, по слову Тертуллиана, стала семенем Церкви. Мы – всходы на поле, засеянном этими семенами. И только от нас зависит, кем мы станем по прошествии лет, и какой плод принесем Сеятелю.

«Живем ли – для Господа живем; умираем ли – для Господа умираем», – сказал апостол. Это было почти 2 тысячи лет тому назад, но значит ли это, что для Церкви прошли времена мученичества и исповедничества?

Сейчас, как никогда, цена возможности исповедания православия незаметно увеличивается с каждым днем. И благодарение Господу, что наша страна пока не самый яркий пример этого. Но и каждому из нас, называя себя православным христианином, следует взвешивать: «Смогу ли я ее заплатить эту дорогую цену в случае необходимости? Хватит ли у меня мужества, смелости, а главное, хватит ли у меня веры, чтобы, если будет нужно, пойти на смерть ради Христа?»

Думаю, что, опять же, для большинства из нас это – пока что вопрос без ответа.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Есть ли смысл карантинных ограничений в храмах после пуска транспорта?
да, лишняя предосторожность не помешает
15%
нет, это просто нелепо
49%
дело вообще не в смысле, это вопрос политический
36%
Всего проголосовало: 288

Архив

Система Orphus